США ≈ НЗ

nz_ohakune_old_coach_rd_IMG_2023-Edit

Здесь в Окленде я с огромным трудом дочитываю книгу «Живут же люди». Не подумайте, написано легко, в непринуждённом блогоподобном формате, проблема не в этом. Жутко скучно читать, как всё устроено в США, поскольку точно так обстоят дела в Новой Зеландии.

Конечно, там свои штуки с медициной, образованием, законами и оружием, но в остальном — калька. То ли здесь строили общество с оглядкой на самую демократическую самую страну, то ли и США, и Новая Зеландия с Австралией воспитаны Британской империей — не берусь судить, уж слишком размыта и обширна тема. Однако, факт остаётся фактом: если в нижеприведённых отрывках из книги заменить «американский» на «новозеландский», смысл не изменится ни на йоту.

Итак, начнём. Я не буду мучить тексты автора автозаменой. Просто поверьте мне на слово (или поищите в блоге посты на соответствующие темы) — в Новой Зеландии всё обстоит точно так, как в представленных фрагментах. Сие не плохо, и не хорошо, но вот как-то так: в сравнении познано.

Признаюсь, я уже не всегда вижу контраст между стилями жизни в Новой Зеландии/США и, скажем, России. Многое после шести лет жизни тут выглядит, как «ну, да, разумеется, а разве может быть иначе?» — ко всему привыкаешь. Оттого не гарантирую, что выбрал самые удивительные и впечатляющие примеры с точки зрения российского жителя.

Бебиситтер – первый воспитатель и первая работа

Главная проблема новоиспеченных американских родителей в том, что в стране практически полностью отсутствует такой социальный институт, как бабушки и дедушки – в российском понимании их роли. Конечно, здесь есть бабушки и дедушки, но они в подавляющем большинстве случаев живут отдельно, зачастую в других городах и штатах. Они крайне редко живут с молодыми родителями, которые в свое время сами с радостью уехали из родительских домов, и уж тем более они не живут с внуками и внучками.

В подавляющем большинстве случаев на каком-то этапе поколения одной семьи начинают быстро отдаляться друг от друга, терять связи и видеться только по большим праздникам несколько раз в году. К слову, одним из самых популярных объектов шуток в Америке являются матери, что частенько режет ухо человеку другой культуры. Шутки эти гораздо более грубые, чем, скажем, российские анекдоты о тещах. Есть традиционное начало: «Твоя мама такая толстая (худая, глупая, волосатая, уродливая, грязная и т. д.), что…» Вот самые безобидные примеры: «Твоя мама такая толстая, что ее видно на GPS», «Твоя мама такая уродливая, что даже слепые дети при виде ее начинают плакать», «У твоей мамы такой огромный рот, что она говорит со стереоэффектом», «Твоя мама как публичная библиотека – каждый может в нее войти» или «Твоя мама такая грязная, что террористы используют воду, в которой она моется, как химическое оружие».

Такие шутки есть и про других членов семьи, но мать – главный объект. Отражают они не столько неуважение к матери (мать здесь уважают не меньше, чем в России, есть даже национальный праздник – День матери), сколько определенную историческую провинциальность бытовой культуры США.

Как бы то ни было, американские бабушки и дедушки заняты своей собственной жизнью, часто путешествуют, еще чаще работают или просто отдыхают. Но им и в голову не придет брать на себя воспитание внуков, как, собственно, и родителям никогда не придет в голову просить их об этом. Это совсем не в традициях Америки, хотя новые иммигранты, возможно, начнут эти традиции постепенно менять. Так, многие семьи, переселившиеся из бывшего СССР или стран Азии, продолжают жить в США так же, как привыкли жить у себя на старой родине – большими семьями в одном доме, где несколько поколений проживает под одной крышей. Отчасти это вызвано многовековыми традициями, отчасти финансовыми соображениями и проблемами языковой и психологической адаптации к американской жизни, с которыми они сталкиваются.

Но пока, по крайней мере у большинства американцев, бабушки не играют роли воспитателей внуков и внучек. Поэтому, как только американский ребенок немного подрастает, его родители, как правило, начинают искать так называемых бебиситтеров, то есть подростков, которые за минимальную плату соглашаются сидеть с чужими малышами. Поиски бебиситтеров – важная часть жизни молодой американской семьи с детьми. В США законы запрещают оставлять ребенка дома без присмотра до определенного возраста – в некоторых штатах этот возраст может составлять двенадцать или тринадцать лет. Поэтому, если родители захотят сходить в ресторан, кино или в гости на пару часов, им все равно нужен бебиситтер. Если же родители оставят ребенка дома одного и с ним что-то случится, им может грозить серьезное уголовное преследование.

Примечание: В Новой Зеландии по закону нельзя оставлять ребёнка до 14 лет одного дома.

Чтобы полнее описать ситуацию, могу также добавить, что в США есть еще «ситтеры», которые сидят с домашними животными, кроме того, немало людей подрабатывают хаусситтерами, то есть следят за домами, пока хозяева находятся в длительных поездках. Дело в том, что здесь есть категория людей, которые не желают сдавать свое жилье в аренду, даже когда уезжают из него далеко и надолго, хотя большинство американцев легко сдают на время отъезда свои дома, причем со всеми вещами. Разумеется, сначала они хорошенько выясняют, что за люди собираются снять у них дом, а потом заключают длинный и подробный контракт, написанный для них юристом. В США вполне принято сдавать в аренду часть дома или квартиры, с тем чтобы арендная плата жильца помогала хозяевам выплачивать банковский кредит. Даже в домах, где все квартиры маленькие – студии или однокомнатные – и сдаются в аренду, часто можно увидеть объявления о поиске соседа, который согласился бы жить с вами в одной комнате и делить расходы пополам. Это типичный студенческий вариант, хотя я знаю и разнополые пары, которые так начали вместе жить ради экономии средств на квартиру.

Примечание: Бóльшую часть времени жизни в Новой Зеланидии я провёл именно в режиме «флетмейтства». Снимать жильё с кем-то пока нет обязательств вроде семьи и детей не только дешевле, но и веселее.

Свободное время юного американца

Одной из главных проблем американских родителей является организация свободного времени ребенка. Жилищная структура Америки, планировка ее пригородов и провинциальных городков подразумевает полное отсутствие дворов в российском понимании этого слова. Когда американская мама говорит ребенку «пойди поиграй на улице», она имеет в виду собственный дворик позади дома. И не больше. Выходить за его пределы нельзя – во-первых, там начинается чужая частная собственность или расположена дорога, во-вторых, американская мама никогда не разрешит своему ребенку просто гулять на улице без присмотра взрослых, а в-третьих, все равно ребенку будет невозможно найти себе компанию свертстников для игр. В нашем детстве, особенно в больших городах, мы все гуляли во дворах под окнами наших квартир, откуда на нас изредка поглядывали родители. В Америке дворов нет, нет и дворовых компаний. Это полностью меняет саму концепцию гуляния для американского ребенка.

Его свободное время, как правило, жестко спланировано и организовано родителями. Он знает, что, скажем, в следующие выходные пойдет в гости к однокласснику, через выходные у других школьных друзей организуется детская вечеринка с ночевкой, а в третьи выходные к нему домой привезут двух его приятелей и они будут играть до позднего вечера, купаться в бассейне и вместе смотреть телевизор. Все организовано, согласовано и оговорено родителями – ведь это и их расписание на выходные тоже. Школьный округ, где живут одноклассники, зачастую достаточно велик, внутри него могут быть проложены скоростные дороги и шоссе, которые нельзя переходить пешеходам (в Америке закон запрещает пешеходам пересекать скоростные дороги под страхом уголовной отвественности). Как бы то ни было, самостоятельно ребенок передвигаться не может, его нужно возить к друзьям, что требует согласованных действий от родителей обоих детей. Очень редко – если повезет – друзья живут на одной и той же улице, тогда подростку разрешается сходить в гости самому, но и в этом случае сначала все обсуждается по телефону родителями.

Американские школы

Американская система образования – особенно в школе – не требует усвоения большего объема знаний. Конечно, и здесь есть немало вещей, которые надо просто выучить и запомнить, – от правописания и географии до арифметики и законов физики. Однако основные усилия все эти годы тратятся не на количество знаний, а на развитие умения мыслить, самостоятельности и творческого подхода.

Меня постоянно удивляло, как мои американские дети (кстати сказать, они были отличниками, то есть A-students) готовили домашнее задание. Полчаса с учебниками, а все остальное время идет работа над творческими проектами. Темы в большинстве обычных школ – самые невероятные: от доклада о быте узников Бухенвальда до написания юмористического рассказа из жизни овощей в холодильнике, от строительства миниатюрных садов Семирамиды до модели вулкана. Это мог быть доклад-представление об истории итальянской мафии или серия черно-белых фотографий, где была бы видна «игра теней»; расчеты оптимальных траекторий прыжка с трамплина для прыгунов разного веса и роста или история мировой цензуры и судьба запрещенных в разных странах книг; доклад о различных способах измерения времени, что требует от школьника конструирования то водяных, то солнечных, то песочных часов, или выпуск телевизионных новостей, где ученики исполняют все роли – диктора, продюсера, журналиста, художника, оператора, автора текстов. Проекты задаются по разным предметам, на подготовку отводится от нескольких дней до двух-трех месяцев. Поэтому, как правило, американский школьник работает над несколькими проектами сразу и учится, таким образом, определять приоритеты и распределять свое время.

Более того, поскольку все в классе получают (обычно придумывают сами, но в области, предложенной учителем) разные темы для проектов, то уроки проходят не скучно. Как правило, школьник должен самостоятельно определить источники информации, найти и взять, если надо, интервью у «экспертов», собрать базу данных, решить «материально-технические проблемы», например обеспечить фотоаппарат, видеокамеру, костюмы, необходимые детали. Конечно, это оборачивается головной болью для родителей – постоянно надо что-то покупать, возить детей в библиотеку, в музеи, театры или в парк для фотосъемок и т. д. Нам пришлось купить компьютеры, и дети часами сидели в своих комнатах и искали информацию в Интернете. В результате в доме скапливается целая коллекция всякой всячины, требовавшейся для прошлых проектов. Одних аквариумов у нас в подвале стояло четыре штуки плюс еще несколько разного размера клеток для мелких животных и птиц, какие-то театральные костюмы, химикаты, набор самодельной глиняной посуды, непонятные сооружения из дерева и пластмассы и даже большой картонный «стадион» для морских свинок.

Примечание: ниже просто, как мне показалось, забавный кусок.

Американцы считают русских очень умной нацией, но не могут понять, почему россияне не применят свой ум для обустройства собственной жизни и страны. Как это может быть – «Горе от ума»? Почему в России инженеры получают меньше официантов, а люди с нестандартным мышлением вызывают отторжение? Со своей стороны, россияне считают американцев, мягко говоря, не самыми умными, но не могут объяснить, почему именно они изобретают телефоны и компьютеры, получают самое большое количество Нобелевских премий, совершают революции то в одной, то в другой области знаний.

Высшее образование

Чему и как учат в унверситетах США

В США высшее образование делится на два этапа. Первый – получение степени бакалавра. Для этого, как правило, надо учиться три или четыре года, то есть набрать определенное количество академических часов и успешно сдать экзамены. Студенту нужно выбрать свою специализацию – от нее зависит набор предметов, который он должен взять. Выбор можно сделать сразу после поступления или до третьего курса. Поскольку над студентами не висит опасность призыва в армию, многие из них учатся не спеша, часто беря академические отпуска или набирая лишь часть академической нагрузки в каждый семестр.

Я встречал студентов, которые составляли расписание так, чтобы все занятия приходились на два дня в неделю. Конечно, учиться им приходилось с девяти утра до половины одиннадцатого вечера с коротким перерывом на обед, и последнюю двойную пару они проводили в неадекватном состоянии, лежа на парте в луже пролитого кофе. Но с другой стороны, за пять «выходных» дней они могли вдоволь отоспаться, повеселиться и благополучно забыть всю информацию, полученную за два дня неимоверных стараний. Часто подобное расписание устраивают себе не только сачки, но и работающие студенты и студенты-родители. В итоге 40 % студентов обычно получают диплом за четыре года, 60 % на это нужно не менее шести лет.

Помимо предметов по специальности необходимо прослушать обязательные для всех студентов курсы (например, историю и простейшую алгебру). Если студент еще не выбрал специальность или не уверен, чем он хочет заниматься, первые пару лет он может концентрироваться только на «общеобразовательных» предметах, чтобы избавиться от них на будущее. В подобных классах можно встретить студентов с разных факультетов – от биологии и фотографии до финансов и истории музыки. Многие предметы преподают разные профессора в разные дни недели, благодаря чему студент также может выбрать, какой класс лучше подходит к расписанию. Студенты не делятся на классы или группы, а учатся в общем потоке. На одной лекции (особенно если это обязательный для всех учащихся предмет) могут сидеть как «свежие» первокурсники, так и матерые четверокурсники, которые специально или по глупости оставили этот предмет на самый конец.

Второй этап образования – получение степени магистра, что требует поступления в магистерскую школу университета. Многие в США ограничиваются лишь получением степени бакалавра. Для получения магистерской степени, как правило, выбирается другой университет. Иногда между первой и второй фазой образования проходят годы. Обучение на магистра идет еще по крайней мере два года, после этого желающие могут пойти в аспирантуру и защитить диссертацию. В отличие от России тут требуется защита только одной диссертации, после чего человеку присваивается звание доктора философии. Защита, кстати, проходит в университете и представляет собой гораздо менее забюрократизированный процесс, чем в России. В целом можно сказать, что защитить диссертацию в США легче, но поступить в аспирантуру и написать диссертацию, готовую к защите, – гораздо трудней.

Примечание: в Новой Зеландии унивеситетов и абитуриентов, конечно, в десятки а то и сотни раз меньше, однако схема точно та же.

Жизнь в пригородах

Мечта послевоенной Америки была проста, но амбициозна – каждому человеку, включая детей, в доме должна отводиться своя комната. Плюс какое-то количество общих комнат – гостиная, кухня, столовая, гараж, чулан и т. д.

Но главное – каждому свою спальню! Наконец это стало возможным. В этих условиях американские семьи быстро обзаводились детьми, причем мало кто одним – обычно речь шла о двух-трех. Банки с удовольствием давали ссуды на покупку домов молодым и не очень молодым семьям. И сегодня в 98 % жилья в США приходится по одному человеку или меньше на каждую имеющуюся в доме комнату.

Америка быстро осваивала сельскую местность, строя там большое количество новых домов. Помните замечательную книгу Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Одноэтажная Америка»? Послевоенная Америка становилась двухэтажной, покрывшись миллионами двухэтажных домов, таковой она в значительной степени остается до сих пор. Американцы пришли к выводу, что двухэтажный дом в среднем вполне удовлетворяет их требованиям к комфорту, имеет наилучшее соотношение цены и качества, достаточно просторен, но при этом не становится слишком большой проблемой для семейного бюджета с точки зрения содержания и эксплуатации. К тому же в большинстве домов есть подвал или цокольный этаж – так называемый basement («бэйсмент»), который при некоторых финансовых вложениях легко превращался в жилое помещение в несколько комнат. При этом последствия переустройства совершенно незаметны снаружи дома, что позволяло миллионам американцев избегать увеличения налогов на недвижимость. Пригороды стали приобретать собственную, отличную от города инфраструктуру, а также свое характерное архитектурное обличье. В этих огромных по масштабам жилых районах не было небоскребов, железных дорог, метро или индустриальных объектов. Это и стало той самой сабурбией, в которой до сих пор живет подавляющее большинство американцев.

Другими словами, городскую жизнь, да и сами города США во второй половине ХХ в. поддерживали, не давая им умереть окончательно, малообеспеченные семьи, студенты, бездетные городские пары, представители сексуальных меньшинств, рабочие и безработные – так как именно в городах, а не в сабурбии, существовали приюты и ночлежки.

Примечание: так и в Новой Зеландии, люди предпочитают жить в домах с землёй. В тесных квартирах в центре нашего небольшого и по сути единственного города Окленда живут студенты, командировочные и недавно приехавшие из мегаполисов вроде Москвы или Шанхая свежие иммигранты. И я там жил, текилу пил.

Что такое «хороший район»?

Маленькие города, как правило, предоставляют гораздо лучшие условия для жизни людей, чем мегаполисы. Зачастую дома там дороже, а школы, дороги и больницы – лучше. Подавляющее большинство американцев живет в маленьких городах и пригородах крупных городов, и ничто на свете не заставит их переехать в Нью-Йорк или Чикаго, Лос-Анджелес или Вашингтон. В больших городах живут те, кто победней, или настоящие городские жители, чья система жизненных ценностей отличается от ценностей провинциалов. И те и другие с нескрываемой иронией смотрят друг на друга.

Примечание: тут, стоит заметить, что в проекции на Новую Зеландию речь скорее идёт о пригородах Окленда, нежели об отдалённых фермерских селениях на Южном Острове. То есть «маленькие города» ≈ пригороды Окленда. Напомню, что город у нас большой, размером с Москву (без недавно добавленных ебеней) по площади.

Что же означает хорошее местонахождение в американском смысле слова? Ни за что не догадаетесь! В первую очередь – что там расположены хорошие публичные школы. Они по большей части финансируются местным бюджетом, который, в свою очередь, формируется из местных налогов. Поэтому хорошие публичные школы, в частности, означают, что в данном районе живут сравнительно высокооплачиваемые семьи, платящие немалые налоги. В каждом городке и районе США должны быть публичные школы, и от их качества, репутации, уровня получаемого детьми образования, квалификации учителей и предлагаемого набора предметов в немалой степени зависит стоимость местного жилья, – другими словами, качество школьного округа прямо влияет на стоимость недвижимости.

Примечание: так и в Новой Зеландии — в оклендском районе Mt Eden средняя стоимость неновых домов больше миллиона долларов. Всё потому, что там, возможно, лучшие в городе школы.

Логика здесь проста: если родители имеют высшее образование, велика вероятность того, что они являются для детей неплохим примером. Они, скажем, вряд ли дерутся дома или напиваются до потери пульса на глазах у детей. Скорее всего, в доме есть книги, а то и целая библиотека. Значит, люди читают. Соседи с образованием, как правило, выписывают газеты и журналы, ходят в кино, театры и музеи, уделяют своим детям личное внимание и т. д. Здесь срабатывает своеобразный обратный эффект: чем больше родители занимаются своими детьми – помогают им с домашним заданием, ужинают всей семьей (а это важный показатель качества американской семейной жизни), берут их с собой, когда едут отдыхать, и т. п., – тем лучше эти дети учатся в школе, следовательно, тем выше средний уровень школы, так что ее учителя могут концентрироваться на содержании своих предметов, а не на дисциплине и наказании учеников.

Ученики в таких районах приходят в школы подготовленными, сделавшими уроки, прочитавшими книги. Более того, у них есть домашняя мотивация к учебе. И, что еще более важно, такие вещи в подобных школах носят массовый характер, то есть хорошо учащийся мальчик или девочка не чувствуют себя изгоями, лузерами, «ботаниками». Напротив, они – как все остальные, что крайне важно в подростковой среде. Все думают про университет или колледж в будущем. Все это в сумме помогает школам становиться хорошими, сильными, много дающими ученикам. А хорошие школы, в свою очередь, существенно облегчают выполнение родительских обязанностей, о чем может, наверное, рассказать любой родитель в любой стране мира. В результате – значительно поднимается цена на недвижимость, а район начинает считаться районом, «где хорошо растить детей».

Тупик – мечта американца

Есть еще одна особенность устройства американских пригородов, с которой я столкнулся сам. Называется эта особенность французским словом cul-de-sac, что дословно означает «дно сумки». Так в США уже много десятилетий именуют улицы, не имеющие сквозного проезда, иначе говоря, тупики. В США их огромное множество, и по мере роста автомобильного движения количество тупиков тоже росло. Многие районы страны в результате такой застройки напоминают крону дерева: есть ствол, то есть скоростное шоссе, от него отходят большие ветки, то есть главные улицы, от которых отходит множество небольших веток-улиц самой замысловатой конфигурации, и все они тупиковые.

Есть ряд особенностей жизни в тупиках. Выяснилось, что там гораздо выше социальная активность соседей, которые чувствуют себя полными хозяевами улицы и не только занимаются ее благоустройством и уборкой, но и общаются между собой больше, чем где-либо еще в пригородах. Очевидно, что эти улицы гораздо более безопасны с точки зрения уличной преступности, там заметно ниже число регистрируемых полицией взломов домов и краж с частных участков. Соответственно, дешевле стоит установка системы безопасности, да и сама система может быть попроще. Зачастую дома на таких улицах можно застраховать за меньшую сумму при том же наборе страховых бенефитов, как и у дома где-нибудь на большой улице. Логику страховщиков объяснил мне сотрудник крупной охранной компании, устанавливавший систему безопасности на мой дом, расположенный в тупике. Суть в том, что наибольшее количество взломов происходит в домах у проезжих дорог, где преступники могут легко скрыться в любом направлении и никто не обратит особого внимания на незнакомую машину. В тупике преступникам намного трудней. Тут не только их машина заметнее, но и уезжать им придется по той же улице, по которой они подъехали к дому, то есть шансы, что их увидит кто-то из соседей, вырастают вдвое.

Примечание: я сейчас, к примеру, так вот и живу в тупике: в «куль-де-сак». Тихо, спокойно, скучно.

В хороших районах люди рано ложатся спать и рано встают. В десять вечера рестораны, в том числе самые лучшие, уже закрыты. Закрыты также всякие боулинги и бары (если они есть в округе). Не факт, что работают рестораны быстрого обслуживания, типа McDonald’s или пиццерии. Открыты, как обычно, только заправочные станции, но и они не должны быть слишком близко к жилым районам.

Отличительным признаком этих мест является не только отсутствие активной социальной жизни, но и бросающееся в глаза отсутствие людей на улицах, вернее, отсутствие пешеходов. Более того, во многих хороших и дорогих районах в принципе нет такой вещи, как тротуар. Нечего, мол, ходить мимо наших домов кому попало. Иногда пробегут бегуны трусцой, пройдут собачники с целлофановыми пакетиками в руках для собирания какашек – и улицы опять пустынны на долгие часы. Особенно пусто на них вечером, после темноты.

В хороших жилых районах, как правило, висят знаки, сообщающие, что за безопасностью на улицах взаимно наблюдают соседи и созданные ими специальные группы в помощь полиции. Выглядит их деятельность не везде одинаково, но в одном можно быть уверенным – при малейшем подозрении кто-нибудь обязательно позвонит в полицию и она примчится довольно быстро (все-таки уважаемые налогоплательщики могут быть в опасности) в количестве не менее двух машин.

Примечание: конкретно у нас в районе Henderson такие знаки не висят, но где-нибудь в Remuera (вот тут я видео показывал недавно) или на Kohimarama, где мы с shader когда-то жили — обязательно присутствуют.

Любого чужака на таких улицах видно сразу. Если он идет пешком и при этом у него нет собаки и он не в спортивном костюме, или просто выглядит подозрительно, а то и вообще проходит мимо дома уже в третий раз – владельцы недвижимости сразу вызовут полицию, и прохожего проверят. Если чужак будет на машине нарезать круги по улицам микрорайона, реакция будет такая же. Если же он выйдет из машины, то выяснится, что припарковать ее практически негде. Хозяева любого дома в хорошем районе очень не любят, когда перед их домом стоит чужой автомобиль. Это просто неприемлемо. Они или начинают сами выяснять, что это за машина, или просто звонят в полицию – и дальше все идет по уже известному сценарию. То же происходит и в случае, если кто-то замечает незнакомую машину перед домом соседа, а самого соседа не видно. Конечно, сначала можно позвонить ему и узнать – вдруг к нему приехал гость. Но потом следует неизбежный звонок в полицию. Логика простая: у тех, кто живет на этой улице, есть гаражи и места для парковки машин под открытом небом где-то около дома, но уже на частной земле, то есть на участке. Если машина стоит на улице – это чужой. Значит – потенциальная опасность, на всякий случай надо позвонить в полицию.

Конечно, и здесь люди принимают гостей и устраивают вечеринки. Однако вечеринки всегда проходят так, что все понимают: в этом доме сегодня гости. Как правило, они бывают вечером, машин больше чем одна, хозяева ходят по участку, а из дома раздаются, например, музыка или детские голоса и звуки прыжков в бассейн, который всегда расположен позади дома. Часто перед проведением такой вечеринки ее хозяева информируют соседей о том, что она состоится в определенный день, например, рассылают листовки с информацией и заранее вешают небольшое объявление на углу улицы, перед поворотом в микрорайон. Вернее, не вешают, а втыкают в землю на металлическом или пластиковом штыре.

Квартира или дом. Покупка или аренда

Аренда для большинства американцев – явление скорее временное, нежели закономерное. Тем более что стоимость аренды часто равна сумме, которую надо было бы выплачивать банку за кредит при покупке жилья. Тут действует правило, которое вам легко объяснит любой агент по продаже недвижимости. Если человек планирует прожить в каком-то месте, городе или районе более семи лет, то лучше все-таки сразу купить недвижимость, даже с большим банковским кредитом, ибо в конечном счете это обойдется дешевле. Если же вы не уверены, что пробудете здесь больше семи лет, то рациональней всего жилье снять. Так выгоднее.

Примечание: В Окленде очень дорогое жильё. Иностранные граждане (в основном выходцы из небедной Азии) активно накручивают цены на недвижимость. Соседский дом в не самом хорошем районе сдаётся за 400NZD в неделю. Цены можно посмотреть на trademe.co.nz

Дом: место для жилья

Качество жизни в американской провинции в целом выше, чем в мегаполисах. Однако в провинции не встретишь особого архитектурного разнообразия – дома в сабурбии похожи один на другой. Если незаметно переместиться из пригорода одного большого города в пригород другого, никогда не догадаешься, что между ними сотни миль. Фильм «Ирония судьбы» легко мог быть снят про Америку. Мне кажется, есть два-три десятка архитектурных моделей индивидуальных домов, которыми застроена вся страна. Единственные заметные различия касаются только архитектурной моды, существовавшей в то или иное десятилетие, прогресса в технологиях индивидуального строительства и используемых материалах и того, про какой – южный или северный – штат мы говорим, то есть необходимости учитывать среднегодовые температуры. Во всем остальном наблюдается довольно утомительное однообразие.

И тут в дело вступает location. У американца всегда есть трудный выбор – большой и дорогой дом в дешевом месте или небольшой и скромный дом в дорогом районе. Я заметил, что подавляющее большинство иммигрантов из бывшего СССР, видимо, испорченные жилищным вопросом, сначала выбирают первый вариант, предпочитая количество качеству. Потом многие из них, особенно приехавшие из больших городов бывшего Союза, передумывают и сбегают в хорошие районы, меняя количество комнат на качество социальной атмосферы.

Многие приезжающие из России в Америку иммигранты, да и те, кто впервые оказывается здесь в командировке, всегда поначалу путаются в том, как американцы характеризуют свое жилье. Например, то, что здесь называется студией, в России считалось бы однокомнатной квартирой. А однокомнатной квартирой в США называется квартира с одной спальней – хотя в ней обязательно есть еще и гостиная, которая в характеристику квартиры не входит. Никто никогда не говорит здесь о стоимости квадратного метра жилья – или квадратного фута, если на то пошло, – как это делают все в России. Если спросить у американца о размере его дома, он назовет его главную характеристику: сколько в этом доме спален. Большинство американских семей живут в трех– и четырехспальневых домах. Есть, конечно, дома с одной-двумя спальнями, но они малы для средней семьи. Есть дома с большим количеством спален. По статистике в 80 % отдельных домов живет больше одного человека, а около 85 % собственных жилищ имеют свыше пяти комнат.

Но пусть названные цифры вас не обманывают. Кроме спален в этих домах есть как минимум столовая, гостиная и кухня, а могут быть еще и разные другие помещения.

Примечание: как я покупал дом в Новой Зеландии, я рассказывал в восемнадцатом выпуске видеочата.

Так что вопрос о том, сколько в доме комнат вообще или каков его размер в футах, простому американцу часто непонятен. Лишь после разъяснения вопроса он начнет вспоминать свой дом, подсчитывать комнаты или искать налоговые бумаги, в которых указана площадь дома.

Выбор и инспекция дома

Если какой-то дом привлек ваше внимание в качестве потенциальной покупки, то вы, естественно, имеете право его осмотреть. Для этого агенты по недвижимости устраивают так называемые «открытые дома». Это означает, что в определенный день в определенные часы хозяева дома всей семьей, с собаками и кошками, из него уйдут, оставив его в руках агента. Все желающие могут приехать и внимательно осмотреть дом изнутри, задать агенту любые вопросы, касающиеся, например, возраста дома и состояния его отдельных частей. Часто на «открытые дома» приходят посмотреть люди, которые не планируют покупать недвижимость, однако находят интересным прицениваться к чужим домам, рассматривать их устройство и дизайн, мебель и кухонные приспособления, особенно если дом принадлежит кому-то известному. Иногда приходят от скуки – просто проезжали мимо. Еще чаще на такие мероприятия приходят соседи, чтобы понять, сколько может стоить их собственный дом, хотя они и не собираются его продавать.

Возможностей осмотреть приглянувшуюся собственность будет более чем достаточно, но разобраться в ее характеристиках и заметить строительные дефекты неспециалист все равно не сможет. Поэтому после заключения предварительного договора о купле-продаже и внесения задатка многие американцы нанимают специального строительного инспектора, который приходит в дом и, облазив его от подвала до крыши, дает подробный письменный отчет о его состоянии. Его задача – найти как можно больше дефектов. За это он несет определенную ответственность – если он ничего не обнаружит, а, скажем, через день потечет крыша, ему можно предъявить претензии и создать кучу проблем. Мой личный опыт говорит о том, что строительные инспекторы работают достаточно профессионально. Однако час их работы стоит немало, а осмотр большого дома, особенно если он не очень новый, занимает целый рабочий день.

После получения заключения инспектора, которое отсылается обеим сторонам, хотя платит за него всегда покупатель, начинается второй этап переговоров. С одной стороны, покупатель указывает на поломки в доме и предлагает продавцам их устранить или снизить цену дома на сумму стоимости ремонта, а с другой – хозяин говорит, что дом продается аs is, то есть в том виде, в каком он есть. Даже если покупается новый дом, все равно американцы предпочитают нанимать инспектора, ибо он найдет к чему придраться.

Примечание: мне за 500NZD сделали пятидесятистраничный отчёт с фотографиями: мол, тут течёт, тут рекомендуется дренаж сделать, тут в хорошем состоянии теплоизоляция, а тут пол прогнивший. Всё, как в отчёте оказалось. Спустя полтора года вроде всё починил, можно жить.

Отдельным абзацем стоит отметить, что после кризиса «текущих крыш» (leaky homes crisis) здесь проводят специальные инспекции по выявлению влажных пятен в стенах. Если крыша протекает, скорее всего это будет огромной ошибкой купить (возможно очень дёшево) такое жильё. Ущерб от неправильно построенных домов сравним со стоимостью восстановления Крайстчёрча после землетрясения. Большая дыра в бюджете.

Кому не дадут купить жилье

Отказать могут по любой причине. Есть очевидные – например, наличие домашних животных недопустимо во многих домах, исключение составляют маленькие собачки или рыбки. Проблемой также могут стать маленькие дети. Жильцы некоторых домов больше всего берегут тишину, и им не хочется, чтобы кто-то бегал во дворе или плакал по ночам. Трудно будет получить такое разрешение и человеку, который по каким-то параметрам не вписывается в ту социальную среду, которую хочет создать у себя тот или иной коллектив соседей. Я встречал дома, где не любили иностранцев, и дома, где иностранцам, напротив, отдавали приоритет, ибо жильцы дома хотели создать у себя максимально мультикультурное и мультиэтническое сообщество соседей. Есть дома, где предпочитают молодых, а есть – где не очень молодых. Есть дома с собственными спортзалами и бассейнами, а есть – со своими медицинскими кабинетами.

Примечание: после землетрясения в Крайстчёрче цены на недвижимость и особенно аренду жилья в Окленде заметно подросли. Как и осложнился процесс съёма жилья — теперь нередко потребуются рекомендации от прошлых квартиросдателей и прочие заморочки. С рекомендациями особенно туго у свежеприехавших и никогда тут жильё не снимавших — оттого нередко они вынуждены ютиться в квартирушечных комплексах вроде Zest или Columbia.

Американец и его автомобиль

Если американца поставить перед выбором: дом или автомобиль, то подавляющее большинство укажет на автомобиль. Без дома прожить в Америке можно, крыша всегда найдется, но американец без автомобиля – нонсенс. Машина – символ личной свободы и независимости в стране, где нет и никогда не было паспортов, прописок и регистраций по месту жительства, в которой каждый живет где хочет, а главным документом является водительское удостоверение. Автомобиль здесь – предмет первой необходимости, часть образа жизни, естественный социальный атрибут.

Примечание: в Окленде, да и в Новой Зеландии вообще — без машины никуда. Города пока не столь велики, чтобы вопрос встал ребром, оттого система общественного транспорта в зачаточном состоянии. Автобусы и электрички дороги и малочисленны, хоть и ходят по расписанию. У рядового оклендца попросту не остаётся выбора — он обязан купить автомобиль ибо это нередко единственный способ попасть из пункта А в Б.

здесь нет МВД в российском варианте. Роль дорожных полицейских сильно отличается от того, с чем автомобилист сталкивается в России. Главная задача дорожной полиции – регулирование движения, недопущение опасных ситуаций и «растаскивание» пробок, а не назначение штрафов. Часто нарушителя отпускают без выписывания штрафной квитанции, если его действия не создали опасной ситуации на дороге. Скажем, значительное превышение скорости – это опасно, а вот разворот через две сплошные на пустой дороге опасности не представляет, поэтому вряд ли вызовет реакцию полицейского.

Дорожные полицейские очень редко стоят на обочине и останавливают машины рукой (жезлов у них нет). Чтобы остановить машину нарушителя, они пристраиваются ей в хвост и включают мигалки – это, конечно, достаточно волнующее зрелище. Сам полицейский в это время «пробивает» номера по базе данных. В некоторых штатах полицейские могут «караулить» на обочине только с включенными фарами и мигалками. Если у машины стража порядка фары были выключены, а он вас остановил – его штраф или повестку в суд можно оспорить в суде и выиграть его. Все действия полицейского автоматически записываются на камеры внутри и снаружи машины, включая аудиозапись всех разговоров.

Дать взятку американскому полицейскому практически невозможно, да и вообще неслыханно.

Никаких доверенностей при вождении чужого автомобиля не требуется. Талон техосмотра приклеивается на номер или лобовое стекло. Техосмотр проводится в автомастерских и имеет установленную цену – от пятнадцати до пятидесяти долларов в разных штатах и занимает пятнадцать-двадцать минут, если на него записаться заранее.

Каких-либо прописок, регистраций, паспортов или справок с места жительства в США нет. Получив водительское удостоверение того или иного штата, можно ездить с ним по всей стране, да и по значительному числу стран мира.

Примечание: как я с нуля учился водить машину в Новой Зеландии, и как получил тут права — всё это было в восемнадцатом видеочате.

Можно самому придумать регистрационные номера своему автомобилю.

Хитрые русские в Америке пишут русские слова с помощью латинских букв и цифр. В результате по Америке ездят машины с номерами «карета», «москвич», «захар», «хрен», «сука», «казак», «света» и т. д.

Примечание: в Новой Зеландии эта, на мой взгляд нибесполезнейшая хуйня, покупается на сайте plates.co.nz. Вот пример номера SMILE. Матерные номера вроде PIZDA с недавних пор попали в запрещённые списки, зарегистрировать их нельзя.

Автомобильные тонкости

На шоссе стали появляться полосы скоростного движения для машин как минимум с одним пассажиром помимо водителя. Это резко увеличивает пропускную способность шоссе и стимулирует американцев ездить вместе.

Примечание: В Новой Зеландии такие полосы обычно называются T2 или (совсем редко) T3. Что значит: двое и трое в машине, соответственно. Обычно в часы пик (7:30-9:00 утром и с 4:00-6:00 вечером) по таким полосам проще попасть на моторвей (шоссе).

Парковка автомобилей регулируется не меньше, чем вождение. В большинстве мест на улице она не только платная, но и ограничена временем, как правило двумя часами, после чего надо переставить машину на другое место. Крытые парковки дороже, зато там нет временных ограничений.

Примечание: В центре Окленда полно многоуровневых парковок. Месячный супер-талон с правом стоять сколько угодно на всех муниципальных (а бывают и частные) парковках стоит, если я правильно помню, больше 300NZD в месяц. Больше про парковки в Окленде тут.

В типичный пейзаж американской улицы давно вписались люди в специальной униформе и с маленькими гаджетами в руках. Они проверяют припаркованные автомобили, смотрят, правильно ли оплачена стоянка и т. д. Если нет – то за «дворник» засовывается штрафная квитанция. По опросам, «парковочная полиция» являются одной из самых нелюбимых в США специальностей.

И так далее…

Во многом здесь, как там, и в то же время совершненно не так. О своих впечатлениях об Америке после сентябрьской поездки в Калифорнию я писал здесь – и так, если обратите внимание, нигде не говорится, что в США лучше, напротив, пост называется: «Почему нельзя жить в США». Всяк выбирает для себя.

Уверен, собирающимся переезжать сюда или в США будет полезно прочитать о жизни в Америке, там без перегибов, с оглядкой на российскую действительность описывается, как живут люди за океаном. После такого активного цитирования, я чувствую себя буквально обязанным напомнить о том, что желательно книгу не воровать, а купить в любом из предлагаемых Яндексом месте: «Америка… Живут же люди!»

  • Вова

    Стас, про cul-de-sac сам текст писал или скопипастил где? Я его читал уже где-то с месяц назад на яплакал.

    • Только примечания от меня. Остальное из указанной в посте книги.

  • Добавил книгу в bookmate. Прочита, спасибо!

  • Олекса

    Спасибо, класно написано

    • Злобину, автору книги, спасибо.


      Stas Kulesh
      Creative @ Sliday.com

      • Олекса

        Статейки все класные, главное рабочую тему составь и диссертация готова :-)

  • Pingback: Ссылки и мысли #73 : Тысячазнаковбезпробелов()