Месяц в «норвежской тюрьме»

Здесь в Сантьяго мы больше месяца не выходим из дома. В основном сидим в квартире, гуляем вокруг здания, делаем там гимнастику с ребёнком, нашагиваем шаги для шагомеров: туда-сюда по парковке полкилометра. Раз в неделю моем кафельный пол на этаже с использованием антисептических средств. У каждого соседа свой день: этаж чист, все здоровы. Познакомились с соседями.

Вчера закончилась мелочь для стирального автомата (здесь, как в Нью-Йорке, нет своих стиралок в квартирах, зато есть общая прачечная комната с коммерческими автоматами). Пришлось пойти на сайт комиссариата Comisariavirtual и получить онлайн разрешение выход за продуктами.

Уходить далеко от дома нельзя, дольше четырёх часов гулять нельзя, ходить в неопределённые какие-то места нельзя; ты пишешь в пропуске, куда идёшь. Местные чилийцы указывают свой уникальный номер налогоплательщика, иностранцы оставляют свой возраст, номер паспорта, имя, адрес проживания, пункт назначения. Перед получением пропуска всех просят согласиться, мол, я ознакомился с законом, который меня накажет в случае чего.

Двенадцать типов разных индивидуальных пропусков и несколько типов групповых.

Удивляет, что с собаками гулять можно, а с детьми нельзя.

В магазине (пять минут от нашего здания) двери закрыты, через щель охранник просит показать пропуск (его можно скачать в PDF, там QR-код на всякий случай). Проверяют не сколько паспортные данные, сколько время — не истекли ли четыре заявленных. часа? Внутри супермаркета — безлюдно и отнюдь не все продукты доступны: пустые полки тут и там. Выглядит невесело. Маску носить — обязательно. Если вы сели в свой частный автомобиль и куда-то отправились, могут проверить пропуск и маску.

Если говорить об ощущениях — я напомню, в нашем районе Сантьяго несколько недель полный карантин и военное положение после восьми вечера — болтаться на улице, на свежем воздухе ну очень приятно. Однако, когда в поле зрения появляются сограждане — это напрягает. Как напрягают пустые полки магазинов и военные с автоматическим оружием. Последних я видел всего раз. Но с балкона видно, как окрестности патрулируют полицейские машины вперемешку с работниками охранной службы, нанятой муниципальным самоуправлением.

В нашей маленькой ячейке общества выработался какой-от режим. Ребёнок просыпается раньше и читает книги или собирает LEGO. Это чудесно! Родители могут спать. Два раза в неделю классная руководительница проводит полуторачасовые (изнурительные!) уроки по Zoom. Они работают плохо: дети, их около десятка, не могут усидеть; у хоста постоянные проблемы со звуком, кто-то не выключает микрофон, кто-то бесится на камеру. Я считал и считаю: дистанционное образование в формате обычного урока — это не для всех. Чьи-то дети сидят, как приклеенные, активно участвуют в обсуждении. Нам приходится это время проводить на уроке. Представьте, что вы ходите в школу вместе с ребёнком и сидите там. Чувство вины («запустили ребёнка, не развивали в карантине») не позволяет пустить ситуацию на самотёк, поэтому — продолжаем занятия, какой-то толк будет. Признаюсь, радости эта часть дня не доставляет, количество стресса не уменьшает.

После уроков завтрак, рисование или музыка, потом приставка или другое развлекательное время перед экраном, обед где-то в промежутке, прогулка на свежем воздухе, какие-то дела вечером, и в ночь, после укладывания, взрослые садятся работать.

Не создалось впечатление, что власти чересчур строги. Кажется, что здесь всё делают правильно: заломали кривую, рост линейный. Строят дополнительные госпитали, закупили тесты, заняли лаборатории лососевых ферм их проверкой.

Константин, который тут давно, неплохо описал чилийский подход к пандемии, рекомендую заглянуть.

По итогу стоит сказать, что меры, принимаемые в Чили возымели своё действие, сейчас в Чили самый низкий уровень смертности в Латинской Америке и один из самых низких в мире.

Насколько долго удастся так продержаться и какие дополнительные меры потребуются — посмотрим в будущем.

Говорят, в нашем районе карантин снимут скоро, в соседнем уже можно выходить. Здесь работают по схеме Южной Кореи: не ломая экономику, закрывают страну частями, учитывая динамику роста заболеваний, возраст, экономическую компоненту. Основная цель — уменьшить количество жертв и ни в коем случае не перегрузить медицинскую систему.

Как месяц сидения в нашей «норвежской тюрьме» отражается на ментальном состоянии? На данном этапе — подзаебало.

Мы прошли злость, прошли смирение, прошли, как мне кажется, депрессию, и пришли к принятию ситуации такой, какая она есть. Надоели письма про «Наш ответ Ковиду», удаляю, не читая. Надоели придумки экстравертов, мол, чем бы нам ещё заняться по Zoom: а давайте книжный клуб, а давайте лекции, а давайте игры, а давайте йогу, а давайте кодить вместе, а давайте кушать вместе, а давайте поддержку оказывать — а давайте отъебёмся друг от друга и всем дадим заниматься своими делами, пожалуйста? Все пытаются как-то работать, какими-то хобби себя занимать.

Карантин идёт и идёт, и всё идёт по плану.

Звонки друзьям и знакомым стали реже. Пить вино по видео-связи уже не так весело. Во-первых, алкоголизм: нельзя столько пить. Во-вторых, все, мне кажется, начали понимать, что мир изменился и стали задумываться, а что дальше?

Подобно тому, как родители маленьких детей в какой-то момент осознают — вау, это похоже надолго, не получится «сейчас напряжёмся, и прорвёмся». В какой-то момент, где-то через полтора года напряжённого ухаживания за беспомощным младенцем, приходит понимание — это навсегда. «Навсегда» включает в себя необходимость отрезать или отложить на продолжительное время свои хотелки и мечты. Какие-то двери закрываются навсегда — я никогда не стану высокохудожественным фигуристом на льду, и с каждым годом таких упущенных возможностей всё больше. Это не повод для депрессии, а лишь констатация факта: в околотридцатилетнем возрасте я заметил, что всё больше появляется недоделанных дел и неисполненных желаний, которые никогда не будут сделаны, и никогда на выполнятся, и их нужно просто отпустить (let it go), и сфокусироваться на том, что приносит радость здесь и сейчас. Семья занимает много пространства и времени в «здесь и сейчас», а остальное, если не пускать на самотёк, приходится наполнять самостоятельно, прилагая дополнительные усилия.

Пандемия — это ещё одна константа, с которой придётся считаться. Она, как внебрачный ребёнок, который где-то в чужой жизни существовал, и вот теперь свалился на вашу голову, и теперь он навсегда. Вы всегда знали, что он где-то там есть, но не придавали этому значения, да и реального влияния на ваш быт ребёнок тот не оказывал. А теперь вот он — весь ваш, полная ваша взрослая ответственность, делайте, что хотите, и будь, что будет. Сперва вы негодуете, как так вышло, но что толку кого-то винить? Как есть, так есть. Потом грустите об упущенных возможностях: ни вздохнуть, ни выдохнуть, жизнь поставлена на паузу. Потом опускаются руки, мол, всё пропало. Ну, а потом вы потихоньку смиряетесь, и жизнь идёт своим чередом.

Основная компонента пандемического беспокойства новой формации — неизвестность.

Нет никакой достоверной информации, каков будет мир после пандемии. Что именно изменится и надолго ли? Какие конкретно вам нужно предпринять действия? Ну, сняли карантин, что дальше? Мы летим в Буэнос-Айрес, как планировали? Возвращаемся к работе, как ни в чём не бывало? Хочется угадать, предвидеть и быть готовым — а нельзя: нет данных, нет правильного ответа, нет решения у этой задачи.

Не знаю, как у вас, а у меня в голове такие неразрешимые проблемы превращаются в панические циклы. Будто поезд поставили на кольцевую дорогу и он носится там, как на всех парах, как сумасшедший: быстрее, быстрее, быстрее! Но так никуда и не попадает. Только медитации и погружение в продуктивную работу или творчество меня спасают. Уверен, многим такие поезда голову сворачивают набекрень. Держитесь крепче за поручни!

Карантин в Чили, хроники коронавируса

Здесь в Сантьяго объявлен строгий карантин. Начиная с сегодняшних десяти вечера, граждане семи избранных столичных районов должны сидеть дома. Чили повторяет южнокорейскую модель борьбы с вирусом и, насколько я понимаю, уже соскочила с порочной траектории, которая большинство стран нынче ведёт к испано-итальянскому сценарию.

  • 16-го марта закрылись школа.
  • 18-го марта страна перешла в Катастрофический режим (‘state of catastrophe’), что позволило полицейским проверять температуру у прохожих. О революции, которая тут вяло текла с конца октября, на время все забыли. Ну, почти все, особенно отшибленные коммунисты продолжали многотысячно собираться в центре. Теперь их начали ловить. До этого давали высказаться.
  • 19-го марта новозеландский МИД напомнил, что скоро закроется воздушное пространство, и домой попасть будет ну очень сложно, поэтому сидите, где сидите, мол. Они договорились с местными национальными авиалиниями LATAM, чтоб вывезти своих. Прислали несколько серьёзных предупреждений.
  • 22-го марта объявили полный комендантский час с десяти вечера до пяти утра и частичное ограничение передвижений в течение дня.
  • 25-го марта Новая Зеландия сказала всё, последние рейсы из Чили улетят 30-го марта, а как дальше будет — никто не знает. Многим от этого стало очень сложно и обидно. У нас и так были планы пожить в Сантьяго с годик, так и живём.
  • 26-го марта семь поражённых районов Сантьяго и несколько других частей протяжённой южноамериканской страны на одну неделю закрылись на полный карантин. Если недели не хватит, будет другая, а за ней следующая… В китайском Вухане люди два месяца сидели взаперти.

Сегодня (26 марта) в Чили 1306 больных Covid-19, +164 добавилось за день, всего 4 умерших.

Карантин означает, что на улице можно находиться, получив разрешение на сайте комиссариата под личную ответственность и паспортные данные. Иностранцы — это мы! — должны пешком дойти до полицейского участка (2 км) и там организовать себе нужную бумажку, с которой можно будет попасть в муниципальный супермаркет (ещё 2 км). Все коммерческие, не жизненно необходимые точки продаж будут закрыты. Службы доставки и онлайн-магазины — тоже не имеют права оперировать в наших районах.

Обновление: только что опубликовали правила — доставку для некоторых служб и некоторых супермаркетов разрешили! Не придётся топтаться в очереди в полицейском участке где-то там. Это плюс.

Мы не до конца понимаем, как частичное ограничение передвижений граждан в рамках огромного города может помочь в ситуации заражения всей страны и планеты в целом, но уж как есть. Тестов в Чили делают много, медицинская система развита весьма и очень, отчего мы не очень переживаем, что попадём в тяжёлое положение.

Интернет утверждает, что строится уже второй временный госпиталь.

Самоизоляция помогает не болеть. Вы, конечно понимаете, ведь вы тоже сидите дома, не так ли?

Сегодня вечером начало карантина — последний день, когда можно закупиться всем подряд. В супермаркетах пустоватые полки, но визуально никакой паники мы не заметили. Народ весьма расслабленно относится к военному положению, а может просто заняты думками и беспокойствами своими. Как все, как все…

Мы тоже с утра атаковали мобильные приложения служб доставки, здесь их как минимум три, в остальных наши новозеландские карты не принимают, только местные. Купили еды, вина, LEGO, паззлов и мусорных мешков.

https://twitter.com/stas_kulesh/status/1243229228709093378?s=20

Перестали пользоваться лифтом больше недели назад, оттого четыре раза за день спускались с семнадцатого этажа и поднимались обратно. Нагуляли аж шесть тысяч шагов и 45 минут физических упражнений, если верить часам. Поддерживать организм в тонусе сложнее, чем кажется. Я делаю раз в день семиминутный сет упражнений, от которого хочется сдохнуть, и болит всё тело. Но наука утверждает, что это минимально-достаточный набор нетюфяка. Приложений для него миллион, и, говорят, даже есть пятиминутный набор с тем же эффектом. Вполне себе решение, хоть и временное.

На одиннадцатый день самоизоляции начинает нагружать единообразность быта: без дополнительных усилий никакого разнообразия не будет. Вообще. И дни полетят, как минуты.

Завтра День Сурка обещает быть таким же, как сегодня. Мы, по-ощущениям, зависли в кругосветном круизе. Развлекательный центр закрыт на лопату, и всё время приходится проводить в каюте. В иллюминаторе — очень красивые виды; каюта комфортная, трёхкомнатная, просторная; есть Apple TV, Netflix и даже PS4 (припёрли из Новой Зеландии) и холодильник регулярно пополняется полумагическим образом. Хватает времени и на почитать, и на фортепиано поиграть, и в приставку поиграть, и поработать. Последнее правда затягивается и уходит глубоко в ночь, отчего подъём сдвигается всё дальше в зону «скоро полдень». Не уверен, что это полезно, но пока так.

На улицах пусто. Мы буквально первый раз за почти две недели совершили вылазку по важным делам: держали дистанцию, пользовались виниловыми перчатками, спиртовым гелем. Маски купить не удалось, ходили без масок, но не подходили к людям ближе двух метров.

Чувство времени притупляется прямо пропорционально повышению тревожности.

Начинает потихоньку напрягать, что дни летят один за другим, что ребёнок полдня ходит на ушах, четверть дня втыкает в экраны разных форматов и яркости, четверть дня сидит на шее.

У нас закончились монетки для полуавтоматических стиральных автоматов, и мы провели показательную стирку в ванне — как в советском детстве: замочили, потоптали, прополоскали. Сын никогда такого не видел. В его жизни бытовые дела занимали очень мало времени: стирала стиральная машинка, сушила сушилка, уборку делала приглашённая тётя, в саду возились работники. Возня в ванной, процесс стирки а-ля винодельня ребёнку очень понравился и очень скоро надоел, и всё действо превратилось в балаган с эмоциональными всплесками и восклицаниями. Достирали, развешали на балконе. Таково было событие дня, отличающее его от дня вчерашнего. Неделя пролетела на ура.

Безусловно, драгоценного, наидрагоценнейшего времени с семьёй хватает. Нет сомнений, что наша ячейка общества переживает очень какое-то сюрреалистичное событие. Надеюсь, ребёнок запомнит этот странный год, и эту необычную поездку в Южную Америку, когда весь мир был поставлен на паузу, и мы месяц (или два, или три…) не выходили из квартиры.

Австралийский дым в Хоббитоне

Дым от австралийских пожаров в Новой Зеландии

Здесь в сказочном Хоббитоне как-то не очень. Из Австралии, через 2000 километров океана принесло столько дыма, что небо стало жёлтое, а солнце красное. Опубликую сегодня фотографии с телефона без обработки. Вот так адово в январе 2020 года горели леса в солнечной Австралии. Пусть эти картинки станут очередным напоминанием о том, что климат неминуемо меняется, коронавирус или нет.

Зрелище напомнило советскую историю Волкова «Жёлтый туман», который злая великанша напустила на сказочную страну. Фотографии в галерее кликабельны. Снято на камеру iPhone.

Так и живём. Напоминаю, что из Новой Зеландии мы успешно уехали, и живём теперь в Сантьяго, что в Чили.

Сколько зарабатывают в Новой Зеландии

Здесь в Новой Зеландии статистика обычно не врет. Любители упорядоченных цифр посчитали сколько зарабатывают киви (новозеландцы) в зависимости от возраста.

Оказалось, что самый эффективный с точки зрения обмена времени на деньги возраст — это период между 40 и 44 годами. В среднем такие люди зарабатывают $1325 местных долларов до налогов в неделю. Мужчины чуть больше, женщины чуть меньше, как сами понимаете. Сексизм в той или иной степени работает везде.

Примерно столько же — $1323 в неделю — зарабатывают люди постарше, которым 45-49 лет. Как известно, одной из ошибок планирования своего пенсионного бюджета является предположение, что доходы будут расти постоянно. В итоге выходит, что до пенсии ещё 15 лет, и выше головы прыгать уже сложно.

Средний недельный доход среднего жителя Новой Зеландии в 2017 году составил $1086 новозеландских долларов.

Жить можно.

Источник

Шкала обними-дерево

Здесь в Чили мы побывали в многомиллионном Сантьяго, цветастом и историческом Вальпараисо, аутентичном Кастро, рыбацком Чилое, немецком Пуерто Варас, смотались в Патагонию, где мало людей, много тюленей, но нет мобильной связи, интернета, и кредитки не принимают, а свет ночью выключается, чтоб экономить электричество, и печка на дровах, и микроволновки нет — это наш пятилетний ребёнок вспоминает по сей день.

Смысл этого угловатого перечисления незнакомых названий и ненужных фактов в том, что нам удалось прочувствовать как присутствие, так и отсутствие цивилизации.

Достаньте лист бумаги и проведите горизонтальную линию от края до края. Нарисуйте жирную точку на конце линии справа.

Читать далее Шкала обними-дерево