Правило шести «Ф»

Новая Зеландия, как она есть

Здесь в Окленде обнаружил страницу, где на бюджетные средства Новой Зеландии умные люди описали процесс переезда в чужую страну (иммигрант в Новой Зеландии, очевидно) с точки зрения подъёмов и падений настроения.

Я, сам того не заметив, стал «дедом» среди иммигрантов. Уже с октября 2006 живу в этой стране. Знаю, как решать большинство бытовых проблем, как устроены деловые отношения, что имеют в виду киви, когда восклицают «sweet as!» и многое другое. Много встречаюсь со свежеприехавшими и с недавних пор стал находить общие черты в их поведении.

В английском языке омоним русского слова «декада» означает не десять дней, а десять лет. Как говорит одна знакомая, проведшая в Новой Зеландии чуть больше «decade», мол, не о чем говорить с теми, кто приехал меньше пяти лет назад. Это без снобизма, простая констатация факта: у людей иные, находящиеся в другой плоскости от устаканившегося хода реальной новозеландской жизни, проблемы.

Ситуации у всех, конечно, разные, но восприятие в целом одинаковое. Все мы люди.

На любимом сайте иммигранта — immigration.govt.nz — психологические этапы молодых бойцов описаны следующим образом.

Утверждается, что все новоприбывшие проходят через эти фазы. Полезно понимать и работодателям (покажите им графики!), и мигрантам, что происходит во время этого процесса.

Подготовка к переезду (Forethought)

Выбор невесты по каталогу — увлекательный процесс. Выбирая страну по фотографиям и отзывам на говнофорумах, человек проецирует ожидаемое и, как бы ни старался, создаёт достаточно весьма далёкую от реальности картину вожделенного мира. Кроме этого, не имея возможности сравнить, потенциальный эмигрант чаще всего переоценивает свои способности, и, как следствие, возможности.

Однако, до момента разочарования ещё далеко. И чудесная принцесса, страна сказочной красоты почти всегда отлично визуализируется в голове желающего переехать. В детстве мальчишки вырезают крутые картинки из старых цветных журналов вроде «Техники молодёжи», вклеивают их в сакральные тетрадки, и невероятные механизмы в космических пространствах становятся чуть ближе. Мне порой кажется, какие-то подобные альбомы в мозгах тех, кто заряжается, как «кашпировская» банка с водой, на иммиграцию.

Иллюзии по приезде рассеиваются, но не сразу.

Окружающие — друзья, знакомые и близкие — в основном, конечно поддерживают, но кто-то относится скептические к идее «свалить». Очень хочется порадовать своих и «показать им всем» неверующим!

Эйфория (Fun)

Уау! Я в Новой Зеландии! Я сделал большое дело! Море по колено! Признаюсь честно, первые четыре месяца (и это подтверждается общим графиком выше) я ходил восторженный, буквально опьянённый. Не только окружающей, очень необычной и новой действительностью, но и самим простым до зубной боли фактом: я в Новой Зеландии!

Большинство знакомых, конечно, рады, что у тебя получилось вырваться, сделать что-то серьёзное. Как ложно кажется: проведена огромная работа, самое главное сделано, я в Новой Зеландии!

Стоит ли говорить, что ежедневно на молодого иммигранта из России первое сваливается огромное количество новой информации. Вспоминаю сейчас первые недели в Новой Зеландии, то был один из самых счастливых периодов. Буквально начало новой жизни. Схоже в чём то с ощущениями после поступления в университет: счастливым и наивным первокурсником я гулял по улицам Окленда осенью 2006-го года. Тогда тоже казалось, мол, стоит поступить, а дальше, как по маслу пойдёт учёба. Сам себе голова, отстаньте все, я всё знаю!

К концу первого семестра эйфория затихает, вдалеке начинает маячить сессия. И становится страшно.

Страх (Fright)

Приблизительно через полгода радость первого свидания рассеивается, и приходят неуверенность с горстью мелких разочарований.

К хорошему быстро привыкаешь, и небольшие минусы начинают накапливаться и набирать вес. К тому же далеко не все приезжают с семьёй и, уж простите, пожалуйста, за банальность, но эффект «недоёба», тоже проявляться как раз спустя шесть месяцев. Можно красиво называть его «одиночеством» или «смятением души», смысл тот же.

В это кризисное время на работе (если она есть) не понимают, дома одни идиоты, в магазине ёбаные китаёзы, в банке сраные индусы, все они понаехали и, конечно, жить в этой гадкой деревне нельзя.

Напомню, что друзья и близкие в это время становятся гораздо дальше, чем были. Прежде всего оттого, что теряют интерес к исчезнувшему из их жизней индивидууму. Когда-то меня комментировала вся новосибирская тусовка. Пару лет назад я перестал быть смотрителем , а ведь мы, казалось, буквально вчера вместе с нскими ЖЖистами придумывали на кухне правила: «Правило у нас всего одно: не постить хуйню». Кое-чем Новая Зеландия сильно отличается от, скажем, Великобритании. Новая Зеландия — отовсюду далеко, здесь не получится прыг на самолёт и к маме, или бац — и с подружками в Москве в клуб.

Здесь все милые (в смысле «nice»), однако, с какого-то момента с плохоговорящим работничком перестают таскаться и как бы начинают намекать, что детство заканчивается, мол, пора бы уже браться за ум: пора понимать, что имеет в виду начальник, пора участвовать в общих делах, пора научиться говорить «пожалуйста», перестать кричать и резко высказываться на спорные темы, как это может быть принято в родной «африканской» деревне. (Есть такая фаза у молодых иммигрантов, когда проблемы кажутся неразрешимыми, а кругом видится заговор расистов/ксенофобов.)

Страх потери корней и связи с родиной, сложности в понимании порядков в новой стране — всё это провоцирует следующий этап.

Бегство (Flight)

Обычно я рекомендую начинающим тихонько ехать крышей вдали от родных краёв, друзей, родственников, берёзок и маминого борща — слетать домой. Приблизительно через год, через 12 месяцев пребывания в Новой Зеландии начинает особенно яростно душить ностальгия. Господа иммигранты теряют офицерское достоинство и начинают цапаться друг с другом, срываться на окружающих, эксцентричничать и неадекватно самовыражаться.

С кризисными ребятами тяжело жить и работать. Окружающие новозеландцы, многие из которых никогда не покидали Окленд, не факт, что способны понять сложносплетённые страдания, культурный стресс и ностальгию иммигранта.

Домашние скучают, друзья пишут что-то в духе: «Да фигли ты в ней нашёл? Давай домой, на озеро съездим, в баньку сходим, шашлычки…» — в общем начинает иммигрант собирать альбом приятных воспоминаний о сказочной и далёкой стране Россия.

Не скрою, многие берут билет в один конец. Это нормально, конечно, далеко не всем нравится жить по-другому, новое — не значит лучшее и блаблабла.

Бой (Fight)

Но врёшь, нас не возмёшь! По одному ему ведомым причинам возвращается наш иммигрант, и полон сил и решимости занять своё место в чужеродном обществе.

Прошло полтора года, самое время разобраться, что к чему, перестать чувствовать внутри «мы сами неместные» и начать на равных разговаривать с согражданами новой Родины. Лично я полагаю, это достаточный период, чтобы определиться: лежит душа или нет к оказавшимся не такими уж кисельными берегам.

Свежепонаехавший начинает прислушиваться к советам, чутко следить за изменениями в интонаций, улавливать затенённые до этого эйфорией и страхами важные нюансы жизни за границей.

Появляются новые друзья, старые продолжают отдаляться. Кому-то просто становится всё равно, а многие неожиданно оказываются в лагере врагов: «Сука, предал родину, а ведь она тебя вскормила!» Последнее, конечно, не помогает справиться с кризисом, но учит быть выше всего этого говна. Иначе оно затягивает.

На этом этапе нужно очень стараться, и всё получится.

Свой (Fit)

Далее буду говорить штампами: есть свет в конце тоннеля, и через тернии обязательно к звёздам.

Спустя приблизительно два года (период растягивается до пяти лет) наступает гармония. Появляются новые интересы, новые друзья, новые привычки, новые любимые места и традиции. С определённого момента иммигрант перестаёт быть чужаком и вливается в новую среду. В этом контексте получение паспорта и статуса резидента — дела исключительно технического характера. Я уже много раз говорил о том, что все эти визовые дела — это мелочи и глупости по сравнению с решениями высшего жизненного порядка, которые спешно придётся принять на новом месте: где жить, что делать и с кем.

Не скрою, на фоне всеобщей ассимиляции крайне уныло выглядят немногочисленные те, которые ругают новую родину и при этом её не покидают. Мы называем таких «терпилами»: с одной стороны человек жертва, потерпевший, с другой, ох, как жалок он в нежелании перестать ныть и изменить что-то в своей жизни.

Штампами начал, банальностями закончу: здесь не работает безвольное «где родился, там и пригодился», ну и под лежачий камень вода не течёт, конечно.

Заключение

Думаю, что с небольшой натяжкой моя история вполне укладывается в синусоиду, предложенную социологами иммиграционного сайта. Уверен, что ощущения многих категорически не совпадут с этой уж слишком упрощённой схемой. Каковы были ваши впечатления от первых двух лет жизни за границей?

P.S.: Пометил этот пост тэгом «Памятка» — все иммиграционно важные посты таким отмечены.

  • У меня на протяжении первых двух лет был фан, который плавно перетек в фит. Сейчас у меня фрайт, что будет принудительный флайт на родину и файт за то, чтобы этого не случилось.

  • Artem Deinega

    Два года в Бангкоке и мне кажется, что все эти состояние сменяют друг друга волнами. Ну и как мне кажется фрилансерам хуже, ибо непостоянность работы рождает неуверенность и страх.

    • Ну, легализация (гражданство там, всякое такое) помогают с неуверенностью разобраться.