Записки из-под пальмы

Здесь в Атата, одном из атоллов рядом с Тонга, милые, замутнённые оголтелым христианством (включая мормонизм) люди, хороший сервис, чистый пляж, отвратительный кофе, развалившиеся постройки, дикие летучие мыши, наглые собаки, плохо прожаренная курица, переготовленный тунец, голодные мурены, довольные горбатые киты, цветные кораллы, стремительные крабы, охуевшие свиньи, косой бильярд, пустая сувенирная лавка, холодный бассейн, сладкие коктейли, сладкое кокосовое молоко, прокисшее кокосовое молоко, запах сероводорода от опреснительной станции, запах керосина от той же станции, дохлые змеи на мелководье, солёная вода в кране, дешёвое австралийское вино, недешёвое новозеландское пиво «Сделано для Тонга», нет телевизоров, почти нет интернета, все ходят в церковь, все очень никуда не торопятся вообще, то есть совсем.

Читать далее Записки из-под пальмы

На Раротонгу и обратно

2013-11-03 17.34.36-1

Здесь в Раротонге ничего не происходит. Каждый день начинается с завтрака, продолжительно прогулки по пляжу пока не жарко, за которой следует обед в кафе с европейским дизайном и крышей в сеточку, прогулка по городу, отправка открыток друзьям в дальние страны, затем полуденный сон, прохладная ‘ika mata’ (холодный рыбно-кокосовый салат), коктейли в соседнем отеле на пляже под шум волн в лагуне, закат и туземные напевы; как стемнеет — ужин в рыбном ресторане, вечерный моцион с коляской и, как ребёнок замается окончательно, укладывание спать с последующим белым вином на террасе. Так прошло 7 дней. Интернет чересчур дорог и нетороплив, аж отвык от новостей, Facebook и Instagram.

Читать далее На Раротонгу и обратно

День Instagram: Архипелаг Вануату, Новая Зеландия и капелька Австралии

Здесь в Окленде красиво, тепло и чисто, в отличие от Порт Вила (Port Vila), где жарко, дорого и грязно. С появлением нормальной камеры в смартфоне выстроилась «фотоиерархия». Чем важнее и насыщеннее с визуальной точки зрения момент, тем более «крутой» аппарат я применяю для его сохранения. Выглядит цепочка таким образом: мобилофото, снимок на зеркалку, плёночный аппарат типа Voigtl?nder, среднеформатная камера «Любитель» и монструозный Kiev-60 для суперособенных случаев.

Таким образом сегодня вы увидите фотографии первого уровня, без особенных додумываний — увидел, щёлкнул, как было.

Пользователи «умных телефонов» могут найти меня в приложении Instagram по нику stas_kulesh. Я публикую только то, что снято на мой iPhone, не закачиваю ничего с обычного фотоаппарата; стараюсь, когда это возможно, привязывать картинки к месту, чтобы было понятно, где такая красота. В день публикую 1-4 фотокарточки, не больше.

В продолжении поста много фотографий с комментариями. В основном Окленд и Новая Зеландия, немного Вануату, совсем чуть-чуть Австралии. Enjoy.

Читать далее День Instagram: Архипелаг Вануату, Новая Зеландия и капелька Австралии

Вануату — наша земля в переводе с туземного на русский

Здесь в Вануату невероятно красивая природа, больше 80 островов, больше 100 разных языков. Местные жители не похожи на привычных нам в Новой Зеландии маори, народностей с островов Кука, Тонга и Самоа. Люди приплыли на архипелаг Вануату больше 3000 лет назад из Папуа Новой Гвинеи. Таким образом они меланезийцы: кудрявы, с плоскими носами и большими губами; чёрные, как африканские негры; примитивные, как австралийские аборигены.

По сей день живут племенами, носят на хуях палки, делают детям обрезания; подростки прыгают с тридцатиметровых платформ на деревьях с привязанными к ногам лианами, чтобы стать «настоящими мужчинами». На каких-то островах многожёнство, где-то детям плотно перематывают головы, чтобы они были длиннее, мол, так красивее. На острове, куда несёт пепел с острова Танна, где находится несколько весьма активных вулканов, верят в чёрную магию, много танцуют, нагоняют/снимают порчу.

Там же на Танна существует так называемый «Культ груза». Когда-то давным давно — во время Второй мировой войны — на Вануату базировались американские войска. Именно они построили на большинстве островов дороги и аэродромы, коими местные пользуются по сей день. Продовольствие (груз, «cargo») солдатам сбрасывали с самолётов. Туземцы прочухали, что белые люди не работают, не копают, не занимаются земледелием, не ищут кокосовых крабов, а рыбачат лишь для удовольствия. Белые проводят дни, сидя за столом, перекладывая бумаги. Иногда, надев наушники, говорят по радио, из трубки раздаются голоса, на крыше здания торчит антенна. Прилетает огромная суперптица-самолёт и приносит долгожданный груз — все радуются вкуснейшей, непортящейся еде из чудесных консервных банок. Имя радиста, как считается ныне, было Джон Фрум.

Ему туземцы начали поклоняться, а когда после окончания войны военные части свернулись, продолжили строить деревянные муляжи самолётов и домов с антеннами, садиться за стол, перекладывать бумаги, говорить с Джоном Фрумом по рации, один конец которой намотан на голову шамана, другой на шею женщины-медиума. Каждую пятницу жители собираются на заброшенном аэродроме в надежде, что прилетит деревянная птица и принесёт долгожданный груз, а потом наступит Конец света, и истинно верующих Джон заберёт с собой в рай Карго.

Настоящего имени американского служилого — казалось бы, всего 70 лет прошло — никто не знает. Офицеров с таким именем на Вануату никогда не было. После окончания войны вести о чуде «Груза» распространились на другие острова — на девять лет туземцы перестали работать на кокосовых фермах (основной источник дохода государства).

Невзирая на то, что подавляющее большинство жителей Вануату ныне набожные христиане, несколько десятков тысяч людей по-прежнему ждут Груза и Пришествия Джона Фрума. По сей день, раз в год, 15-го февраля, они празднуют День Джона Фрума. Эти же люди пользуются мобильной связью от Digicel.

Вануату открывали несколько раз, поэтому и по результатам Второй мировой войны, здесь несколько государственных языков: французский и английский среди них. Кто-то отправляет детей в лицей, кто-то в школу. Связанные с туризмом жители в основном понимают оба.

Подобно Фиджи здесь бесконечно красивые океан, джунгли и рифы; и беднота, и голытьба вне многозвёздочных отелей. Но в отличие от нестабильного индийско-туземного государства, где зарабатывают 1-2 доллара в час, на Вануату почему-то австралийские цены. Пока здесь самая искажённая пропорция цена/качество из тех, что я видел. (Я сравниваю с Лаосом, Австралией, Островами Кука, Новой Зеландией, Вьетнамом, Китаем, Непалом, Таиландом, Малайзией, Россией — благо какой-никакой опыт имеется.) Раротонга в этом плане пока впереди планеты всей.

На Вануату платные пляжи, платный вход на «посмотреть на водопады», ужасные дороги с ямами, грязные города (никакой радости от архитектуры) и набережные. Занятно однажды посетить туземную деревню, где по прежнему живут в хижинах, мужчины спят отдельно от женщин на полу и любой сарай с белой доской и рядами скамеек — церковная школа.

Фотографии с нормального аппарата я ещё не разобрал, да и интернет здесь уж очень медленный — покажу несколько снимков из Instagram. В продолжении поста больше текста на тему несуразности Вануату.

Читать далее Вануату — наша земля в переводе с туземного на русский