Хорошо ли в Новой Зеландии? Возможно, лучше всего.

Здесь в Окленде я забросил бложение и перешёл в основном в Твиттер. Основную часть моей жизни теперь занимают семья и работа. Работа делится на две части: сервисы и продукты.

Годы приходят, проходят и уходят: скоро сорок, и пока есть силы, то максимальный упор в семье делается на незабываемые моменты — время с быстрорастущим ребёнком, усиление взаимопонимания с женой, например. На трудовом фронте, где, как мы шутим в офисе мой бизнес-партнёр — это в каком-то духе «рабочая жена», с которой тоже не всегда легко, и вот уж больше десяти лет спустя, всё притираемся — на работе делается всё, чтобы увеличить пассивный доход. Материальные излишки сгорают в ипотечной топке или откладываются долгий ящик.

Приблизительно пять лет уж как денежный вопрос, можно сказать, решён. Ну или задвинут на второй план, ибо в семье двух здоровых работающих молодых профессионалов со всего лишь одним чадом.

После почти пятнадцати лет в Новой Зеландии, наступило насыщение средой. Здесь очень многое, почти всё, стало обыденно и понятно. Большинство бытовых задач и не задачи вовсе, ибо решаются механистически, без включения мысленных процессов. От этого, как от монотонной, повторяющейся изо дня в день, дороги из дома в школу, на работу и вечером домой — недели пролетают стремительно. А с ними и месяцы, и кумулятивно — годы.

Сын пошёл в школу. Школа в приличном, тихом районе. Здесь зéлено, парки кругом, рядом океан, и нет пробок. Лишь белые новозеландки с собачками гуляют взад-вперёд по вечерам. На удивление гомогенный этнический состав.

В школе всё налажено, традиционно, незыблемо: директриса, которую дети зовут за глаза «динозавр», занимает этот пост больше 23 лет; завуч, её заместительница — 22 года. Они команда, и учебный год, я уверен, пролетает, как поворачивается колесо хорошо смазанного парового двигателя. Расписание жизни родителей формируется с учётом предсказуемого учебного графика этого уважаемого общеобразовательного государственного заведения. Каникулы, плюс-минус неделя — это, когда мы куда-то можем ехать. Учебные дни — это когда в девять надо быть выдвигаться, а в три часа дня надо обязательно забирать, или организовывать (бесполезную весьма) продлёнку. Тик-так, тик-ток.

Из почти 20 лет опыта работы в цифровой сфере, «на дядю» трудиться довелось лишь года три. Я всегда ощущал внутренний бунт против любого рода непоколебимых ограничений. Будь то необходимость получать отличные отметки в университете, просыпаться в положенное время, заполнять отчёты, выполнять поручения, подстраиваться под токсичных клиентов или начальников… Всё это трата жизненного времени и космического пространства.

У свободного человека — выбор есть всегда.
Все правила и люди их насаждающие — не железные.

Структура новозеландской школы Восточного Окленда такова, что дайте мне любой день из следующей декады (!), и скорее всего с точностью спутниковой навигационной системы я смогу ответить где я буду находиться и чем скорее всего буду занят. Мы очень счастливые родители, которые не чураются своих обязанностей и времени, проведённого с чадом, но устаканенная, фаталистичная почти предопределённость и ощущение утекающего сквозь пальцы времени — это депр, депр, депр. А ведь нам и сорока лет нет!

Я очень люблю перечитывать (ну или пересматривать) эссе «Это вода», написанное для выпускной речи самоубившимся в конце концов Дэвидом Фостером Уоллесом.

Безнаказанная предсказуемость и банальный кисель. И без того хаотичная, пустая по сути жизнь — которая пыль и тлен бесполезный — теряет остатки смысла.

Реальность дана нам в ощущениях. Если на автомате прожит день: нет ощущений, и нет реальности.

В ипотечных займах, погоне за скидками, транспортировке тел на рабочие места и детей в учебные заведения, в куплях-продажах «недвижки» и болезненном выборе ковра и цвета обоев, в мещанских городских и пригородских заботах-ебóтах — проходит жизнь на автомате, на автопилоте.

Поэтому мы уезжаем из Новой Зеландии.

На время. На год или около того. Потом напишу куда. Сегодня вскользь описал почему.

Детские книги для русскоязычных эмигрантов и иммигрантов в Новой Зеландии и Австралии

Здесь в Окленде я люблю почитать ребёнку книги на русском языке. Где их брать, находясь вне России? Например, в новом магазине моих друзей Knigaru. Собрал ниже подборку того, что есть у нас на книжной полке.

Рекламы в этом блоге мало или нет совсем, этот пост про ребят, которые действительно любят книги и хотят сохранить русский язык здесь, в Окленде, у чёрта на куличках. Они организовали оптовые поставки из РФ и оптимизировали доставку по Астралазии. Я налаженные процессы и начинающие бизнесы люблю, оттого отдельно рад рассказать о молодом сервисе.

Читать далее Детские книги для русскоязычных эмигрантов и иммигрантов в Новой Зеландии и Австралии

Мега-тред про Новую Зеландию в Твиттере

Здесь в Окленде, за, не по боюсь этого слова, декады бложения, мало что изменилось. А вот в мире поднялся и закис Инстаграмм, совсем совесть потерял Фейсбук, ЖЖ и Вконтактик читает (и пишет) Товарищ Майор, в ask.fm всякие девианты, твиттер прогнулся под гнётом ботов, но вроде относительно недавно воспрял, и снова дышит не первой свежестью в духе раннего Живого Журнала. Я снова, после двенадцати лет, анабиотической прострации, пробую понять эту социальную сеть. Она прикольная. Если замьютить слова вроде «Путин» и «Trump», и, не стесняясь, банить дураков всяких то дышится свободно.

В Твиттере нынче популярны треды — цепочки записочек в 280 символов с фото и(или) ссылкой. Мой тред, как нетрудно догадаться, про Новую Зеландию. Заглядывайте, кому не влом.

https://twitter.com/stas_kulesh/status/1148798203296276480

@stas_kulesh в Твиттере — это здесь »

Моя новозеландская студия цифровых разработок

Здесь в Окленде, уж скоро десять лет будет как, мы с ребятами создаём цифровые продукты и дизайны в Sliday.com. Бóльшую часть работ мы не можем показывать публично, но я могу при личном знакомстве описать, что там было да как.

Я как-то давно описывал свой опыт ведения бизнеса в Новой Зеландии «Свой IT-бизнес в Новой Зеландии», по сей день — опыт хороший.

Наша цифровая мастерская способна на многое:

  • Комплексные приложения вроде Karmabot, в которых и интеграции, и дизайн, и фронт, и бэк.
  • Мобильные приложения на iOS и Android.
  • Вебсайты и веб-приложения типа Product Hunt Bench и Site Palette

Одна из услуг — это по сути замещение позиции дизайнера или разработчика в распределённом географически бизнесе. Такое решение особенно хорошо работает для стартапов из США. Канады и Японии (Genomelink.io, например). Стабильность, доступность и качество работы — what’s not to like?

Территориально клиенты делятся примерно так: 0% Россия, 70% США и Канада, 10% страны Европы, 20% Новая Зеландия.

Прайс-листа как такового нет, каждый проект оцениваем отдельно — кому удобно, предлагаем фиксированную цену, кому-то почасовку, кому-то понедельную или помесячную оплату.

Если вам или вашим знакомым интересно — сразу пишите на [email protected]

О технологической стороне вопроса можно судить из недавнего объявления о найме дизайнера (нашли пару хороших ребят, всем спасибо, кто писал).

Глобальное ускорение

Зелёная ограда

Здесь в Окленде, как в Саус Парке, горожане проснулись, и обнаружили, что весь город заставлен электрическими скутерами. Как ни плевались пешеходы, как ни исписывались газеты, скутеров не стало меньше. И нынче, буквально полгода спустя — электрические скутеры прочно закрепились: за Lime подтянулись компании-конкуренты, включая локальных. Микро-мобильная — это часть новой городской реальности в нашей чёртикуличности.

То, на что Уберу потребовалось несколько лет, скутеры, провернули за несколько месяцев. У каждого установлены приложения, всякий попробовал хоть раз прокатиться, и сотни без труда людей включили новые устройства в личные транспортные схемы. Стремительность пугающая.

Боитесь ли вы глобального потепления, беспокоитесь ли о нём?

Разбирая свои переживания, я пришёл к выводу, что лично я опасаюсь скорее климатических изменений и затопления прибрежных зон, а фаталистичности всего происходящего: того, что все наши коллективные усилия тщетны, ибо полимеры давным давно проёбаны.

Дерево вовсю горит в лесном пожаре, и как бы быстро муравьи по нему ни бегали, сколь активно бы ни пытались залатать повреждённые ходы и ветки — сгорят все: и муравьи, и дерево, и лес.

Много лет назад я продал бензиновую машину и пересел на электрическую. Потом продал и её, и езжу теперь на скутере. Мы всей семьёй перестали пользоваться пластиковыми пакетами и ездить в супермаркет на автомобиле. Не покупаем кофе в одноразовой таре. Покупаем электричество у компании, которая получает его из зелёных источников. Стараемся перерабатывать как можно больше мусора на месте, наполнять мусорные баки медленнее. Ребёнка в школе впечатлили количеством пластика в океанах: идеология “Reuse, Reduce, Recycle” у в действии по полной программе.

Спасёт ли это планету? Не думаю, потому что… смотри выше: этот поезд в огне.

При чём тут электрические скутеры и несколько абзацев про скутеры и Уберы, спросите вы? С недавних пор — глядя на изменяющееся в зеркале лицо, для которого сорок лет не за горами — начал замечать подобное беспокойство в отношении скорости развития технологий.

Всё короче периоды внедрения новых гаджетов и концепций. Всё шире пропасть для тех, кто ещё не разобрался с прошлыми нововведениями. Разница культурная нелинейно увеличивается. Вы слушаете Nirvana, а ваши родители выросли на The Beatles – разница в поколение, несколько декад. Мне за тридцать, и многие штуки вроде Snapchat или историй в Инста мне чужды, как битлы двадцатилетним фанатам Billie Eilish.

Что, если с технологиями, как с глобальным потеплением? Как бы ни метались корпорации, завязанные на людской рабсиле, нефти и финансах — роботы, электрические авто и криптовалюты уже победили.

Что, если пока я пытался прорубить блокчейн, какой-то миллениал построил в дорме новый ТикТок, который будет на каждом шагу через месяц? И пока я буду разбираться с ним, появится пять новых ТикТоков.

С одной стороны это такой типичный FOMO (Fear of Missing Out) — боязнь пропустить что-то важное, а с другой более общий взгляд на действительность.

Не исключено, что культурные различия масштабов «отцы и дети» будут измеряться не в декадах (поколениях), а в годах, а после и в месяцах.

Что не может ни радовать, глобальное ускорение культурно-технологического прогресса совпадает с ускорением глобального потепления. Хочется верить и надеяться, что мы и наши дети ускоримся достаточно, чтобы с помощью первого угнаться за вторым.

Может, пока дерево горит, муравьи научатся управлять погодой и вызывать дождь.