Карантин в Чили, хроники коронавируса

Здесь в Сантьяго объявлен строгий карантин. Начиная с сегодняшних десяти вечера, граждане семи избранных столичных районов должны сидеть дома. Чили повторяет южнокорейскую модель борьбы с вирусом и, насколько я понимаю, уже соскочила с порочной траектории, которая большинство стран нынче ведёт к испано-итальянскому сценарию.

  • 16-го марта закрылись школа.
  • 18-го марта страна перешла в Катастрофический режим (‘state of catastrophe’), что позволило полицейским проверять температуру у прохожих. О революции, которая тут вяло текла с конца октября, на время все забыли. Ну, почти все, особенно отшибленные коммунисты продолжали многотысячно собираться в центре. Теперь их начали ловить. До этого давали высказаться.
  • 19-го марта новозеландский МИД напомнил, что скоро закроется воздушное пространство, и домой попасть будет ну очень сложно, поэтому сидите, где сидите, мол. Они договорились с местными национальными авиалиниями LATAM, чтоб вывезти своих. Прислали несколько серьёзных предупреждений.
  • 22-го марта объявили полный комендантский час с десяти вечера до пяти утра и частичное ограничение передвижений в течение дня.
  • 25-го марта Новая Зеландия сказала всё, последние рейсы из Чили улетят 30-го марта, а как дальше будет — никто не знает. Многим от этого стало очень сложно и обидно. У нас и так были планы пожить в Сантьяго с годик, так и живём.
  • 26-го марта семь поражённых районов Сантьяго и несколько других частей протяжённой южноамериканской страны на одну неделю закрылись на полный карантин. Если недели не хватит, будет другая, а за ней следующая… В китайском Вухане люди два месяца сидели взаперти.

Сегодня (26 марта) в Чили 1306 больных Covid-19, +164 добавилось за день, всего 4 умерших.

Карантин означает, что на улице можно находиться, получив разрешение на сайте комиссариата под личную ответственность и паспортные данные. Иностранцы — это мы! — должны пешком дойти до полицейского участка (2 км) и там организовать себе нужную бумажку, с которой можно будет попасть в муниципальный супермаркет (ещё 2 км). Все коммерческие, не жизненно необходимые точки продаж будут закрыты. Службы доставки и онлайн-магазины — тоже не имеют права оперировать в наших районах.

Обновление: только что опубликовали правила — доставку для некоторых служб и некоторых супермаркетов разрешили! Не придётся топтаться в очереди в полицейском участке где-то там. Это плюс.

Мы не до конца понимаем, как частичное ограничение передвижений граждан в рамках огромного города может помочь в ситуации заражения всей страны и планеты в целом, но уж как есть. Тестов в Чили делают много, медицинская система развита весьма и очень, отчего мы не очень переживаем, что попадём в тяжёлое положение.

Интернет утверждает, что строится уже второй временный госпиталь.

Самоизоляция помогает не болеть. Вы, конечно понимаете, ведь вы тоже сидите дома, не так ли?

Сегодня вечером начало карантина — последний день, когда можно закупиться всем подряд. В супермаркетах пустоватые полки, но визуально никакой паники мы не заметили. Народ весьма расслабленно относится к военному положению, а может просто заняты думками и беспокойствами своими. Как все, как все…

Мы тоже с утра атаковали мобильные приложения служб доставки, здесь их как минимум три, в остальных наши новозеландские карты не принимают, только местные. Купили еды, вина, LEGO, паззлов и мусорных мешков.

Перестали пользоваться лифтом больше недели назад, оттого четыре раза за день спускались с семнадцатого этажа и поднимались обратно. Нагуляли аж шесть тысяч шагов и 45 минут физических упражнений, если верить часам. Поддерживать организм в тонусе сложнее, чем кажется. Я делаю раз в день семиминутный сет упражнений, от которого хочется сдохнуть, и болит всё тело. Но наука утверждает, что это минимально-достаточный набор нетюфяка. Приложений для него миллион, и, говорят, даже есть пятиминутный набор с тем же эффектом. Вполне себе решение, хоть и временное.

На одиннадцатый день самоизоляции начинает нагружать единообразность быта: без дополнительных усилий никакого разнообразия не будет. Вообще. И дни полетят, как минуты.

Завтра День Сурка обещает быть таким же, как сегодня. Мы, по-ощущениям, зависли в кругосветном круизе. Развлекательный центр закрыт на лопату, и всё время приходится проводить в каюте. В иллюминаторе — очень красивые виды; каюта комфортная, трёхкомнатная, просторная; есть Apple TV, Netflix и даже PS4 (припёрли из Новой Зеландии) и холодильник регулярно пополняется полумагическим образом. Хватает времени и на почитать, и на фортепиано поиграть, и в приставку поиграть, и поработать. Последнее правда затягивается и уходит глубоко в ночь, отчего подъём сдвигается всё дальше в зону «скоро полдень». Не уверен, что это полезно, но пока так.

На улицах пусто. Мы буквально первый раз за почти две недели совершили вылазку по важным делам: держали дистанцию, пользовались виниловыми перчатками, спиртовым гелем. Маски купить не удалось, ходили без масок, но не подходили к людям ближе двух метров.

Чувство времени притупляется прямо пропорционально повышению тревожности.

Начинает потихоньку напрягать, что дни летят один за другим, что ребёнок полдня ходит на ушах, четверть дня втыкает в экраны разных форматов и яркости, четверть дня сидит на шее.

У нас закончились монетки для полуавтоматических стиральных автоматов, и мы провели показательную стирку в ванне — как в советском детстве: замочили, потоптали, прополоскали. Сын никогда такого не видел. В его жизни бытовые дела занимали очень мало времени: стирала стиральная машинка, сушила сушилка, уборку делала приглашённая тётя, в саду возились работники. Возня в ванной, процесс стирки а-ля винодельня ребёнку очень понравился и очень скоро надоел, и всё действо превратилось в балаган с эмоциональными всплесками и восклицаниями. Достирали, развешали на балконе. Таково было событие дня, отличающее его от дня вчерашнего. Неделя пролетела на ура.

Безусловно, драгоценного, наидрагоценнейшего времени с семьёй хватает. Нет сомнений, что наша ячейка общества переживает очень какое-то сюрреалистичное событие. Надеюсь, ребёнок запомнит этот странный год, и эту необычную поездку в Южную Америку, когда весь мир был поставлен на паузу, и мы месяц (или два, или три…) не выходили из квартиры.

Австралийский дым в Хоббитоне

Дым от австралийских пожаров в Новой Зеландии

Здесь в сказочном Хоббитоне как-то не очень. Из Австралии, через 2000 километров океана принесло столько дыма, что небо стало жёлтое, а солнце красное. Опубликую сегодня фотографии с телефона без обработки. Вот так адово в январе 2020 года горели леса в солнечной Австралии. Пусть эти картинки станут очередным напоминанием о том, что климат неминуемо меняется, коронавирус или нет.

Зрелище напомнило советскую историю Волкова «Жёлтый туман», который злая великанша напустила на сказочную страну. Фотографии в галерее кликабельны. Снято на камеру iPhone.

Так и живём. Напоминаю, что из Новой Зеландии мы успешно уехали, и живём теперь в Сантьяго, что в Чили.

Одно дело в год

Сантьяго, Чили

Здесь в Сантьяго я быстренько обновлю заброшенный уже было концепт. Много лет назад я сформулировал формулу, которая помогает двигаться по жизнь без особенного стресса для себя и окружающих. Суть метода заключается в том, чтобы позволять себе прокрастинировать сколько угодно, болтаться без дела, симулировать, экспериментировать, ошибаться — всё это ОК, если выполняется одна единственная цель в год.

Как в компьютерной игре, где сохраняться можно только иногда и в специально отведённых для этого местах — не важно, чем ты был занят в промежутке, важно, что ты добрался до чекпоинта; теперь можно продолжать проходить игру дальше с этого места даже, если свет моргнул.

Помогает следующее упражнение: опишите, начиная с прошлого года, что такого большого вы добились? Уверен, получится, что не зря всё это. Почти уверен, что настроение улучшится. Надеюсь, что появится вдохновление для будущих целей.

  • В 2020 я хочу выучить испанский и научиться зарабатывать на жизнь вне зависимости от местоположения на глобусе.
  • В 2019 году я хотел попробовать выскочить из благоприятного новозеландского пузыря, и мы всей семьёй уехали в Чили.
  • В 2018 году я хотел свой стартап (опять), и мы подняли с колен Карму.
  • В 2017 году я очень, очень, очень хотел перестать платить две ипотеки, а старый дом не продавался. Поэтому мы просидели почти всё время в Окленде. Дом продался, это было большое дело, очень скучное, но важное.
  • В 2016 году году я хотел найти хорошую школу для ребёнка, и мы переехали в детско-родительско-пенсионерский район. Купили второй дом.
  • В 2015 году я хотел избавиться от необходимости покупать и продавать автомобили, и стал снимать электромобиль. Потом продал и его, стал свободнее. Было много родительства: маленький ребёнок — это ужасно прекрасно.
  • В 2014 году я хотел, чтобы мои родители получили вид на жительство в Новой Зеландии, и они получили. Я паспорт в этом году получил.
  • В 2013 году я хотел стартап, и мы запустили «фэшн-инстаграм» Do You Like It? Он сдох, конечно, но мы научились.
  • В 2012 году я хотел семью — и у нас появился чудесный мальчик Лукас.
  • В 2011 году я хотел решить квартирный вопрос и купил в декабре дом.
  • В 2010 году я хотел открыть свою компанию и перестать ходить в чужой офис — так появилась Sliday
  • В 2009 году я хотел научиться работать в Новой Зеландии и выплатить большой долг, накопившийся после полугодового путешествия. Научился, выплатил.
  • В 2008 году я хотел получить вид на жительство в Новой Зеландии, и прокатиться по Азии — получил, уехал, как планировалось.
  • В 2007 году я хотел остаться в Новой Зеландии, разобраться с рабочей визой, разобраться с тем, как тут жить. Было жутко интересно и не очень сложно. Разобрался, остался.
  • В 2006 году я хотел поехать, попробовать пожить и поработать в Новую Зеландии — собрал $5570 и поехал, хули.
  • В 2005 году я хотел посмотреть, как оно вне России, и присутствуют ли там вообще разумные формы жизни. Полгода жил в провинциальном Китае.
  • А вот в 2004 году я ничего не хотел. Работал потихоньку, бегал от армии, съездил раз на Алтай, кажется, один раз в Бурмистрово. Родители, кажется, приезжали. А я думал, что нужно съезжать с квартиры на улице Академической 4 и ходил в гости к друзьям: Илье ‘Zepp’ Стахееву, который жил в конце той же улицы, к Диме ‘Spectator’ Смирнову, что через дорогу, Вале ‘Woobinda’ Мерзликину на Морском проспекте тогда обитал, кажется. Кофе мы пили в NYP-кофейне на том же Морском. Жизненное пространство и знакомства были замкнуты на аську, ЖЖ и Академгородок. В “городе”, в Новосибирске, я в 2004 году был всего лишь раз. Много курил, по ночам работал и играл в Mortal Combat, думал, что вот напишем мы нашу супер-игру и станем миллионерами. Игру написали, кстати.

На этом хронология больших целей заканчивается, можно сказать, что не было у меня каких-то больших желаний и целей до того периода. Было пущено всё на самотёк и как-то вяло тянулось. Период между активными студенческими годами и бесцельной молодостью в рамках Академгородка — это жизнь, затуманенная алкоголем, табаком, другими лёгкими наркотиками и инвертированным графиком сна, из которой помнится не очень много. Лишь блог хранит позор старины глубокой.

Это конец поста “Одно большое дело в год”. Резюме таково: чтобы не было грустно об ушедшем, я стараюсь планировать жёстко на один год вперёд одно большое дело. Если постепенно идти к цели, то в промежутках можно пинать балду и всячески отвлекаться. В отвлечениях прокачиваются хобби (например: пока делали Карму в 2018, я хотел вспомнить, как играть на фортепиано: купил цифровое пианино и осилил его до уровня третьего класса музыкальной школы.), в больших делах — фиксируется движение вперёд.

Настроения автоподниматель

Здесь в Окленде многие жалуются на недостаточно человечные условия жизни. Авокадо не той цены, тосты без семечек, сосиски пересолёные и из свиней, пляжи не убраны, службы доставки ленивые, убер-таксисты разговорчивые, кофе с пузырями, комбуча кислая, дома дорогие, ветер сильный, работа скучная, в фаст-фуде еда вредная, мамаши слишком внртолётные, папаши агрессивно водят, азиаты заполонили, расисты заманали, левые занимаются фигнёй, правые заботятся только о себе, в госпиталях пахнет не так, и за собаками на улицах не все подбирают — люди так устроены, что всегда находится повод для расстройства, беспокойства, депрессии: банально плохого настроения.

О привилегированности ленивый не написал. Я не ленивый — поэтому пишу. Спешу уведомить срочной интернет-депешей: если вы это читаете, то дела скорее всего не так уж плохи, как ситуативно кажутся на первый взгляд.

Упражнение, которым я, как абсолютный проходимец и болтун, бевозмездно поделюсь с вами сегодня, с некоторой вероятностью поднимет вам настроение.

Возьмите листок бумаги — блокнотик цифровой, в чатике начните печатать, не суть — и составьте краткий профиль себя, будто отвечаете на опросник переписи населений: без особенных личных деталей, чисто статистический слепок нужен. Например, в моём случае это будет:

  • 35-40 лет
  • Белый (caucasian)
  • Пол мужской
  • Без аллергий и хронических болезней
  • Руки-ноги на месте
  • В стабильных отношениях
  • Есть ребёнок, 1 шт
  • Проживаю в своём доме
  • Работаю на себя (self-employed)
  • В пробках не стою, добираюсь до офиса на скутере
  • Живу в Окленде, в Новой Зеландии
  • В кране есть чистая вода
  • Говорю на двух языках
  • Путешествую за границу 2-3 раза в год
  • В свободное от работы, семьи и бложения время играю на музыкальных инструментах, например
  • И так далее.

Теперь для каждого пункта попробуйте прикинуть такой момент.

С точки зрения повышения шансов на успех и понижения рисков поражения — в современном мире, каким вы его видите — сколько процентов людей на планете Земля и её орбите хотели бы иметь этот конкретный пункт в списке?

В мире пять с половиной миллиардов сознательных взрослых людей (15 лет и старше). Эксперимент сегодня исключительно мысленный. Представьте, что у вас появилась возможность накликать профиль своего преданного и любимого Франкенштейна: с какими параметрами ему жилось бы легче?

  • 35-40 лет — молодёжь не позавидует, но назад в активную взрослую молодость захотят многие, кому за 45 — таких как минимум два с половиной миллиарда.
  • Белый (caucasian) — учитывая, что при раздаче, при рождении, от каждого из нас абслютно ничего не зависит, ни в коем случае не пытаюсь сказать, что этническая принадлежность предопределяет качества, и кто-то лучше, кто-то хуже. Рассуждаю лишь с позиций привилегий: в мире, где, как мы знаем, разрыв между богатыми и бедными лишь увеличивается, и пожилые чаще всего белые мужчины держат у себя на счетах немыслимый капитал, и гнут правила под себя — родиться условно «белым» человеком, возможно, хотели быть четыре миллиарда.
  • Пол мужской — женщинам объективно сложнее жить. Два с половиной миллиарда, возможно, выбрали бы что-то другое.
  • Без аллергий и хронических болезней — полтора миллиарда людей, которых мучает аллергия, наверняка бы отлично обходились без неё.
  • Руки-ноги на месте — минимум полмиллиарда человек намекнули бы вам, что жаловаться особо не на что.
  • В стабильных отношениях — чуть больше половины браков заканчиваются разводом, миллиарды хотели бы найти свои половинки.
  • И так далее.

Цель эксперимента чрезвычайно проста, и я не знаю, как так отформатировать текст, чтобы подчеркнуть весомость слов, ибо каждое второе должно быть выделено жирным и неоновыми вывесками подсвечено:

Прямо сейчас, буквально миллиарды людей хотели бы иметь то, чем вы по случайности или в силу личных усилий обладаете: то, чего у них нет, и зачастую не будет никогда.

Вместо того, чтобы расстраиваться из-за мелочей — что чрезвычайно свойственно человеческой природе — возможно, стоит радоваться по-настоящему крупногабаритным привилегиям, с которыми вам так повезло. Тот же интернет, например.

Хорошего дня.

Как миллениалы убили Что? Где? Когда? в родительском клубе

Здесь в Окленде, наш ребёнок ходит в школу одного из «школьных» районов — Гландауи, который вместе с Сент-Хелиерс, пожалуй, образует самую известную зону для молодых родителей в восточной части огромного Окленда. Напомню, что при населении в полтора миллиона, Окленд по площади не меньше Москвы (старой, круглой Москвы, до присоединения Новомосковского и Троицкого административный округов). На востоке города не новострой, улицы с по местным меркам долгой историей, старые пляжи, маленькие кинотеатрики, пожилые граждане, много церквей, традиционные ценности. Деды шипят на скутеры. Бабульки прогуливаются с собачками. Дети с родителями посещают библиотеку и датскую булочную на углу. Весьма всё чинно, и мирно

В Новой Зеландии школы разделены на группы по количеству государственных дотаций. Таких групп 10 (decile): 1 получает больше денег, 10 получает меньше. По сути государственные школы отсортировали по той сумме, сколько было выделено — сколько им жизненно необходимо для обеспечения обязательного образования населению — и поровну разложили по 10 коробочкам.

Сколько школе отправляется средств зависит от комплекса вещей, но в основном от материального благополучия жителей-родителей. Если что-то можно закрыть добровольными родительскими взносами, можно не клянчить деньги у государства. Чем круче школа, тем выше годовые добровольные взносы. В школах из децилей ниже пяти, родителей просят поддержать бюджет может 50 долларов в год. В нашей начальной школе — 400 с ребёнка. Бывает больше 1000.

Дециль (Decile) — штука весьма условная, и отнюдь не всегда отражает уровень и качество образования, но в силу людской психологии крайне важная с точки зрения цен на недвижимость и всего остального. На поверхности, система простая и доступная: чем больше на районе школ “десяток”, тем круче район. Где жить? Где хорошие школы. Какие хорошие? У которых выше дециль. Железная логика.

В нашем районе, если я правильно помню, четыре школы для младшего, среднего и старшего возрастов, все из десятого дециля. Мы, люди 36 с копейками лет, одни из самых молодых, если не самые молодые родители в нашем классе. Жители исторически благоприятных Глендауи и Сент-Хелиерс рожают после тридцати.

Кроме 400 добровольных пожертвований, которые мы получаем в виде регулярных счетов, школьная администрация вместе с родительским комитетом придумывают какие-нибудь весёленькие штуки, чтоб собрать больше. Денег всегда не хватает. Это могут быть какие-то батарейки, которые ребёнок продаёт по родственникам; день просмотра фильмов, когда притаскивается кино-проектор и крутятся (не знаю как там с лицензиями) мультфильмы; рюкзаки с школьной тематикой; переоцененная в десятки раз школьная форма, вот это всё.

Одним из таких благотворительных сборов является традиционный вечер «Что? Где? Когда?»: родители выпивают, кушают, знакомятся, разбиваются на команды, отвечают на вопросы — платный вход, бар за нал.

В этом году, насколько мне известно, впервые за долгое время — билеты не продаются! Миллениалы наступают.

Прислушавшись к своим внутренним ощущениям, мы с женой попытались понять, почему ни одному из нас и в голову не пришло поучаствовать в таком мероприятии. На одной чаше весов — тихий уютный вечер вдвоём, когда ребёнок уснул, и можно спокойно выпить вина, поиграть на фортепиано, посмотреть фильмец, почитать книгу на диване, встретиться в друзьями, наконец. На другой — куда-то тащиться, встречаться с незнакомыми людьми, с которыми тебя связывает лишь номер комнаты, в которую ты заводишь ребёнка по утрам, выслушивать их глупости и истории о погоде, рассказывать свои неуклюжие истории, соревноваться с ними; показаться глупым, не зная ответов, показаться выскочкой, зная все ответы, тратить деньги на плохую еду и выпивку, при этом нанимать скорее всего сиделку, ведь ребёнка одного дома не оставишь! Выбор очевиден: netflix and chill.

Почему родительский комитет не предложил погонять в Dota 2 на взятых в местном гейм-клубе компах? Почему школьная администрация не смогла сляпать по-навальному прикольную брошюру с описанием достижений и реальных школьных проблем, и внятным зазыванием, мол, ребята, нам искренне нужны ваши деньги, чтобы вашим детям, которые наше всеобщее будущее, было лучше?

Моя гипотеза такова, что всё дело в цифровых технологиях и разности менталитетов поколений. Людей 35 лет и тех, кто старше 45, разделяет не просто декада, но целая информационная, культурная, если угодно, пропасть. Миллениалы пожинают плоды предыдущих поколений и должны работать больше и активнее, чтобы выплатить нечеловеческие ипотеки. Когда приходит время отключаться от информационного потока, они не смотрят, что дают по телеку, они выбирают, что брать с полки — будь то стриминговый сервис, гейминг, онлайн-шоппинг.

Личное время в мире миллениалов, где скуке нет места, но и работа никогда не кончается — стоит гораздо больше, чем раньше. Пока ребята старше 45 ворчат по поводу скутеров и уберов, молодые люди из клуба “Кому чуть за 30” добивают очередной бизнес, голосуя долларом.

Мы берём, что хотим, а не хаваем, что дают.

Это своеобразное, и достаточно прямое проявление личной свободы. Вероятно, своими персонализованными развлечениями и требованиями выбирать мы компенсируем несправедливость системы, которую не мы строили. Не мы бездумно завалили пластиком океаны, но мы должны осознанно заниматься ресайклингом и озаботиться бумажными пакетами.

Так и выходит, что вместо клёвых фандрейзеров и по-настоящему благотворительной акции ради образования наших детей, администрация школы (средний возраст 45+) выдумывает какие-то олдскульные забавы, которые жутко печальны, и после недоумевает, что ж это билеты не расходятся?

Обновление и дополнение: Вечер “Что? Где? Когда?” отменён, не смогли продать билеты.

Оу, велл.