Недетская детская литература

2015-08-17 10.18.52-1

Здесь в Окленде, приблизительно полгода назад, брат прислал в подарок своему двухлетнему племяннику книжку с русскими сказками. Настоящий русский фольклор.

И вот уже несколько месяцев пытаюсь объяснить своим родителям, что это пиздец, а не истории для впечатлительного ребёнка. В основном выясняется, что я ненавижу всё русское и брата заодно.

Понимаю, что, возможно, сын просит знакомые сюжеты. В его мире не так много сюжетов. Читали бы ему Библию или Коран, просил бы и их. Мы, взрослые, выбираем, что для ребёнка лучше на данном этапе.

Старик вскочил, бросил в него топором и отрубил ему лапу. Сам убежал, спрятался.
Заревел медведь и ушел на трех лапах в лес.
Старик взял отрубленную лапу, принес домой:
— На, старуха, вари. — и так далее

Такие истории генерируют бесполезные страхи, с которыми потом ребёнку и нам, родителям, приходится разбираться.

Мне не кажется, это факт: мой двухлетний мальчик начал боятья темноты, волков и чудищ в бамбуковых зарослях рядом с домом. Раньше не боялся.

В своей жизни я видел волка несколько раз: три раза в зоопарке, один раз во время туристического сплава по реке. Они не страшные и абсолютно не релевантные. Человек давно победил волков, медведей, пауков, тараканов, драконов, акул, чудищ — всех победил, чего уж там.

Зачем забивать ребенку голову ужасами, болью и расчлененкой — я не знаю. «Поколения выросли», как и «это такие традиции» — не убедительные аргументы. Лично для меня «традиционное» значит вызывающее недоверие. Это касается буквально всего, не только сказок. «Традиционная медицина», например. Традиционно обрезание, например, тысячи лет уж так калечат детей. Нахуй не нужно.

Слово «традиционно» — красный флаг, что этого делать не нужно. Ибо чаще всего традиции те вышли из предрассудков, страхов и предубеждений наших предков.

В их систему ценностей и нюансы быта ребенок окунётся, если заинтересуется фольклором тех или иных народов в сознательном возрасте. Фольклор изучают историки и культурологи: обычная наука, никакой мистической и сложносочинённой ценности. Если сказка учит моего ребенка бояться волков — нахуй такую сказку. Гораздо важнее история, в которой рассказывается, как под машину не попасть.

То, что нам в детстве читали ужасные сказки тёмного средневековья с его ужасами, и нашим родителям читали, и прародителям читали — абсолютно не означает, что мы обязаны продолжат эту традицию. Отношения в социуме коренным образом изменились. Например нет рабства, которое норма для последователей традиционных носителей морали в виде Корана, Нового и Ветхого заветов. Гуманистические ценности сильно изменились даже за последние 50 лет. Коммунистический писатель Корней Чуковский, который изобрёл ГУЛАГ для детей и у которого отлично рифмуются «проклятый Зоосад» и «бедный Петроград» — повод для отдельного поста. Из тогдашних Агния Барто и Маршаки относительно ничего. Заходер депрессивный какой-то.

Со времён петровских крестьян и хрущёвской оттепели так много появилось нормальных историй, в которых нет сложнообъяснимых моральных парадоксов, утробных страхов, и персонажи ведут себя, как люди: не причиняют страданий, не унижают друг друга. Историй много и нет дефицита: нет нужды пичкать детей страшилками и предрассудками из прошлого.

Разумеется, в подростковом возрасте я с удовольствием читал о том, как Синдбад Мореход кормил птицу Рухх, срезая мясо с икр своих ног. Разумеется, хорошо шли фантастические боевики Гарри Гаррисона и совершенно не нежные персонажи «Принцев Амбера» Роджера Желязны. Всему своё время. В два года Сказки Братьев Гримм и другой фольклор — русский или не русский — спасибо, не надо.

По мотивам этого поста в fb.me/kulesh

Три собаки

2015-08-07 16.53.00-2

Здесь в Окленде я вгрызаюсь в тело текста и порой замечаю, как многие дорожки ведут к одному и тому же.

Как помните, все ноныче заняты тем, что лицемерно жалеют невинно убиенных жирафов и львов. Мне в этой истории прежде всего был интересен момент честности перед собой и смысл страданий, как таковых. Почему нам жальче одного жирафа, чем сотню тысяч тунцов? Я периодически езжу на рыбалку, однако, не настоящую охоту не хочу: с кровью и убийством возиться не хочется — жалко животных. А рыб не так жалко. Муравьёв, которые поедают раму моего новозеландского дома, вообще не жалко, травлю ядом. С бактериями на зубах так вообще борюсь ежедневно, миллионы гибнут ради того, чтобы мои бесцельные и бессмысленные зубки не сгнили раньше времени. Кто и как определяет абсолютную и относительную величины страданий живых существ?

Человек — существо эмпатичное, которому свойственно сопереживать. Этот механизм срабатывает железно, на уровне клеток мозга. Отчасти поэтому вместе мы сила, а поодиночке сходим с ума и смотрим в стену. Так и получается, что жальче нам близких с эволюционной точки зрения организмов. Одну собаку с добрыми глазами жальче, чем миллион стафилококков.

Человек — существо эгоистичное. Другая наша склонность заключается в очеловечивании окружения. Глядя на собаку, мы скорее всего предполагаем какую-то степень разумности: она переживает, ощущает эмоции, почти как ты и я. В примере выше: она страдает, почти как мы с вами. А нам с вами, очевидно, страдания неприятны.

Проблемы начинаются почти сразу: где провести черту между разумностью и набором рефлексов? Снисходительно глядя с верхних веток эволюционного дерева, мы забываем о том, что всякий самовоспроизводящийся элемент живой природы прошёл точно тот же путь: от начала времён. Осьминоги, наверное, могут ощущать себя на вершине эволюционной Джомолунгмы, если измерять способность изверать чернила и менять цвет кожи. Дождевые черви лучше всех вытаскивают минералы из почвы и отлично вырабатывают слизь. Я так не умею. Суть в том, что всякое существо, простое или сложное, прошло приблизительно тот же путь с точки зрения Дарвина. В этом случае наивно предполагать, что люди-обезьяны качественно лучше других.

Как можно догадаться, синтетические божества, являющиеся плодом человеческого воображения, отлично вписываются в антропоцентричную картину мира. Жаль, они не подчиняются принципу бритвы Оккама и лишь мешают логическим построениям.

Давайте вернёмся к нашим собакам. Первую я упомянул в контесте страданий: собаку жалко, собака друг человека и она не очень далеко отстоит от нас в цепи эволюционного развития (хоть на деле это не так).

Вторая собака жила в тринадцатом веке, самые, что ни на есть средние века. В те времена в Европе безраздельно властвовала одна церковь, или даже Церковь — католическая. Невзирая на общий кризис власти — в какой-то момент правители средневековой реальности вынуждены были выбирать, которого из трёх (!) одновременно легитимно выбранных Римских Пап поддерживать, чтоб не прогневать небеса и не потерять поддержку народа — духовные дела являлись важнейшей частью жизни.

Собаку звали Гинфорт, и хозяин её, будучи не последним человеком, владел домом, хозяйством, заработанное в рыцарских походах и борьбой с неверными. Хозин однажды отправился на охоту и оставил пса охранять своего малолетнего сына. Вернувшись с охоты рыцарь обнаружил в детской ужасный беспорядок: колыбель перевёрнута и дитя нигде не видно. Гифторт сидел в углу и рычал. Пасть его была окровавлена. Резонно предположив, что псина загрызла сына, хозяин в гневе прикончил грейхаунда. И тотчас услышал детский плач, раздававшийся из-под разбросанного постельного белья. Ребёнок, цел и невредим, лежал под кроваткой. Рядом с ним лежала мёртвая змея. Вышло так, что Гинфорт убил тварь, которая угрожала здоровью дитя и тем самым спас хозяйского сына.

Собаку похоронили с почестями в ближайшем колодце, закидав его доверху булыжниками и соорудив сверху что-то вроде склепа. Негласно Гинфорт, бездуховная, неодушевлённая собака была провозглашена святой, покровительницей младенцев. Довольно скоро склеп стал местом поклонения: крестьяне с больными детьми и паломники со всей европы и окрестностей Леона потянулись к магическому колодцу. Многие отчаявшиеся родители оставляли младенцев на несколько дней, кто-то подвешивал детей за одежду на деревьях, чтобы целительное волшебство священной собаки избавило от недуга. Невзирая на неоднократные запреты со стороны Католической церкви, поклонение собачьим останкам продолжалось приблизительно до 1930 года.

Мемеплексы и заблуждения живут не в недрах бюрократических аппаратов, а в умах людей. Нельзя запретить верить в чепуху. Если паломники сказали, что собака святая, значит у них не было вопросов к наличию у неё сознания, души, высших моральных принципов и добротетели.

Третья собака имени росла в доме будущего исследователя мозга Кристофа Коха. Маленький Кристоф и собака выросли в католической семье. Мальчика с детства поражало ничем не обоснованное разделение существ на высших (люди) и низших (все остальные). Наблюдая за поведением своей собаки, он видел всё то же, что ощущал сам, будучи ребёнком. Собака испытывала эмоции, страдала, переживала, боялась, хитрила, льстила, болела, спала и видела сны. По стечению обстоятельств мальчик Кристоф вырос и стал уважаемым исследователем мозга и, самое важное, сознания как такового.

Кох и многие другие учёные и философы, которых волнует Трудная проблема сознания, глядя на материалы исследований, факты и доказательства, не могут найти места божественному вложению души (сознания) в лабораторную мышь, кошку, собаку, обезьяну или человека. При этом современные средства измерений нейрохимических изменений в головном мозге человека шагнули очень далеко. Суть проблемы заключается в простом вопросе: как мозг порождает сознание? Проблема не называлась бы трудной, если б удалось найти простое решение.

Кристоф придерживается взглядов Платона, Спинозы и Шопенгауэра, в которых мир устроен по принципу панпсихизма — вся природа обладает психикой. В современной трактовке — сознанием. Кох работает над теорией, в которой степень сознательности определяется сложностью и взаимосвязанностью (‘interconnectedness’) той или иной системы. Сознание (и его производные разум и чувства) неминуемо присутствуют в таких системах, как утверждают Кристоф и его приверженцы.

Живые организмы вообще и человеческий мозг в частности чрезвычайно сложны и невероятно взаимосвязаны. Мозг трёхлетнего ребёнка состоит из 1015 синаптических связей, которые успешно коммуницируют через кору. Сознание в такой системе неизбежно! Разумеется, собаки разумны и одухотворены ровно настолько, насколько сложна их сеть нейронов.

«По такой логие ваш iPhone обладает разумом и чувствует. У него есть различные состояния, есть нужды, есть переживания» — с полной серьёзностью утверждает Кох.

Буквально полтора века назад многим было сложно смириться с мыслью, что металлы вроде золота и свинца, разительно отличающиеся по свойствам: цвету, твёрдости, плавкости — все построены из одних и тех же примитивных элементов, и на атомарном уровне различия минимальны: где-то больше протонов, где-то меньше. Две цифры поменяй и бац — драгоценное золото превращается в банальный свинец. Ничего, привыкли.

Потом оказалось, что пространство и время гнутся, растягиваются и сжимаются под действием гравитации. Потом оказалось, что масса берётся из «вязкого» поля Хиггса. Сложно представить? Ничего, привыкли.

Возможно, точно такой же банальщиной и обыденностью станет для наших внуков сознание, как таковое. Для них будет очевидна формула, в которой сложность и взаимосвязанность показывают степень сознательности. Станет ли от этого в мире человеков больше сострадания ко всему хоть немного живому? Поживём, увидим.

Говорят, видный мыслитель современности Стоппард написал и поставил пьесу ‘The Hard Problem’. И, говорят, она получилась так себе. Действительно сложная проблема, чего уж там.

Ссылки по теме:

Зарплаты программистов в Новой Зеландии

Программисты отдыхают

Здесь в Окленде, я получил свежий отчёт о существующем положении вещей на новозеландском рынке IT: о зарплатах специалистов и о том, куда всё движется. Данные относятся к июню 2014 года. Переведу в продолжении поста то, что не в картинках.

Прошлый год я пропустил, 2012-ый можно посмотреть здесь, 2011, 2010, а зарплаты в других отраслях здесь.

Отчёт составлен на основе данных, полученных от 33 900 анонимных респондентов сайта itsalaries.co.nz, занятых, как вы понимаете, в IT-индустрии. Два раза в год рекрутёрское агентство пиара ради проводит анализ абсолютных значений и их динамики.

Основные выводы первой половины 2014 года

  • Медиана значений заработной платы увеличилась и составила на 80 500 NZD в год. Это не может не радовать.
  • Фрилансеры-контрактеры теперь получают в основном 90 NZD в час.
  • Средний годовой бонус, если предлагается — 6000 NZD.
  • «Отличился» Веллингтон. Там медианное значение зарплат составило 87 500 NZD, что выше оклендских показателей (80 500 NZD) и того, что платят в Крайстчёрче (75 000 NZD). Занятно, что буквально в 150 километрах от Окленда в Гамильтоне и других городах Северного острова медиана составила 71 000 NZD.

Прогноз на остаток года: медленный, но верный рост рынка IT.

Подробнее в продолжении поста, все картинки кликабельны.

Читать далее Зарплаты программистов в Новой Зеландии

Не читайте советских газет — никогда

nz_hamilton_gardens_pumppkin_show_IMG_6919

Здесь в Окленде есть мнение, что чтение новостей, Facebook, Вконтакте и ЖЖ-френдлент вредит здоровью и жизни вообще.

Мысль эта не нова. С 2007 года, кажется, пройдя активную фазу развития ЖЖ, когда ещё не было ботов и lj.ru, я перестал читать френдленту и начал в свободное время обрабатывать в фотошопе картинки из путешествий, и писать задиристые юношеские посты об отношениях между м и ж. За полтора года блог stas-kulesh (piterpan, как было раньше) стал, что называется «тысячником». Отчасти благодаря тому, что высвободившееся время позволило сосредоточиться на творческой составляющей. Именно тогда я начал отвечать заносчивым комментаторам что-то в духе: «Я пишу интернет, который вы читаете».

Facebook в 2007 тогда был очень маленький и нерусский, твиттер вообще никто не понимал. Через пару лет ситуация изменилась. Пять лет спустя я обнаружил, что надолго «залипаю» на ленты в соцсетях и твиттере. Интернет заменил телевизор и растянутые на коленках треники.

Решил проверить — насколько всё плохо.

Читать далее Не читайте советских газет — никогда

Миграция второго типа

Здесь в Окленде я после 15 лет в лагере MS Windows переметнулся в церковь Apple. Приблизительно с начала августа 2012 я для работы и развлечений пользуюсь исключительно MacBook Pro Retina. Произошло это в контексте общего тренда по минимализации говна (aka «хлам») в жизни.

Меньше — лучше. Дзен-сторона, на которой покупается нужное и качественное, а ненужное убирается в сарай или выбрасывается на помойку. Так рабочий стол покинули мышь, планшет, клавиатура и монитор. Вместо пяти девайсов — один лаптоп. Приблизительно такого же рода чистка прошла в отношении программного обеспечения. Рабочий стол был завален всевозможными иконками, теперь их всего один ряд в стандартном доке Mac OS.

Пару лет назад я просил читателей поделиться своим минимальным набором софта для бытовых нужд в посте «Программный сухой паёк». Оказалось, что аналогии «оконным» приложениям найти чаще всего не так уж сложно.

Читать далее Миграция второго типа

Свежее ЧАвО

Здесь в Окленде, в зависимости от террористичесих актов в московском метро/аэропорту, торфяных пожаров, «выборов», морозов, жары — многих самых разных стресс-факторов — я получаю письма с вопросами по иммиграции и вообще. Стараюсь всем отвечать, но не всегда получается.

Уже как-то выкладывал своеобразное ЧАвО с письмами читателей (без имён, конечно). Думаю, пришёл черёд нового поста этой серии.

Итак, приведу сегодня распространённые вопросы и ответы. Может быть сэкономлю кому минутку другую.

Читать далее Свежее ЧАвО

Зарплаты программистов в Новой Зеландии

Здесь в Окленде, я получил очередной отчёт о существующем положении на новозеландском рынке IT: о зарплатах специалистов и о том, куда всё движется. Данные относятся к июню 2012 года. Переведу в продолжении поста то, что не в картинках.

Прошлый год можно посмотреть здесь, позапрошлый здесь, а зарплаты в других отраслях здесь.

Отчёт составлен на основе данных, полученных от 24 100 анонимных респондентов сайта itsalaries.co.nz, занятых, как вы понимаете, в IT-индустрии. Два раза в год рекрутёрское агентство пиара ради проводит анализ абсолютных значений и их динамики.

Основные выводы первой половины 2012 года

  • Медиана значений заработной платы не измнилась и держится на 77 500 NZD в год. Стабильность в действии.
  • Фрилансеры-контрактеры, стоит заметить, получают в основном столько же — 80 NZD в час.
  • «Отличился» Веллингтон. Там медианное значение зарплат составило 80 000 NZD, что выше оклендских показателей (75 000 NZD) и того, что платят в Крайстчёрче (70 000 NZD). Занятно, что буквально в 150 километрах от Окленда в Гамильтоне и других городах Северного острова медиана составила 63 000 NZD.
  • Получили значительные повышения: архитекторы и программисты.
  • А вот у бизнес-аналитиков, технических писателей, тестеров, системных администраторов, веб/мультимедиа дизайнеров — зарплата уменьшилась или осталась на прежнем уровне.

Выборы прошли и пришла зима, самое рабочее время года. Консервативный подход к найму новых людей определяется несколькими факторами.

Госаппарат расширяется и модернизируется, оттого в Веллингтоне после выборов начали нанимать, повысился спрос жить в ветренной столице, повысились зарплаты. Настолько, что оказались выше, чем в обычно лидирующем Окленде.

Уменьшилось количество работодателей, предоставляющих разного рода бонусы и «ништячки». Теперь меньше компаний предлагают оплачивать мобильную связь и бензин для добирающихся на рабочее место издалека (на 3%). На 2% снизилось количество компаний, позволяющих работать в свободном графике и оплачивающих тренажёрный зал.

Прогноз на остаток года: стабильность. Ситуация спокойная.

Подробнее в продолжении поста, все картинки кликабельны.

Читать далее Зарплаты программистов в Новой Зеландии