Карантин в Чили, хроники коронавируса

Здесь в Сантьяго объявлен строгий карантин. Начиная с сегодняшних десяти вечера, граждане семи избранных столичных районов должны сидеть дома. Чили повторяет южнокорейскую модель борьбы с вирусом и, насколько я понимаю, уже соскочила с порочной траектории, которая большинство стран нынче ведёт к испано-итальянскому сценарию.

  • 16-го марта закрылись школа.
  • 18-го марта страна перешла в Катастрофический режим (‘state of catastrophe’), что позволило полицейским проверять температуру у прохожих. О революции, которая тут вяло текла с конца октября, на время все забыли. Ну, почти все, особенно отшибленные коммунисты продолжали многотысячно собираться в центре. Теперь их начали ловить. До этого давали высказаться.
  • 19-го марта новозеландский МИД напомнил, что скоро закроется воздушное пространство, и домой попасть будет ну очень сложно, поэтому сидите, где сидите, мол. Они договорились с местными национальными авиалиниями LATAM, чтоб вывезти своих. Прислали несколько серьёзных предупреждений.
  • 22-го марта объявили полный комендантский час с десяти вечера до пяти утра и частичное ограничение передвижений в течение дня.
  • 25-го марта Новая Зеландия сказала всё, последние рейсы из Чили улетят 30-го марта, а как дальше будет — никто не знает. Многим от этого стало очень сложно и обидно. У нас и так были планы пожить в Сантьяго с годик, так и живём.
  • 26-го марта семь поражённых районов Сантьяго и несколько других частей протяжённой южноамериканской страны на одну неделю закрылись на полный карантин. Если недели не хватит, будет другая, а за ней следующая… В китайском Вухане люди два месяца сидели взаперти.

Сегодня (26 марта) в Чили 1306 больных Covid-19, +164 добавилось за день, всего 4 умерших.

Карантин означает, что на улице можно находиться, получив разрешение на сайте комиссариата под личную ответственность и паспортные данные. Иностранцы — это мы! — должны пешком дойти до полицейского участка (2 км) и там организовать себе нужную бумажку, с которой можно будет попасть в муниципальный супермаркет (ещё 2 км). Все коммерческие, не жизненно необходимые точки продаж будут закрыты. Службы доставки и онлайн-магазины — тоже не имеют права оперировать в наших районах.

Обновление: только что опубликовали правила — доставку для некоторых служб и некоторых супермаркетов разрешили! Не придётся топтаться в очереди в полицейском участке где-то там. Это плюс.

Мы не до конца понимаем, как частичное ограничение передвижений граждан в рамках огромного города может помочь в ситуации заражения всей страны и планеты в целом, но уж как есть. Тестов в Чили делают много, медицинская система развита весьма и очень, отчего мы не очень переживаем, что попадём в тяжёлое положение.

Интернет утверждает, что строится уже второй временный госпиталь.

Самоизоляция помогает не болеть. Вы, конечно понимаете, ведь вы тоже сидите дома, не так ли?

Сегодня вечером начало карантина — последний день, когда можно закупиться всем подряд. В супермаркетах пустоватые полки, но визуально никакой паники мы не заметили. Народ весьма расслабленно относится к военному положению, а может просто заняты думками и беспокойствами своими. Как все, как все…

Мы тоже с утра атаковали мобильные приложения служб доставки, здесь их как минимум три, в остальных наши новозеландские карты не принимают, только местные. Купили еды, вина, LEGO, паззлов и мусорных мешков.

Перестали пользоваться лифтом больше недели назад, оттого четыре раза за день спускались с семнадцатого этажа и поднимались обратно. Нагуляли аж шесть тысяч шагов и 45 минут физических упражнений, если верить часам. Поддерживать организм в тонусе сложнее, чем кажется. Я делаю раз в день семиминутный сет упражнений, от которого хочется сдохнуть, и болит всё тело. Но наука утверждает, что это минимально-достаточный набор нетюфяка. Приложений для него миллион, и, говорят, даже есть пятиминутный набор с тем же эффектом. Вполне себе решение, хоть и временное.

На одиннадцатый день самоизоляции начинает нагружать единообразность быта: без дополнительных усилий никакого разнообразия не будет. Вообще. И дни полетят, как минуты.

Завтра День Сурка обещает быть таким же, как сегодня. Мы, по-ощущениям, зависли в кругосветном круизе. Развлекательный центр закрыт на лопату, и всё время приходится проводить в каюте. В иллюминаторе — очень красивые виды; каюта комфортная, трёхкомнатная, просторная; есть Apple TV, Netflix и даже PS4 (припёрли из Новой Зеландии) и холодильник регулярно пополняется полумагическим образом. Хватает времени и на почитать, и на фортепиано поиграть, и в приставку поиграть, и поработать. Последнее правда затягивается и уходит глубоко в ночь, отчего подъём сдвигается всё дальше в зону «скоро полдень». Не уверен, что это полезно, но пока так.

На улицах пусто. Мы буквально первый раз за почти две недели совершили вылазку по важным делам: держали дистанцию, пользовались виниловыми перчатками, спиртовым гелем. Маски купить не удалось, ходили без масок, но не подходили к людям ближе двух метров.

Чувство времени притупляется прямо пропорционально повышению тревожности.

Начинает потихоньку напрягать, что дни летят один за другим, что ребёнок полдня ходит на ушах, четверть дня втыкает в экраны разных форматов и яркости, четверть дня сидит на шее.

У нас закончились монетки для полуавтоматических стиральных автоматов, и мы провели показательную стирку в ванне — как в советском детстве: замочили, потоптали, прополоскали. Сын никогда такого не видел. В его жизни бытовые дела занимали очень мало времени: стирала стиральная машинка, сушила сушилка, уборку делала приглашённая тётя, в саду возились работники. Возня в ванной, процесс стирки а-ля винодельня ребёнку очень понравился и очень скоро надоел, и всё действо превратилось в балаган с эмоциональными всплесками и восклицаниями. Достирали, развешали на балконе. Таково было событие дня, отличающее его от дня вчерашнего. Неделя пролетела на ура.

Безусловно, драгоценного, наидрагоценнейшего времени с семьёй хватает. Нет сомнений, что наша ячейка общества переживает очень какое-то сюрреалистичное событие. Надеюсь, ребёнок запомнит этот странный год, и эту необычную поездку в Южную Америку, когда весь мир был поставлен на паузу, и мы месяц (или два, или три…) не выходили из квартиры.

Круги знакомств и реальность коронавируса в вашей жизни

Здесь в Сантьяго объявили комендантский час, что означает — с десяти вечера до пяти утра без уважительной причины (документа какого-то, я в подробностях не разбирался) нельзя выходить из дома. Чтобы не шарились по барам и клубам, чтобы сидели дома. Кроме этого ну очень просят тех, кто может, забаррикадироваться и носа не высовывать, чтобы носом этим и чихами с кашлем не заражать окружающих. Учитывая, что инкубационный период составляет до десяти дней, а половина случаев вообще проходит без видимых симптомов, проще не выходить, чем потом чувствовать себя, как герой из романа Достоевского.

Это не просто грипп. Даже, если вы переболели, по тем данным, что есть сейчас, с не маленькой вероятностью навсегда повредит ваши лёгкие. Даже если лично вы не помрёте, то в связи с тем, что переносится Covid-19 гораздо лучше гриппа (коэффициент заразности гриппа 1.4, у коронавируса между 2 и 2.5) вы заразите во много раз больше людей. Так работает геометрическая прогрессия. Скажем, 10 дней вы разносили вирус и заразили 14 человек. Через десять дней больных по вашей вине будет 1.4¹⁰ ≈ 29 человек. С коронавирусом совсем другая ситуация 2.25¹⁰ ≈ 3325. Поэтому надо сидеть дома.

Отдельно взятому человеку сложно представить близость и серьёзность трагических событий, когда они где-то там и не с ним. Философ Милл, кажется, один из основоположников утилитаризма раскладывал по полочкам важность межчеловеческих отношений и человеческих жизней. Если не ошибаюсь, в одном из его мысленных экспериментов речь шла не об абсолютной, а скорее относительной ценности: чем слабее связь, тем меньше для вас значат страдания (и счастье тоже) другого человека, тем больше на него наплевать. Это ну очень грубая система, но в грубом же приближении она годится.

Зная, что значимые социальные связи целы, мы чувствуем себя лучше

Простейшая схема: вы — самый близкий вам человек, счастье и страдания вас вам самому понятны, насколько это возможно. Далее: вы — ваш ребёнок, ваш родитель, ваш брат, ваша жена — это люди из наиближайшего круга, те, кого пустят к вам в палату, если окажетесь в коме. Эти люди лучше всех знают вас, и более всех способны проявить сострадание через эмпатию. Брат жены/мужа? Ну он уже такой, не самый близкий человек. Знакомый коллеги по работе? Чёрт его знает, что за человек, жаль, да, что приболел. Где-то в интернете юзернейм, с которым вас связывает, как подсказывает система, другой юзернейм, бывший парень одноклассницы. Жаль его? Точно сказать сложно.

Как вы можете представить, врачам в Италии именно по лекалам утилитаризма приходится рассуждать, выбирая к кому подключать дыхательный аппарат, а кого сразу в заднюю комнату, где как повезёт. Тяжелейшие решения.

Сколько активных контактов у вас в телефоне? Какого размера непосредственный круг ваших знакомых, с которыми вы лично встречаетесь время от времени, поддерживаете связь, обсуждаете бытовые дела и новости, коронавирус этот, к примеру? Всё посчитано за вас: 100-150, большим количеством персональных отражений наш обезьяний мозг не способен жонглировать в силу биологических ограничений.

Отсюда рождается пережёванная и растасканная по всем углам теория пяти рукопожатий, мол, если круг общения 100 человек, то, через сарафанное радио, спрашивая по знакомым знакомых, через 5 рукопожатий можно достучаться до любого жителя нашей планеты. Это сближает и учит умножать 100 на 100 пять раз — приблизительное, годное для сегодняшней задачи население Земли — 100⁵ = 10 000 000 000.

Если заболел человек где-то там в другой стране, то он из пятого круга, вы не переживаете особо, но вам просто чужой индивидуум где-то там за реками и полями. Когда вы слышали, что заболел где-то друг подруги сестры бывшей папиной жены— это четвёртый круг, тоже скорее всего никак, но уже чуть ближе, чуть более осязаемо.

Глядя на удельную статистику по количеству заболевших в той или иной стране, вы можете представить, насколько вирус там реален, насколько его там воспринимают всерьёз, как сильно там сопереживают, насколько велика трагедия в обществе.

Я отсортировал таблицу на Worldometers по последней колонке: количество случаев коронавируса на миллион человек.

Смею предположить, что в Исландии, если вы спросите случайного жителя этой далёкой страны, с огромной вероятностью найдётся как минимум 16 знакомых из первого и второго кругов, которые больны вирусом. Вряд ли там скажут «это ещё один грипп».

В Италии, намного более населённой страны, у каждого итальянцы будет десять знакомых, которые болеют. Каждый десятый итальянец наверняка сталкивался с летальным случаем в первом-втором кругах своего общения. Коронавирус там точно не придуман гномами-иллюминатами из Цюриха.

В США в десять раз ниже показатель больных на душу населения. Оттого, случайный американец скорее всего слышал хотя бы об одном случае среди своих знакомых (близкие и знакомые знакомых). Каждый сотый может сталкивался с трагическими смертями.

В Австралии заболевших пока не очень много, и эти случаи чаще всего оказываются за границами первого и второго кругов общения. «Знакомый знакомого знакомой, вот у неё вирус нашли, представляешь?» — насколько это близко лично к вам, насколько вы чувствуете опасность для себя, как биоорганизма? Да совсем не чувствуете поди. Оттого много австралийцы и жители стран с подобной пограничной статистикой (меньше 100 случаев на миллион жителей) не воспринимают эпидемиологическую статистику всерьёз: ходят по барам, на пляжи, в рестораны — вирус где-то там далеко, в третьем круге знакомств.

Прикинуть, что будет в ближайшем будущем в США и Австралии легко — приблизительно каждые десять дней количество заболевших увеличивается в десять раз. Можно представить, как это будет выражаться в кругах знакомств, цифры приблизительные, оценочные: дата, количество заболевших, в каком круге сколько будет случаев.

  • 20 марта 1000 случаев в Австралии
  • 30 марта 10 000 случаев – 5 знакомых знакомых
  • 10 апреля 100 000 случаев – 50 знакомых и знакомых знакомых
  • 20 апреля 1 000 000 – 5 людей из первого круга

В Америке подобные цифры, но гораздо выше население. Я никакой не эксперт, это грубая оценка на основе существующих данных. Суть моего развёрнутого тут твита не особенно меняется:

Приблизительно через месяц, если не принимать серьёзные меры, среди ваших близких знакомых будут больные коронавирусом.

Блядский коронавирус становится на 100% реальным, когда вы им болеете. Почти на 100% реальным, когда болеют ваши близкие. Чтобы этого не случилось, сидите дома, пожалуйста.

P.S.: Российской статистике верить нельзя, поэтому сложно что-то сказать. Полагаю, что вирус там пока тоже где-то в третьем круге, скоро прорвётся во второй, а там и до первого не далеко. Темпы-то геометрические.

Самоизоляция, день пятый или никто не хочет и думать о том, пока Титаник плывёт

Бассейн закрыт, потому что пандемия. Слыхали?

Здесь в Сантьяго мы запломбировались на неопределённый срок и переживаем событие века. Пьём вино без конца и разговариваем о том, на что это похоже. Для внутреннего баланса и спокойствия советуют записывать содержание мозговых процессов, чем я и занимаюсь в свободное от работы время.

Мы будто оказались в затянувшемся круизе: ни один порт не принимает, но продуктов, выпивки и стационарных развлечений хватает. Говорят, пандемия — событие сродни Мировым войнам: о нём наши дети будут рассказывать своим внукам, мол, дичь дикая была, с трудом помню, но поучаствовал. Немаловероятно, что этот самый пост сын будет расшаривать в неотвиттере будущего, как я шарю истории своей крёстной о тяжеленном сталинском прошлом.

Наш круизный лайнер тихо плывёт по волнам, из колонок играет тихий джаз где-то там идёт война и гибнут люди. За капитанским столом говорят о комендантском часе, но это её не точно. Да мы и на работу-то не ходим. Пополняем бокалы, заказываем деликатесы онлайн, толстеем и расстраиваемся, что бассейн закрыли. Вечерами смотрим на закат, до глубокой ночи изучаем интернет, восход пропускаем. Спим пока ребёнок не разбудит, со всех сторон слушаем важные и срочные сообщения из капитанской рубки, осуждаем, обсуждаем, рассуждаем, куда этот Титаник двинет дальше.

Купили через группу в соцсети пять литров спиртового геля, протёрли все поверхности и дверные ручки. Для этого пришлось совершить поездку на Uber Comfort. В следующий раз воспользуемся услугами службы доставки любых товаров отовсюду. Оставляем всем курьерам на чай в тройном размере за хлопоты. Курьеров перестали впускать в здание, снизу звоните консьерж и мы спускаемся на лифте, по одному человеку за раз, забираем готовые пакеты. Какая-то глупая женщина залезла к нам в лифт, хорошо, что с первого до шестого этажа дыхание задерживать не сложно. Такие всё же люди бывают бесчеловечные.

Частная школа шлёт видеозаписи: многоопытная британская учительница даёт задания, читает книги, объясняет сложные моменты. Они же прислали распечатки с учебными материалами: кипа бумаги с головоломками и средне-скучными математическими задачками. Видео смотреть школьник хочет, а с бумагами возиться не очень. В целом учиться дома, когда вместо одноклассников родители, хочет отнюдь не так, как делать игры в Scratch или играть в Terraria. Он давно прочитал все бумажные книги в квартире и скачивает по двести страниц платных детских текстов на Kindle каждый день. Иногда в каюту приносят еду из службы доставки. Отлично время проходит в круизе.

Я много думаю — ну правда, освободилось время для думок: не никуда добираться, не надо ни в кафе, ни в музеи ходить — мелю, варю, пью кофе дома, немного отжимаюсь, немного пишу в блог, стараюсь играть на фортепиано хоть час в день, передвигаю предметы туда-сюда в контексте уборки, рисую с ребёнком, читаю с ним, играю с ним в приставку, пью вино с сыром, женой и друзьями по видео.

Карма, наш успешный стартап, третий день показывает четырёхкратный прирост новых установок. Наш изначально построенный по удалённо-распределённой схеме бизнес не падает, не разваливается. С большой земли присылают статистику ежечасно. Это приятно, спасибо им там, помнят.

Выходили недавно на верхнюю палубу (газон перед домом), устроили небольшой пикник с печеньками — событие дня просто!

Спросил у гугла ‘Hey, Google what’s the news’ и из радиорубки полился контент с ужасающими смертями и паникой по всему свету — срочно вернулись к себе в каюту. Круиз продолжается.

Говорят, до ближайшего порта ещё несколько месяцев. Думаю, к сентябрю доберёмся. Что мы там увидим? Точно никто не знает, но пофилософствовать за бокалом вина — это мы любим. За время дальнего плавания будет прочитано немало книг, пройдено немало игр, мы отсидим свои попы и чужие головы, но постараемся сохранить приподнятое состояние духа, чего и вам советуем.

P.S.: Если вы думаете, что это «просто грипп», посмотрите на мой прогноз в позапрошлом посте, и сравните с сегодняшней трагичной статистикой, и сидите дома!

Видеочаты про Новую Зеландию уходящей декады

Здесь в Буэнос-Айрес я закрываю долги по сделанным когда-то под новый год обещаниям. Популярное занятие: «New Year’s resolutions» — список обычно включает в себя слабовыполнимые дела и планы, которые редко реализуются. Я давным давно перестал в такое верить, и даже мантру «одно большое дело в год» подзабросил. Однако, Вконтактик сам себя не удалит, кто-то должен до него добраться.

Оказалось, что GDPR или нет, вертели они всё это — по-простому экспортировать всю личную информацию и потребовать удалить всё моё личное с серверов Товарища Майора — невозможно от слова никак. Пишите, говорят, в службу поддержки, а там их «накрыло волной сообщений», и заявки не принимают, закрыто окошечко на перманентный обед, как в советском кафетерии.

В итоге выкачал, что было полезного и бахнул вручную. Бесплатно наполнять чужую базу данных где-то там в недрах путинских дата-центров я не нанимался.

«Полезного» во Вконтакте было не много: лишь несколько не очень-то раритетных аудиозаписей и ошмётки видеочатов о Новой Зеландии, коими я и поделюсь ниже.

Занятно прежде всего то, что влоггингом я переболел примерно десять лет назад, когда и платформы-то такой не было. Понимаю, что звучит сие, как стариковское, кхе-кхе, кряхтение, но, что было, то было: стримить в 2010 году приходилось через ustream.com или через неплохой для того времени yatv.ru. Раз в неделю мы с читателями этого многзамшелого блога собирались здесь в текстовом чатике (Telegram тоже не было) и обсуждали загадочную и экзотичную Новую Зеландию, и всё, что с этой страной связано. Время от времени я приглашал в гости друзей и знакомых: кто-то был из киноиндустрии, кто-то из логистики, кто-то родитель, кто-то программист. Ни светом, ни качеством звука заниматься желания не было, ожидания от подобного рода контента были очень низкие десять лет назад. Снято на два оголённых провода. Аудио записано через пластины из ушного воска.

Есть, к примеру, видео, про то, как я, миллениал с бритым подбородком, покупал дом в Окленде, и это не казалось тогда ничем таким особенным: потому что дома стоили буквально в пять раз дешевле, чем после внезапного взлёта цен.

Всего удалось вытащить девять из восемнадцати выпусков. Информация частично устаревшая, частично верная. В Новой Зеландии, как вы помните, стабильность и в целом вещи меняются медленно.

Видеочаты продолжались где-то полгода, до середины 2011, а потом надоело и это.

✅ Удалить Flickr
✅ Удалить Instagram
✅ Удалить Facebook
✅ Удалить Вконтакте

Хорошо ли в Новой Зеландии? Возможно, лучше всего.

Здесь в Окленде я забросил бложение и перешёл в основном в Твиттер. Основную часть моей жизни теперь занимают семья и работа. Работа делится на две части: сервисы и продукты.

Годы приходят, проходят и уходят: скоро сорок, и пока есть силы, то максимальный упор в семье делается на незабываемые моменты — время с быстрорастущим ребёнком, усиление взаимопонимания с женой, например. На трудовом фронте, где, как мы шутим в офисе мой бизнес-партнёр — это в каком-то духе «рабочая жена», с которой тоже не всегда легко, и вот уж больше десяти лет спустя, всё притираемся — на работе делается всё, чтобы увеличить пассивный доход. Материальные излишки сгорают в ипотечной топке или откладываются долгий ящик.

Приблизительно пять лет уж как денежный вопрос, можно сказать, решён. Ну или задвинут на второй план, ибо в семье двух здоровых работающих молодых профессионалов со всего лишь одним чадом.

После почти пятнадцати лет в Новой Зеландии, наступило насыщение средой. Здесь очень многое, почти всё, стало обыденно и понятно. Большинство бытовых задач и не задачи вовсе, ибо решаются механистически, без включения мысленных процессов. От этого, как от монотонной, повторяющейся изо дня в день, дороги из дома в школу, на работу и вечером домой — недели пролетают стремительно. А с ними и месяцы, и кумулятивно — годы.

Сын пошёл в школу. Школа в приличном, тихом районе. Здесь зéлено, парки кругом, рядом океан, и нет пробок. Лишь белые новозеландки с собачками гуляют взад-вперёд по вечерам. На удивление гомогенный этнический состав.

В школе всё налажено, традиционно, незыблемо: директриса, которую дети зовут за глаза «динозавр», занимает этот пост больше 23 лет; завуч, её заместительница — 22 года. Они команда, и учебный год, я уверен, пролетает, как поворачивается колесо хорошо смазанного парового двигателя. Расписание жизни родителей формируется с учётом предсказуемого учебного графика этого уважаемого общеобразовательного государственного заведения. Каникулы, плюс-минус неделя — это, когда мы куда-то можем ехать. Учебные дни — это когда в девять надо быть выдвигаться, а в три часа дня надо обязательно забирать, или организовывать (бесполезную весьма) продлёнку. Тик-так, тик-ток.

Из почти 20 лет опыта работы в цифровой сфере, «на дядю» трудиться довелось лишь года три. Я всегда ощущал внутренний бунт против любого рода непоколебимых ограничений. Будь то необходимость получать отличные отметки в университете, просыпаться в положенное время, заполнять отчёты, выполнять поручения, подстраиваться под токсичных клиентов или начальников… Всё это трата жизненного времени и космического пространства.

У свободного человека — выбор есть всегда.
Все правила и люди их насаждающие — не железные.

Структура новозеландской школы Восточного Окленда такова, что дайте мне любой день из следующей декады (!), и скорее всего с точностью спутниковой навигационной системы я смогу ответить где я буду находиться и чем скорее всего буду занят. Мы очень счастливые родители, которые не чураются своих обязанностей и времени, проведённого с чадом, но устаканенная, фаталистичная почти предопределённость и ощущение утекающего сквозь пальцы времени — это депр, депр, депр. А ведь нам и сорока лет нет!

Я очень люблю перечитывать (ну или пересматривать) эссе «Это вода», написанное для выпускной речи самоубившимся в конце концов Дэвидом Фостером Уоллесом.

Безнаказанная предсказуемость и банальный кисель. И без того хаотичная, пустая по сути жизнь — которая пыль и тлен бесполезный — теряет остатки смысла.

Реальность дана нам в ощущениях. Если на автомате прожит день: нет ощущений, и нет реальности.

В ипотечных займах, погоне за скидками, транспортировке тел на рабочие места и детей в учебные заведения, в куплях-продажах «недвижки» и болезненном выборе ковра и цвета обоев, в мещанских городских и пригородских заботах-ебóтах — проходит жизнь на автомате, на автопилоте.

Поэтому мы уезжаем из Новой Зеландии.

На время. На год или около того. Потом напишу куда. Сегодня вскользь описал почему.