Импринты времени

Ход времени

Здесь в Окленде, уж несколько дней мучает меня один вопрос. Относительно известный факт — если спросить русского человека, как он представляет у себя в голове дни недели, то в ответ вы скорее всего услышите: «Как в школьном дневнике. Воскресенье в уме.» Более интересной оказалась ситуация с виузальной репрезентацией календарного года.

Мой вариант вы можете наблюдать в начале поста: месяцы сгруппированы по временам года и расположены на сторонах прямоугольника, зимние месяцы сверху, и счёт идёт против часовой стрелки.

Поспрашивал ребят в тви и на работе. У всех по-разному:

  • В линию горизонтально, каждый год — новая строка
  • Вертикальные полоски — как плёнка сушится после проявки
  • График похожий на нормальное распределение (bell curve)
  • Пластинка, на которой в том же порядке, что и у меня (против часовой стрелки), начертаны месяцы. Пластинка медленно крутится, стационарная отметка показывает текущий месяц.
  • Угловая схема: первые шесть месяцев идут сверху вниз, вторые — по низу горизонтально
  • Календарик квадратный, карманный
  • Схема идентичная моей — и тут-то самый интерес!

Детство уходит навсегда, а импринты остаются.

Кому-то подарили карманный календарик с месяцами по схеме 6 + 6. У кого-то настенный календарь висел с Высоцким, А.Б. Пугачёвой или Овсиенко, и там, если было место, то слева по вертикали месяцы, или снизу по горизонтали были расположены. Можно представить и угловой вариант, в котором фото в правом верхнем углу, а месяцы расположены свободном пространстве слева и снизу: углом идут, например.

Однако, более всего меня беспокоит — я уж тонны календарей пересмотрел, включая настольные часы Москва и наручные хронографы Ракета — какой советско-постсоветский объект сформировал мою годовую картинку? Может быть этот пост поможет разобраться.

Как вы представляете год? Как думаете, почему так?

Моя новозеландская студия цифровых разработок

Здесь в Окленде, уж скоро десять лет будет как, мы с ребятами создаём цифровые продукты и дизайны в Sliday.com. Бóльшую часть работ мы не можем показывать публично, но я могу при личном знакомстве описать, что там было да как.

Я как-то давно описывал свой опыт ведения бизнеса в Новой Зеландии «Свой IT-бизнес в Новой Зеландии», по сей день — опыт хороший.

Наша цифровая мастерская способна на многое:

  • Комплексные приложения вроде Karmabot, в которых и интеграции, и дизайн, и фронт, и бэк.
  • Мобильные приложения на iOS и Android.
  • Вебсайты и веб-приложения типа Product Hunt Bench и Site Palette

Одна из услуг — это по сути замещение позиции дизайнера или разработчика в распределённом географически бизнесе. Такое решение особенно хорошо работает для стартапов из США. Канады и Японии (Genomelink.io, например). Стабильность, доступность и качество работы — what’s not to like?

Территориально клиенты делятся примерно так: 0% Россия, 70% США и Канада, 10% страны Европы, 20% Новая Зеландия.

Прайс-листа как такового нет, каждый проект оцениваем отдельно — кому удобно, предлагаем фиксированную цену, кому-то почасовку, кому-то понедельную или помесячную оплату.

Если вам или вашим знакомым интересно — сразу пишите на [email protected]

О технологической стороне вопроса можно судить из недавнего объявления о найме дизайнера (нашли пару хороших ребят, всем спасибо, кто писал).

Глобальное ускорение

Зелёная ограда

Здесь в Окленде, как в Саус Парке, горожане проснулись, и обнаружили, что весь город заставлен электрическими скутерами. Как ни плевались пешеходы, как ни исписывались газеты, скутеров не стало меньше. И нынче, буквально полгода спустя — электрические скутеры прочно закрепились: за Lime подтянулись компании-конкуренты, включая локальных. Микро-мобильная — это часть новой городской реальности в нашей чёртикуличности.

То, на что Уберу потребовалось несколько лет, скутеры, провернули за несколько месяцев. У каждого установлены приложения, всякий попробовал хоть раз прокатиться, и сотни без труда людей включили новые устройства в личные транспортные схемы. Стремительность пугающая.

Боитесь ли вы глобального потепления, беспокоитесь ли о нём?

Разбирая свои переживания, я пришёл к выводу, что лично я опасаюсь скорее климатических изменений и затопления прибрежных зон, а фаталистичности всего происходящего: того, что все наши коллективные усилия тщетны, ибо полимеры давным давно проёбаны.

Дерево вовсю горит в лесном пожаре, и как бы быстро муравьи по нему ни бегали, сколь активно бы ни пытались залатать повреждённые ходы и ветки — сгорят все: и муравьи, и дерево, и лес.

Много лет назад я продал бензиновую машину и пересел на электрическую. Потом продал и её, и езжу теперь на скутере. Мы всей семьёй перестали пользоваться пластиковыми пакетами и ездить в супермаркет на автомобиле. Не покупаем кофе в одноразовой таре. Покупаем электричество у компании, которая получает его из зелёных источников. Стараемся перерабатывать как можно больше мусора на месте, наполнять мусорные баки медленнее. Ребёнка в школе впечатлили количеством пластика в океанах: идеология “Reuse, Reduce, Recycle” у в действии по полной программе.

Спасёт ли это планету? Не думаю, потому что… смотри выше: этот поезд в огне.

При чём тут электрические скутеры и несколько абзацев про скутеры и Уберы, спросите вы? С недавних пор — глядя на изменяющееся в зеркале лицо, для которого сорок лет не за горами — начал замечать подобное беспокойство в отношении скорости развития технологий.

Всё короче периоды внедрения новых гаджетов и концепций. Всё шире пропасть для тех, кто ещё не разобрался с прошлыми нововведениями. Разница культурная нелинейно увеличивается. Вы слушаете Nirvana, а ваши родители выросли на The Beatles – разница в поколение, несколько декад. Мне за тридцать, и многие штуки вроде Snapchat или историй в Инста мне чужды, как битлы двадцатилетним фанатам Billie Eilish.

Что, если с технологиями, как с глобальным потеплением? Как бы ни метались корпорации, завязанные на людской рабсиле, нефти и финансах — роботы, электрические авто и криптовалюты уже победили.

Что, если пока я пытался прорубить блокчейн, какой-то миллениал построил в дорме новый ТикТок, который будет на каждом шагу через месяц? И пока я буду разбираться с ним, появится пять новых ТикТоков.

С одной стороны это такой типичный FOMO (Fear of Missing Out) — боязнь пропустить что-то важное, а с другой более общий взгляд на действительность.

Не исключено, что культурные различия масштабов «отцы и дети» будут измеряться не в декадах (поколениях), а в годах, а после и в месяцах.

Что не может ни радовать, глобальное ускорение культурно-технологического прогресса совпадает с ускорением глобального потепления. Хочется верить и надеяться, что мы и наши дети ускоримся достаточно, чтобы с помощью первого угнаться за вторым.

Может, пока дерево горит, муравьи научатся управлять погодой и вызывать дождь.

Настроения автоподниматель

Здесь в Окленде многие жалуются на недостаточно человечные условия жизни. Авокадо не той цены, тосты без семечек, сосиски пересолёные и из свиней, пляжи не убраны, службы доставки ленивые, убер-таксисты разговорчивые, кофе с пузырями, комбуча кислая, дома дорогие, ветер сильный, работа скучная, в фаст-фуде еда вредная, мамаши слишком внртолётные, папаши агрессивно водят, азиаты заполонили, расисты заманали, левые занимаются фигнёй, правые заботятся только о себе, в госпиталях пахнет не так, и за собаками на улицах не все подбирают — люди так устроены, что всегда находится повод для расстройства, беспокойства, депрессии: банально плохого настроения.

О привилегированности ленивый не написал. Я не ленивый — поэтому пишу. Спешу уведомить срочной интернет-депешей: если вы это читаете, то дела скорее всего не так уж плохи, как ситуативно кажутся на первый взгляд.

Упражнение, которым я, как абсолютный проходимец и болтун, бевозмездно поделюсь с вами сегодня, с некоторой вероятностью поднимет вам настроение.

Возьмите листок бумаги — блокнотик цифровой, в чатике начните печатать, не суть — и составьте краткий профиль себя, будто отвечаете на опросник переписи населений: без особенных личных деталей, чисто статистический слепок нужен. Например, в моём случае это будет:

  • 35-40 лет
  • Белый (caucasian)
  • Пол мужской
  • Без аллергий и хронических болезней
  • Руки-ноги на месте
  • В стабильных отношениях
  • Есть ребёнок, 1 шт
  • Проживаю в своём доме
  • Работаю на себя (self-employed)
  • В пробках не стою, добираюсь до офиса на скутере
  • Живу в Окленде, в Новой Зеландии
  • В кране есть чистая вода
  • Говорю на двух языках
  • Путешествую за границу 2-3 раза в год
  • В свободное от работы, семьи и бложения время играю на музыкальных инструментах, например
  • И так далее.

Теперь для каждого пункта попробуйте прикинуть такой момент.

С точки зрения повышения шансов на успех и понижения рисков поражения — в современном мире, каким вы его видите — сколько процентов людей на планете Земля и её орбите хотели бы иметь этот конкретный пункт в списке?

В мире пять с половиной миллиардов сознательных взрослых людей (15 лет и старше). Эксперимент сегодня исключительно мысленный. Представьте, что у вас появилась возможность накликать профиль своего преданного и любимого Франкенштейна: с какими параметрами ему жилось бы легче?

  • 35-40 лет — молодёжь не позавидует, но назад в активную взрослую молодость захотят многие, кому за 45 — таких как минимум два с половиной миллиарда.
  • Белый (caucasian) — учитывая, что при раздаче, при рождении, от каждого из нас абслютно ничего не зависит, ни в коем случае не пытаюсь сказать, что этническая принадлежность предопределяет качества, и кто-то лучше, кто-то хуже. Рассуждаю лишь с позиций привилегий: в мире, где, как мы знаем, разрыв между богатыми и бедными лишь увеличивается, и пожилые чаще всего белые мужчины держат у себя на счетах немыслимый капитал, и гнут правила под себя — родиться условно «белым» человеком, возможно, хотели быть четыре миллиарда.
  • Пол мужской — женщинам объективно сложнее жить. Два с половиной миллиарда, возможно, выбрали бы что-то другое.
  • Без аллергий и хронических болезней — полтора миллиарда людей, которых мучает аллергия, наверняка бы отлично обходились без неё.
  • Руки-ноги на месте — минимум полмиллиарда человек намекнули бы вам, что жаловаться особо не на что.
  • В стабильных отношениях — чуть больше половины браков заканчиваются разводом, миллиарды хотели бы найти свои половинки.
  • И так далее.

Цель эксперимента чрезвычайно проста, и я не знаю, как так отформатировать текст, чтобы подчеркнуть весомость слов, ибо каждое второе должно быть выделено жирным и неоновыми вывесками подсвечено:

Прямо сейчас, буквально миллиарды людей хотели бы иметь то, чем вы по случайности или в силу личных усилий обладаете: то, чего у них нет, и зачастую не будет никогда.

Вместо того, чтобы расстраиваться из-за мелочей — что чрезвычайно свойственно человеческой природе — возможно, стоит радоваться по-настоящему крупногабаритным привилегиям, с которыми вам так повезло. Тот же интернет, например.

Хорошего дня.

Как миллениалы убили Что? Где? Когда? в родительском клубе

Здесь в Окленде, наш ребёнок ходит в школу одного из «школьных» районов — Гландауи, который вместе с Сент-Хелиерс, пожалуй, образует самую известную зону для молодых родителей в восточной части огромного Окленда. Напомню, что при населении в полтора миллиона, Окленд по площади не меньше Москвы (старой, круглой Москвы, до присоединения Новомосковского и Троицкого административный округов). На востоке города не новострой, улицы с по местным меркам долгой историей, старые пляжи, маленькие кинотеатрики, пожилые граждане, много церквей, традиционные ценности. Деды шипят на скутеры. Бабульки прогуливаются с собачками. Дети с родителями посещают библиотеку и датскую булочную на углу. Весьма всё чинно, и мирно

В Новой Зеландии школы разделены на группы по количеству государственных дотаций. Таких групп 10 (decile): 1 получает больше денег, 10 получает меньше. По сути государственные школы отсортировали по той сумме, сколько было выделено — сколько им жизненно необходимо для обеспечения обязательного образования населению — и поровну разложили по 10 коробочкам.

Сколько школе отправляется средств зависит от комплекса вещей, но в основном от материального благополучия жителей-родителей. Если что-то можно закрыть добровольными родительскими взносами, можно не клянчить деньги у государства. Чем круче школа, тем выше годовые добровольные взносы. В школах из децилей ниже пяти, родителей просят поддержать бюджет может 50 долларов в год. В нашей начальной школе — 400 с ребёнка. Бывает больше 1000.

Дециль (Decile) — штука весьма условная, и отнюдь не всегда отражает уровень и качество образования, но в силу людской психологии крайне важная с точки зрения цен на недвижимость и всего остального. На поверхности, система простая и доступная: чем больше на районе школ “десяток”, тем круче район. Где жить? Где хорошие школы. Какие хорошие? У которых выше дециль. Железная логика.

В нашем районе, если я правильно помню, четыре школы для младшего, среднего и старшего возрастов, все из десятого дециля. Мы, люди 36 с копейками лет, одни из самых молодых, если не самые молодые родители в нашем классе. Жители исторически благоприятных Глендауи и Сент-Хелиерс рожают после тридцати.

Кроме 400 добровольных пожертвований, которые мы получаем в виде регулярных счетов, школьная администрация вместе с родительским комитетом придумывают какие-нибудь весёленькие штуки, чтоб собрать больше. Денег всегда не хватает. Это могут быть какие-то батарейки, которые ребёнок продаёт по родственникам; день просмотра фильмов, когда притаскивается кино-проектор и крутятся (не знаю как там с лицензиями) мультфильмы; рюкзаки с школьной тематикой; переоцененная в десятки раз школьная форма, вот это всё.

Одним из таких благотворительных сборов является традиционный вечер «Что? Где? Когда?»: родители выпивают, кушают, знакомятся, разбиваются на команды, отвечают на вопросы — платный вход, бар за нал.

В этом году, насколько мне известно, впервые за долгое время — билеты не продаются! Миллениалы наступают.

Прислушавшись к своим внутренним ощущениям, мы с женой попытались понять, почему ни одному из нас и в голову не пришло поучаствовать в таком мероприятии. На одной чаше весов — тихий уютный вечер вдвоём, когда ребёнок уснул, и можно спокойно выпить вина, поиграть на фортепиано, посмотреть фильмец, почитать книгу на диване, встретиться в друзьями, наконец. На другой — куда-то тащиться, встречаться с незнакомыми людьми, с которыми тебя связывает лишь номер комнаты, в которую ты заводишь ребёнка по утрам, выслушивать их глупости и истории о погоде, рассказывать свои неуклюжие истории, соревноваться с ними; показаться глупым, не зная ответов, показаться выскочкой, зная все ответы, тратить деньги на плохую еду и выпивку, при этом нанимать скорее всего сиделку, ведь ребёнка одного дома не оставишь! Выбор очевиден: netflix and chill.

Почему родительский комитет не предложил погонять в Dota 2 на взятых в местном гейм-клубе компах? Почему школьная администрация не смогла сляпать по-навальному прикольную брошюру с описанием достижений и реальных школьных проблем, и внятным зазыванием, мол, ребята, нам искренне нужны ваши деньги, чтобы вашим детям, которые наше всеобщее будущее, было лучше?

Моя гипотеза такова, что всё дело в цифровых технологиях и разности менталитетов поколений. Людей 35 лет и тех, кто старше 45, разделяет не просто декада, но целая информационная, культурная, если угодно, пропасть. Миллениалы пожинают плоды предыдущих поколений и должны работать больше и активнее, чтобы выплатить нечеловеческие ипотеки. Когда приходит время отключаться от информационного потока, они не смотрят, что дают по телеку, они выбирают, что брать с полки — будь то стриминговый сервис, гейминг, онлайн-шоппинг.

Личное время в мире миллениалов, где скуке нет места, но и работа никогда не кончается — стоит гораздо больше, чем раньше. Пока ребята старше 45 ворчат по поводу скутеров и уберов, молодые люди из клуба “Кому чуть за 30” добивают очередной бизнес, голосуя долларом.

Мы берём, что хотим, а не хаваем, что дают.

Это своеобразное, и достаточно прямое проявление личной свободы. Вероятно, своими персонализованными развлечениями и требованиями выбирать мы компенсируем несправедливость системы, которую не мы строили. Не мы бездумно завалили пластиком океаны, но мы должны осознанно заниматься ресайклингом и озаботиться бумажными пакетами.

Так и выходит, что вместо клёвых фандрейзеров и по-настоящему благотворительной акции ради образования наших детей, администрация школы (средний возраст 45+) выдумывает какие-то олдскульные забавы, которые жутко печальны, и после недоумевает, что ж это билеты не расходятся?

Обновление и дополнение: Вечер “Что? Где? Когда?” отменён, не смогли продать билеты.

Оу, велл.