История Батавии

Здесь в Австралазии раньше случались небывалые истории. В 1628 году корабль под названием «Батавия», снаряжённый Голландской Ост-Индской компанией отчалил из Голландии в Индию за специями. Холодильников в ту пору не существовало, поэтому еду приходилось густо перчить и солить. Руководить ответственной миссией были наняты опытный капитан Франсуа Пелзарт (Francisco Pelsaert) и шкипер Арэйн Якобз (Ariaen Jacobsz), кроме этого на судне присутвовали 341 пассажир, что, как вы можете представить, сравнимо с современным аэробусом. Одним из них был Иероним Корнелиз (Jeronimus Cornelisz), обанкротившийся фармацевт из Гарлема, который в спешном порядке покидал Нидерланды, будучи заподозренным в связях с еретиком-художником натуралистом Торрентиусом. Иероним позже сыграет важную роль в истории Батавии.

Так уж вышло, что во время долгого, очень долгого путешествия штурман и фармацевт решили устроить мятеж и увести корабль к тихим берегам полинезийских островов. Кроме этого трюмы корабля были заполнены золотом и серебром, что могло бы значительно облегчить жизнь бунтовщиков.

Начали они с того, что после выхода из Кейптауна корабль был уведён в сторону от основной группы так, чтоб в случае чего помощи было ждать неоткуда. Якобз и Корнелиз за это время сколотили небольшую банду единомышленников, обещая им золотые горы и горячих туземок. Для мятежа нужен был повод. Для этого один из членов шайки устроил попытку сексуального домогательства до одной из молоденьких пассажирок из хорошей семьи. Предполагалось, что капитану придётся принять дисциплинарные меры — тут-то и начнётся! Однако, девушке удалось опознать нападавших, и капитан пообещал наказать виновных. Мятежники притихли в ожидании расплаты.

Пелзарт не успел провести заседание морского трибунала над насильниками, потому что 4 июня 1629 года Батавия потерпела кораблекрушение на одном из рифов близ Австралии. Сорок человек утонули, оставшиеся 322, включая женщин и детей, на шлюпке и йоле были переправлены на близлежащий остров. Батавия плотно села на камни и притонула.

С этого события начался кошмар.

Источников пресной воды на крохотном острове не оказалось, еды тоже было не так много: лишь морские львы да провиант, спасённый после кораблекрушения. Капитан и группа лояльных офицеров решили рискнуть и отправился на лонгбоате (девятиметровая шлюпка) на поиски воды, еды и помощи. Поблизости, на берегу материка, ничего этого они обнаружить не смогли, поэтому отправились в опасное плавание через океан в город Батавия (ныне Джакрта). Путешествие заняло 33 дня и по сей день является одним из фантастических примеров мастерской навигации.

Губернатор Батавии немедленно снарядил спасательную операцию. Напомню, что на месте кораблекрушения остались горы золота и серебра. Дорога назад заняла ещё месяц.

Пока капитан Пелзарт героически боролся со штормами в попытках достичь Джакарты, заговорщик Иероним Корнелиз, оставленный «за старшего» на острове установил свой порядок. Предполагая, что капитан догадался о готовящемся мятеже, и его возвращение не сулит ничего хорошего, он разработал план по захвату корабля спасателей. Чтобы уже на нём отправиться на поиски безопасного укрытия и райской гавани. Говорят, фармацевт-неудачник даже придумал название для своего будущего королевства, основанного на деньги из трюмов Батавии.

Для осуществления плана было необходимо избавиться от всех, кто мог ему помешать. Когда ты живёшь на небольшом острове без воды и питаешься морскими львами и чайками, «избавиться» может означать только одно. Корнелиз начал с того, что приказал принести ему всё оружие и весь провиант, получив полный контроль над выжившими. После чего под предлогом поисков пищи он перевёз группу преданных капитану солдат на соседний остров, где, приказав в случае обнаружения еды или воды зажечь сигнальный костёр, оставил их умирать. Палаточный городок теперь принадлежал только ему.

Вместе с группой молодых бандитов мятежный голландец установил кровавый режим государства поневоле. Сперва убивали всех, кто вызывал подозрения в лояльности капитану, потом всех, кто нарушал день ото дня новые «законы». Коничлось тем, что начали резать, рубить, топить, калечить беззащитных людей забавы ради. Так население острова сократилось на треть: как миниму 110 мужчин, женщин и детей были жестоко убиты.

Меж тем солдаты, брошенные на острове нашли воду и стабильный источник еды и, не подозревая о том, что творится в поселении и что их преднамеренно бросили погибать, зажгли сигнальные огни. Впрочем, довольно скоро от беглецов, которые, спасаясь на обломках судна, перебрались к ним на остров, они узнали об ужасах и терроре. Бравые ребята вооружились, чем могли и из камней, известняка и кораллов построили небольшое защитное сооружение, опасаясь, что мятежники нападут на них.

Корнелиз каким-то образом прознал о том, что группа солдат не только осталась в живых, но и нашла воду. Его запасы подходили к концу. Он тотчас предпринял попытки захватить остров, где укрылись военные. Однако, те были тренированы и находились в лучшей форме, поскольку бунтовщикам, как ни крути, пришлось поголодать. Несколько атак было отбито, и сам Иероним Корнелилз захвачен в плен. На следующий день остатки банды реорганизовались и снова кинулись в бой. На этот раз им повезло больше и солдаты оказались на грани поражения. В этот момент к острову подошли корабли капитана Пелзарта. Объединёнными силами мятежники были повержены в бегство и вскоре схвачены.

Было решение судить заговорщиков на острове. Самые опасные преступники были повешены. Корнелизу и его ближайшим приспешникам отрубили руки, и после повесили. Нескольких членов шайки, не так виноватых, отвезли на материк и бросили там. Говорят, много лет спустя в том районе были замечены необычно белокожие аборигены.

Эта история, подобно той, что я рассказывал о Питкэйрнс — острове педофилов — ещё одна иллюстрация животной природы человека, который, оказавшись в ситуации вседозволенности, придаётся диким радостям и способен на невероятные жестокости.

  • «Таинственный остров» прямо))

  • безделье и страсть к ништякам делают своё дело

  • Docitay

    Все было гораздо страшнее:
    …Приближался день, когда должны показаться берега Явы. Тогда штурман решил действовать. Но действовать так, чтобы привлечь колеблющихся матросов на свою сторону. Для этого была задумана история с Лукрецией.

    Штурман предложил порезать ей лицо ножом, чтобы навсегда погубить ее красоту. Осторожный Иероним предложил другой вариант — вымазать ее дегтем. Экзекуцию должны были провести верные матросы во главе со старшим боцманом. Штурман рассчитывал на то, что больной Пелсерт, узнав о событии на борту, будет вынужден принять суровые меры. Если же он решит наказать матросов, то по наущению Иеронима и боцмана за них вступятся их товарищи. Иероним заранее должен распустить среди матросов и солдат слух, что Лукреция ведьма и потому заслуживает любого наказания.

    Вариант Иеронима победил. Он уговорил штурмана, что изуродовать Лукрецию всегда успеется. Сейчас главное — создать общественное мнение.

    И вот, пока Пелсерт лежал больной в своей каюте, поползли слухи о том, что Лукреция ведьма, что она принесет кораблю несчастье… И вечером, до того как на вахту заступили верные компании солдаты, несколько матросов во главе с боцманом вытащили Лукрецию из каюты, проволокли ее на виду у пассажиров по палубе, прилюдно изнасиловали её, а потом вымазали дегтем и грязью….

    На острове:
    …Тем временем Корнелис выясняет, на кого он может положиться. 4 июля, через три недели после отплытия Пелсерта, один из матросов крадет бочонок вина и напивается пьяным. Корнелис счел, что этот случай — хороший предлог для начала действий. Он требует на совете смертной казни для этого солдата. Совет отказывает ему. Корнелис уверяет, что это приказ Пелсерта. Совет не может решиться. Тогда Корнелис разгоняет совет и созывает новый, в который входят только послушные ему люди.

    Одним из первых актов нового совета становится приказ верным матросам взять с собой на плот четырех ненадежных солдат и под предлогом поисков воды утопить их. Через несколько часов плот возвращается. Приказ выполнен.

    Политика Корнелиса отныне проста. На убийство он посылает двух-трех верных людей и одного-двух колеблющихся. Если колеблющийся выполняет приказ и убивает намеченную жертву, его принимают в число «своих», если отказывается — сам становится жертвой. Все должны быть связаны круговой порукой. Однако первое время убийства совершаются втайне. Основная масса солдат и матросов, которые «е имеют ничего общего с заговором, еще слишком многочисленна. Люди просто исчезают. Сначала самые активные и опасные, потом ненадежные.

    План Корнелиса, обсужденный еще со штурманом, заключался в следующем: перебить всех членов экипажа и пассажиров, за исключением участников заговора, с таким расчетом, чтобы осталось не более сорока-пятидесяти человек, когда же появится спасательное судно, захватить его (капитан будет на борту, он поможет). Но никто не должен остаться в живых из врагов, ибо тогда они смогут предупредить судно об опасности и план провалится.

    Когда Иероним Корнелис отдавал приказ о первом убийстве, еще тайном, ночном, он уже знал, что погибнут многие.

    Тогда же Корнелис приказал привести к нему в палатку Лукрецию. Он не сомневался, что теперь она будет принадлежать ему. Но двенадцать дней, как рассказывал впоследствии один из сообщников, Лукреция отвергала притязания Корнелиса. Ни угрозы, ни уговоры не действовали на нее. Корнелис приказал своему подручному поговорить с ней. Подручный вошел в палатку и спокойно объяснил Лукреции, что Корнелис не собирается шутить. А для доказательства он с ведома Корнелиса зазвал в палатку мальчика, сына солдата Харденса, и зарезал его на глазах у женщины. В это время отец и мать мальчика были приглашены Корнелисом в соседнюю палатку на ужин… Лукреция покорялась.

    По острову ползли слухи о таинственных исчезновениях. Уже полтора десятка людей пропали ночью или не вернулись, уйдя на поиски воды. Воду Корнелис щедро раздавал только своим помощникам. Им же позволил раскрыть спасенные ящики с корабля и поделить добро. Убийства продолжались…

    Однажды ночью в палатку к одному из подручных Корнелиса, члену его совета, вполз перепуганный юнга. Мальчик разбудил пирата и прошептал ему, что собственными глазами видел, как только что два матроса убили третьего. Тот выслушал его и сказал соседу по палатке:

    — Успокой ребенка.

    Матрос вывел мальчика наружу и одним ударом ножа заколол его.

    Священника и его старшую дочь, приглянувшуюся одному из пиратов, Корнелис пригласил на ужин. В это время несколько человек вошли в палатку, в которой осталась жена священника с тремя другими дочерьми. Они сказали, что имеют приказ произвести обыск. Тут же один из матросов разбил лампу, и в темноте женщину и детей задушили. Когда священник вернулся «из гостей», его ждали дома трупы…

    • Да, я не сомневаюсь, такие времена, такие нравы. Интересно, спасибо.