Самоизоляция, день пятый или никто не хочет и думать о том, пока Титаник плывёт

Бассейн закрыт, потому что пандемия. Слыхали?

Здесь в Сантьяго мы запломбировались на неопределённый срок и переживаем событие века. Пьём вино без конца и разговариваем о том, на что это похоже. Для внутреннего баланса и спокойствия советуют записывать содержание мозговых процессов, чем я и занимаюсь в свободное от работы время.

Мы будто оказались в затянувшемся круизе: ни один порт не принимает, но продуктов, выпивки и стационарных развлечений хватает. Говорят, пандемия — событие сродни Мировым войнам: о нём наши дети будут рассказывать своим внукам, мол, дичь дикая была, с трудом помню, но поучаствовал. Немаловероятно, что этот самый пост сын будет расшаривать в неотвиттере будущего, как я шарю истории своей крёстной о тяжеленном сталинском прошлом.

Наш круизный лайнер тихо плывёт по волнам, из колонок играет тихий джаз где-то там идёт война и гибнут люди. За капитанским столом говорят о комендантском часе, но это её не точно. Да мы и на работу-то не ходим. Пополняем бокалы, заказываем деликатесы онлайн, толстеем и расстраиваемся, что бассейн закрыли. Вечерами смотрим на закат, до глубокой ночи изучаем интернет, восход пропускаем. Спим пока ребёнок не разбудит, со всех сторон слушаем важные и срочные сообщения из капитанской рубки, осуждаем, обсуждаем, рассуждаем, куда этот Титаник двинет дальше.

Купили через группу в соцсети пять литров спиртового геля, протёрли все поверхности и дверные ручки. Для этого пришлось совершить поездку на Uber Comfort. В следующий раз воспользуемся услугами службы доставки любых товаров отовсюду. Оставляем всем курьерам на чай в тройном размере за хлопоты. Курьеров перестали впускать в здание, снизу звоните консьерж и мы спускаемся на лифте, по одному человеку за раз, забираем готовые пакеты. Какая-то глупая женщина залезла к нам в лифт, хорошо, что с первого до шестого этажа дыхание задерживать не сложно. Такие всё же люди бывают бесчеловечные.

Частная школа шлёт видеозаписи: многоопытная британская учительница даёт задания, читает книги, объясняет сложные моменты. Они же прислали распечатки с учебными материалами: кипа бумаги с головоломками и средне-скучными математическими задачками. Видео смотреть школьник хочет, а с бумагами возиться не очень. В целом учиться дома, когда вместо одноклассников родители, хочет отнюдь не так, как делать игры в Scratch или играть в Terraria. Он давно прочитал все бумажные книги в квартире и скачивает по двести страниц платных детских текстов на Kindle каждый день. Иногда в каюту приносят еду из службы доставки. Отлично время проходит в круизе.

Я много думаю — ну правда, освободилось время для думок: не никуда добираться, не надо ни в кафе, ни в музеи ходить — мелю, варю, пью кофе дома, немного отжимаюсь, немного пишу в блог, стараюсь играть на фортепиано хоть час в день, передвигаю предметы туда-сюда в контексте уборки, рисую с ребёнком, читаю с ним, играю с ним в приставку, пью вино с сыром, женой и друзьями по видео.

Карма, наш успешный стартап, третий день показывает четырёхкратный прирост новых установок. Наш изначально построенный по удалённо-распределённой схеме бизнес не падает, не разваливается. С большой земли присылают статистику ежечасно. Это приятно, спасибо им там, помнят.

Выходили недавно на верхнюю палубу (газон перед домом), устроили небольшой пикник с печеньками — событие дня просто!

Спросил у гугла ‘Hey, Google what’s the news’ и из радиорубки полился контент с ужасающими смертями и паникой по всему свету — срочно вернулись к себе в каюту. Круиз продолжается.

Говорят, до ближайшего порта ещё несколько месяцев. Думаю, к сентябрю доберёмся. Что мы там увидим? Точно никто не знает, но пофилософствовать за бокалом вина — это мы любим. За время дальнего плавания будет прочитано немало книг, пройдено немало игр, мы отсидим свои попы и чужие головы, но постараемся сохранить приподнятое состояние духа, чего и вам советуем.

P.S.: Если вы думаете, что это «просто грипп», посмотрите на мой прогноз в позапрошлом посте, и сравните с сегодняшней трагичной статистикой, и сидите дома!

https://twitter.com/stas_kulesh/status/1241045576172666880?s=20

Ссылка на комментарии

Где лучше переживать пандемию?

Здесь в Сантьяго — мы застряли. С прошлой пятницы нарастает скорость развития событий вокруг вируса в мире, в Латинской Америке, в Чили, в Сантьяго и в нашем очень зыбком и свежеобразовавшемся круге, кружке даже, знакомств.

Около месяца назад мы прилетели в Чили. Чуть больше недели назад мы с группой слетевшихся со всего мира экспатов катались на винный фестиваль, и болтались там среди толпы, сидели на траве, обнимались, целовались при прощании. В прошлую пятницу нас пригласили на вечеринку в русско-украино-чилийскую компанию выпить вина, поесть и поболтать. В воскресенье мы с чешско-чилийской семьей гуляли по парку и собирали каштаны.

Парк тот уже закрыт для посещений, а в кондоминиуму, где мы пили вино, двадцатипятилетнюю девушку диагностировали Covid-19. Мы может в её любимом лифте кнопки нажимали пока к друзьям поднимались.

Covid-19 оказался гораздо ближе, чем мы думали.

В соседнем районе от маленькой частной школы, куда ходит наш сын, было зарегистрировано четыре случая заболевания коронавирусом, в другой частной школе: родители вернулись из Европы и опы. В понедельник наша маленькая частная школа закрылась, выполняя рекомендации муниципальных (не государственных!) властей.

Нынешнюю чилийскую власть принято ругать, мол, бесхребетные пустомели: ничего толком решить не могут, и всем наплевать на их указы и положения. И правда, первые активные контрпандемические действия организовали муниципалитеты. Они объявили о закрытии крупных торговых центов в своих районах, парков, рекомендовали школам закрыться, затеяли по ночам мыть антисептиками автобусные остановки и салоны общественного транспорта. В городе болтается около семи миллионов человек. Сантьяго — большой город.

Лас Кондес, Сантьяго

Во понедельник жена получила письмо, мол, Университет Чили тоже закрывается на две недели до лучших времён.

Позавчера Новозеландский МИД прислал нам несколько предупреждений, одно за другим: скоро закроют границу на въезд и может быть на выезд, поэтому, уважаемые граждане Новой Зеландии, свяжитесь скорее с авиалиниями, хватайте скорее билеты и летите скорее домой. Дома нам обещали карантин в случае симптомов коронавируса (одышка, температура, сухой кашель) и бесплатную привычную нам медицину.

Страна Чили закрыла свои границы вчера ночью.

Про революцию в Чили — две недели назад тут жгли библиотеки, станции метро, покрышки, мусор на улицах и разрисовывали баллончиками памятники — все забыли.

Сегодня днём мы получили новое письмо от государственной службы SafeTravel: COVID-19: Chile: Border measures and State of Catastrophe imposed.

https://twitter.com/stas_kulesh/status/1240343428258582528

Если вкратце, то ура! — выпускать пока выпускают. Но завтра страна президент объявит о том, что в Чили официально Катастрофическое состояние, и авиарейсов станет ещё меньше. Такое специальное положение позволит вводить карантин по всей стране и пользоваться военными силами, если нужно. Нам, гостям этой чудесной страны в это ебаное, чего скрывать, время, новозеландская государственная служба помощи соотечественникам за рубежом рекомендовала с военными и полицией не спорить: выполнять правила и спасаться кто как может.

Такие письма получаем, разумеется, не только мы, но и многие другие новозеландские путешественники по всему свету. Оттого вопрос «где лучше переживать пандемию?» не уникален.

Неопределённость душит, почти как сам коронавирус.

Знакомая семья возвращается в Новую Зеландию из Силиконовой долины. Знакомый художник с семьёй заперся в относительной глухой деревне, отменил все свои поездки в Европу и выставки по миру. Знакомые в Италии с тремя детьми в квартире уже больше недели, вечерами выходят побегать. Знакомые в Германии не могут попасть домой, потому что границы Дании закрыты, и самолёты больше не летают. Знакомые в Австралии достроили дом и с удовольствием в нём закроются — ну, только за стройматериалами будут, конечно, ездить!

У каждого свои аргументы, свои факты, веры, недоверия и заблуждения. Как быть лично нам? Интернет кричит COVID-19! Родственники переживают. Билеты в Буэнос-Айрес уже явно сгорели. Хозяин этой AirBnB квартиры переживает, что бизнес накроется, люди всё отменяют.

Визы у нас туристические, квартира съёмная, не всюду карточки наши кредитные принимают, ни льгот, ни бесплатной медицины, ни языка испанского…

С другой стороны, у нас есть какой-никакой пассивный доход от продукта, который будет скорее всего расти, ибо был создан для распределённых команд. Нам не надо ездить на метро и ходить на работу. Мы и без военного положения собирались жить в Сантьяго не меньше трёх месяцев. Визу туристическую можно продлить, да и, мы почти уверены, никаких нам штрафов не будет за нарушение визовых условий. Жить в Новой Зеландии будет негде (дом сдан до февраля) и заметно дороже. Круг общения там заметно шире, что в контексте пандемии, не плюс. Здесь есть терраса на крыше двадцатиэтажного дома, где можно по-тюремному бегать, если карантин. Там же есть бассейн, внизу ворота, консьерж, многослойная защита от случайных встреч. Медицинская система там меньше и, если окажется перегружена, то в очереди будем стоять как все. В Чили — пойдём в платную клинику за не очень большие деньги. Здесь приключение «Год в Чили» продолжается, а там, в Окленде, старое болото, откуда мы два года пытались вырваться.

Взвесив все за и против, мы решили остаться в Чили.

Сидим дома. Частная школа присылает уроки на каждый день, любимая учительница записывает видео. Ребёнок читает электронные книги. На каждый день мы составили расписание, которое — день второй! — пока соблюдается. Мама рисует спиртовыми фломастерами и смотрит по вечерам Narcos. Папа играет на цифровом фортепиано и работает ночами. Друзья и близкие звонят по видео-связи. Так будем жить.

Наблюдаю за людьми с высоты семнадцатого этажа — автобусы полупустые ходят, машин стало меньше, из десяти прохожих  — двое в защитных масках. Смога стало меньше.

Саньтяго, Чили

Из твиттера и официальных писем SafeTravel узнаю о новостях. Слежу за цифрами здесь и вам рекомендую.

Держу в курсе.
Ваше ебало ослиное.

Ссылка на комментарии

Почему важно сидеть дома во время пандемии коронавируса Covid-19

Здесь в Сантьяго-де-Чили тьма сгущается и, невзирая на ясное небо и комфортный температурный режим, повторяется многострадальный сценарий эпидемии коронавируса. Вчера закрыли школы. Думаю, скоро закроют авиасообщение, и через неделю где-то будем все сидеть дома. Революцию и протесты — здесь почти каждый день жгли баррикады и библиотеки, изрисовывали стены граффити, били полицейских (не наоборот) и в целом были весьма недовольны существующим строем — были поставлены на паузу и, можно сказать, что исчезли из новостей. Там теперь только коронавирус.

У нас отменились планы по исследованию Латинской Америки. Аргентина уже не принимает самолёты, то есть билеты в Буэнос-Айрес мы уже выбросили. Сегодня мы с хозяином AirBnB-квартиры попытаемся дозвониться до их службы поддержки и организовать жильё до июля. В самом сложном случае — сценарий Италии — мы вроде можем «встать и выйти», и вернуться в новозеландский или австралийский карантин. С визами чилийскими придётся повозиться, но этот вопрос лишь в апреле станет актуален.

Мы очень легко отделались: работа уже удалённая, ребёнок всего лишь один, есть какая-никакая подушка безопасности. Но всеобщая неопределённость и скорость, с которой развиваются события, очень хорошо подпитывают беспокойство.

“Stay safe. Stay home.”

Так я заканчиваю каждый звонок по работе теперь.

Почему надо сидеть дома? Потому что надо было учить математику в школе, если кратко.

Полагаю, что вирус очень многих научит думать, как привыкли думать владельцы стартапов: научит отличать линейный рост от степенного (экспоненциального). Регулярный стабильный рост — это то, что определяет успешность стартапа и вредность вируса.

Пока есть стабильный рост — стартап на пути к успеху. Космический корабль всё время ускоряется, летит всё быстрее и не сбивается с курса. Чем быстрее он ускоряется, тем быстрее пассажиры попадают к цели. Очень часто инвесторы видят потенциал именно в том, как быстро компания растёт, отсюда у них в голове появляется цифра о том, насколько большой эта компания может стать, и за сколько её можно будет продать.

С пандемией — та же история. Покажу в картинках.

Например, а нашем фантастическом мире, все стоят в одном длинном-длинном коридоре в одной длинной-длинной очереди, как бы на одной линии. Если первый человек заболел, то он сможет передать вирус лишь соседу впереди — количество недомогающих будет расти линейно. Это удобно показывать на линейной шкале, где каждому прошедшему дню соответствует количество заболевших. Такой сценарий обычному человеку сложно понять, представить и предсказать — простой таблицы умножения достаточно.

Однако, в реальности, мы отнюдь не стоим в очереди, а находимся в трёхмерном пространстве — болтаемся, как молекулы в воздухе, соприкасаемся, передаём вирус налево и направо, вверх и вниз. Так выходит, что каждый заболевший ухитряется заразить за день несколько человек. И на следующий день ситуация повторяется.

Для такой ситуации линейная шкала плохо работает. Как видите, зелёный график очень быстро улетает за границы видимости, и как бы ни о чём не говорит. Сколько будет заболевших на 9-ый день? Не видно.

Можно посмотреть на это значение, если сжать график по вертикали. Тут виден пугающий рост, но сложно вот так сразу в голове возвести одно число в дробную степень и навскидку оценить количество заболевших и, соответственно, риски для себя и своей семьи.

Очень часто в природе события развиваются в геометрической прогрессии. Поэтому математики придумали более удобный способ визуализации быстро-растущих процессов.

На логарифмической шкале каждый день соотносится не количеству заболевших, а скорости роста. Чем больше проходит времени, тем выше скорость. Если написать сколько при такой скорости будет больных, то получится примерно следующее.

Для Америки, например, это выглядит так (источник):

Здесь видно, что приблизительно каждые 10 дней, количество заболевших увеличивается приблизительно в 10 раз.

  • 1 марта было 100
  • 10 марта было 1000
  • 20 марта будет 10000
  • 30 марта будет 100000

К концу апреля (ещё через 30 дней), если не будут приняты меры, скорость не изменится, и количество заболевших будет «на три ноля больше»: 100000+000 — сто миллионов человек.

Такая модель чрезвычайно груба и не учитывает то самое сидение дома, с которого начался этот пост. Эта простая симуляция показывает, как такое банальное правило вкупе с другими мерами по увеличению социального дистанцирования сбивают наш летящий к погибели корабль.

Все страны, мало заболевших или много, проходят по одному и тому же сценарию стремительного роста инфицированных. Если собрать их траектории вместе, и положить на логарифмическую шкалу, то становится очевидно — чем раньше нация начала сидеть дома и изолировалась, тем меньше перегруз медицинской системы и меньше смертей.

Поэтому, пожалуйста, даже если вы молоды и нацелены на успех, и болезни вам нипочём, и свой личный шанс погибели вы рассчитали точно, и в целом с ним ОК, подумайте о других, близких и не очень согражданах — сидите дома.

Полезные ссылки по теме Covid–19

Coronavirus: Why You Must Act Now

Coronavirus tracked: the latest figures as the pandemic spreads

Видео на канале The Joe Rogan Experience

Ссылка на комментарии

Одно дело в год

Сантьяго, Чили

Здесь в Сантьяго я быстренько обновлю заброшенный уже было концепт. Много лет назад я сформулировал формулу, которая помогает двигаться по жизнь без особенного стресса для себя и окружающих. Суть метода заключается в том, чтобы позволять себе прокрастинировать сколько угодно, болтаться без дела, симулировать, экспериментировать, ошибаться — всё это ОК, если выполняется одна единственная цель в год.

Как в компьютерной игре, где сохраняться можно только иногда и в специально отведённых для этого местах — не важно, чем ты был занят в промежутке, важно, что ты добрался до чекпоинта; теперь можно продолжать проходить игру дальше с этого места даже, если свет моргнул.

Помогает следующее упражнение: опишите, начиная с прошлого года, что такого большого вы добились? Уверен, получится, что не зря всё это. Почти уверен, что настроение улучшится. Надеюсь, что появится вдохновление для будущих целей.

  • В 2020 я хочу выучить испанский и научиться зарабатывать на жизнь вне зависимости от местоположения на глобусе.
  • В 2019 году я хотел попробовать выскочить из благоприятного новозеландского пузыря, и мы всей семьёй уехали в Чили.
  • В 2018 году я хотел свой стартап (опять), и мы подняли с колен Карму.
  • В 2017 году я очень, очень, очень хотел перестать платить две ипотеки, а старый дом не продавался. Поэтому мы просидели почти всё время в Окленде. Дом продался, это было большое дело, очень скучное, но важное.
  • В 2016 году году я хотел найти хорошую школу для ребёнка, и мы переехали в детско-родительско-пенсионерский район. Купили второй дом.
  • В 2015 году я хотел избавиться от необходимости покупать и продавать автомобили, и стал снимать электромобиль. Потом продал и его, стал свободнее. Было много родительства: маленький ребёнок — это ужасно прекрасно.
  • В 2014 году я хотел, чтобы мои родители получили вид на жительство в Новой Зеландии, и они получили. Я паспорт в этом году получил.
  • В 2013 году я хотел стартап, и мы запустили «фэшн-инстаграм» Do You Like It? Он сдох, конечно, но мы научились.
  • В 2012 году я хотел семью — и у нас появился чудесный мальчик Лукас.
  • В 2011 году я хотел решить квартирный вопрос и купил в декабре дом.
  • В 2010 году я хотел открыть свою компанию и перестать ходить в чужой офис — так появилась Sliday
  • В 2009 году я хотел научиться работать в Новой Зеландии и выплатить большой долг, накопившийся после полугодового путешествия. Научился, выплатил.
  • В 2008 году я хотел получить вид на жительство в Новой Зеландии, и прокатиться по Азии — получил, уехал, как планировалось.
  • В 2007 году я хотел остаться в Новой Зеландии, разобраться с рабочей визой, разобраться с тем, как тут жить. Было жутко интересно и не очень сложно. Разобрался, остался.
  • В 2006 году я хотел поехать, попробовать пожить и поработать в Новую Зеландии — собрал $5570 и поехал, хули.
  • В 2005 году я хотел посмотреть, как оно вне России, и присутствуют ли там вообще разумные формы жизни. Полгода жил в провинциальном Китае.
  • А вот в 2004 году я ничего не хотел. Работал потихоньку, бегал от армии, съездил раз на Алтай, кажется, один раз в Бурмистрово. Родители, кажется, приезжали. А я думал, что нужно съезжать с квартиры на улице Академической 4 и ходил в гости к друзьям: Илье ‘Zepp’ Стахееву, который жил в конце той же улицы, к Диме ‘Spectator’ Смирнову, что через дорогу, Вале ‘Woobinda’ Мерзликину на Морском проспекте тогда обитал, кажется. Кофе мы пили в NYP-кофейне на том же Морском. Жизненное пространство и знакомства были замкнуты на аську, ЖЖ и Академгородок. В “городе”, в Новосибирске, я в 2004 году был всего лишь раз. Много курил, по ночам работал и играл в Mortal Combat, думал, что вот напишем мы нашу супер-игру и станем миллионерами. Игру написали, кстати.

На этом хронология больших целей заканчивается, можно сказать, что не было у меня каких-то больших желаний и целей до того периода. Было пущено всё на самотёк и как-то вяло тянулось. Период между активными студенческими годами и бесцельной молодостью в рамках Академгородка — это жизнь, затуманенная алкоголем, табаком, другими лёгкими наркотиками и инвертированным графиком сна, из которой помнится не очень много. Лишь блог хранит позор старины глубокой.

Это конец поста “Одно большое дело в год”. Резюме таково: чтобы не было грустно об ушедшем, я стараюсь планировать жёстко на один год вперёд одно большое дело. Если постепенно идти к цели, то в промежутках можно пинать балду и всячески отвлекаться. В отвлечениях прокачиваются хобби (например: пока делали Карму в 2018, я хотел вспомнить, как играть на фортепиано: купил цифровое пианино и осилил его до уровня третьего класса музыкальной школы.), в больших делах — фиксируется движение вперёд.

Ссылка на комментарии

Абьюзивные отношения с говном

Здесь в Сантьяго мы приземлились, не без труда вызвали нелегальный Убер, вписались в квартиру и тотчас разложили вещи из трёх с половиной чемоданов по шкафам и поверхностям. Сразу получился как бы дом. Мы будто опрыскали концентратом своего семейного запаха чужое гнездо — и стало наше.

Начну издалека. Когда-то давным давно, сразу после рождения ребёнка, семь лет назад то есть, мы жили в далёком углу нифига не премиального Западного Окленда, я работал из дома, партнёрка только-только вышла на работу с частичной занятостью, денег было мало, сна тоже мало, зато стресса и переживаний о том, куда это всё движется — много. Мебель в доме, стоит отметить, была вся попользованная, со вторичного рынка, так сказать, или дешёвая. Датские дизайнеры не просто так столетиями свой хлеб кушают — их гадски дорогие стулья отличаются не только ценой и качеством, но и удобством на них сидения. Икеи в Новой Зеландии нет (вроде будет в 2021), и новая дешёвая мебель делается из дерьма и палок. В результате — всё, на чём мы в рамках нашей пещеры спали, сидели, всё, за чем ели — доставляло лёгкий дискомфорт. Не отвратительно-ужасно, но, говоря языком стартапа, 4 из 10 по шкале «я бы посоветовал этот диван друзьям».

Ради какой-то мелочи, подарка знакомым, если я не ошибаюсь, мы оказались в мебельном магазине, заставленном прекрасной дизайнерской утварью. И вот жена видит жёлтый диван. Диван видит её. Жена вспоминает, как сейчас нелегко: маленький ребёнок, работа, муж-предприниматель с большими планами, но сравнительно скромными доходами, пост-родовая депрессия, просто депрессия, беспокойство — всё как-то нахлынуло. И привиделось ей, что всегда так будет: всегда будет временно, всегда вторяки, всегда неустроенно, всегда «потом», всегда для кого-то другого, а не для неё, всегда будет стрёмная мебель, а этот чудесный, новый жёлтый, свежий такой, многообещающий, по-настоящему комфортный, блистательный, экстраординарный, самый лучший во вселенной диван за пару тысяч — он достанется кому-то другому, кому в жизни больше повезло, кому меньше не повезло. Нахлынуло, и зарыдала мать моего ребёнка над бархатным дизайнерским диваном.

Мои чувства, глядя на всё это, были смешанные: умиление, удивление, сочувствие. Так вдвоём над диваном и всплакнули, и тотчас рассмеялись этакой глупости: из-за хлама какого-то слёзы лить! Диван сей момент купили с доставкой к двери. И жили с ним счастливо все эти годы.

Перед отъездом из Новой Зеландии в Чили, чтобы сдать пустой дом, и попробовать себя в амплуа рантье, мы обязаны были весь хлам раздать, распродать, выбросить — избавиться от него. Сказать говну прости и прощай. Всё, что было нажито за декаду в одном городе двумя взрослыми людьми с ребёнком — на каждый объект в отдельности нужно было строго посмотреть и решить его немедленную судьбу: на склад (за деньги), на свалку или к друзьям (если возьмут).

Тут-то и проявилось второе дно всех этих близких сердцу вещей.

Они начали вертеть нашими с ними отношениями, как девятнадцатилетние первокурсницы и первокурсники.

Говну было наплевать, сколько лет мы строили планы о том, чтобы уехать куда-то и покинуть его. Ему не было дела до того, сколько будет стоить его хранение, сколько возьмут грузчики, сколько нужно будет потратить пластика с пузырьками. Говно, не заботясь о наших чувствах совершенно, давило на жалость и подкидывало воспоминания вроде истории о жёлтом диване выше, свежие ещё картинки из прошлого, мол, помнишь, хозяин, «как было весело, помнишь, как было хорошо»? Типичные токсичные манипуляции, присущие абьюзивным отношениям, в которых одна сторона манипулирует другой.

Мы думали, что владеем жёлтым диваном. На деле, жёлтый диван был наш хан, бай, владыка и падишах.

Как жёлтый туман из повести Волкова, усыпил наше бдение и эгоистично перетянул одеяло на себя. И таких «диванов» оказался полный дом! Всех пришлось гнать поганой метлой ради идеи освобождения от мещанского, «вещанского» гнёта.

В конце стало намного легче. За день до вылета в Южную Америку, у порога стояли наполненные под завязку ёмкости-чемоданы с самым необходимым, элитарным, концентрированным говном. Мы стали немного свободнее и чуточку счастливее.

Ссылка на комментарии