Честный обмен


Лошади пасутся в районе полуострова Те Атату, полчаса на велосипеде от дома. Фото кликабельно

Здесь в Окленде перед сном в очередной раз вспомнилось кастанедовское стирание личной истории. Если вкратце, то идея заключается в следующем: вставшему на путь воина (читай “джедая”) мешают долгосрочные родственные и дружеские связи — мешает прошлое, оно ограничивает и сдерживает в развитии.

Мне ещё не так много лет, однако последние годы показали, что Дон Хуан был в чём-то прав. “И да, и нет”, — как бы сказали герои английского ситкома “Да, господин министр!” (Yes, minister).

Если попытаться конкретизировать, то всё время жизни в России, а это двадцать пять лет, я лишь расширял круг общения: приходили новые люди, старые ненадолго отдалялись, но оставались в зоне видимости. Живи я сейчас в Новосибирске, как пить дать встречал бы на улицах свою первую, вторую, третью девушек, их первых, вторых, третьих женихов и мужей, одногруппников, коллег по первой, второй, третьей работе. Наверное, это называется “моя деревня”, “мой город”, “моя страна”.

Во времена расцвета новосибирской ЖЖ-тусовки я знал по нику/имени и так, чтобы здороваться при встрече за руку, около пятисот человек, считал как-то со скуки. Каждый мой выход, что называется, в Город, был отмечен случайной встречей со случайным знакомым. Тогда казалось, что мы вместе живём нашу общую жизнь, и вместе проще и комфортнее.

Спустя четыре года за границей, вдали от привычных мест, круг личного общения сузился с нескольких сотен до десятков человек. Начали пропадать из вида и памяти имена и лица. Эти сотни как будто перестали существовать вообще. Нет, я, конечно, умом понимаю, что они где-то ходят, о чём-то переживают, плачут и смеются, но живого присутствия нет, и как будто нет их вовсе. Перестал думать о белой обезьяне — и она исчезла. Мир людей-идей.

Я храню почтовые архивы с первых дней интернета. И время от времени накатывает ощущение лёгкой злости: оттого, что забыл человека. Схожей с той, которая приходит в момент осознания, что сильно опоздал на встречу — вылетело из головы. Раньше я никогда не создавал списков дел на день/неделю/месяц — всё помнил.

Что это, склероз? Не думаю. Людей и дел стало слишком много. Социальный клубок связей между людьми и событиями стало действительно сложно держать в голове. Ужасно не люблю изнурительное состояние цейтнота, когда дела набиты в день, как москвичи в метро. Так и с личными связями. Сколько у вас знакомых? Со сколькими приходится встречаться на регулярной основе помимо своей воли: на работе, на чужой вечеринке дома, в клубе? “Бывшая” или “бывший” ни с того, ни с сего звонит и плачет в трубку. Один бывший хороший друг теперь торчит, другой бандит, первый зовёт на дачу глотнуть колёс, второму нужны деньги. Предыдущий начальник разорился и теперь в депрессии звонит, надо с ним выпить. Одногруппник-выскочка “поднялся” и для галочки пригласил в бар, придётся идти. Встречи выпускников “Десять лет спустя”. Человек на улице с неприязнью посмотрел на тебя, и думаешь: “Я его знаю? Кто он, кто-то из прошлых знакомых?”.

В атмосфере многолетних переплетений судеб близких, друзей и знакомых огромное количество личной энергии тратится на детское желание дружить со всеми, жить хорошо и не иметь врагов. Чем старше становишься, тем сильнее прошлое тянет назад. Начиная с человеком новые отношения, вряд ли вам хочется знать истории всех его предыдущих похождений в подробностях: что было, то прошло, не так ли?

Сегодня, сидя на тёплой террасе босиком, с ноутбуком на коленях и чашкой кофе на столике, я склонен полагать, что покинув привычное окружение в каком-то роде обменял прошлое на будущее. У меня нет работы, но есть ремесло и опыт; есть уверенность, что моих детей, если они будут метисами, не будут бить за цвет их кожи; в моей компании не устроят маски-шоу; налоги, которые я плачу, идут на постройку дорог и стрижку газонов; и пьяный мент не будет стрелять по мне в супермаркете. Животное такое, знаете, состояние комфорта. И на текущий момент стирание “личной истории” видится мне одним из необходимых условий достижения такого состояния. Иначе это бег по кругу.

У соседской собаки, что ходит по патио дома напротив, дела похуже. Когда собаке скучно или голодно, она лает, и выходит корейский мальчик. Он командует на своём языке: “Сидеть!”, — и бьёт её палкой.

P.S.: Для тех, кто пропустил, вчера в видео-чате, я рассказывал, как выучил английский и как обычно планирую длинное путешествие. Видео снова как-то странно записалось: то есть, то нет.

Ссылка на комментарии

6 комментариев

  1. Привет. Спасибо за пост) Во многом согласна. Мысли в данном ключе прочла первый раз у Литвака М.Е.(он не первопроходец, конечно, но для меня был:-)) У него есть такое понятие, как инвентаризация отношений/связей. Очень полезная штука, помогает понять кто есть кто в твоей жизни. И почистить/убрать то, что не нужно)

  2. Привет Стас ! Классно 5+ вот крутилось все это в голове,а вот так четко и лаконично,я бы выразить не смог.Талантливый человек – талантлив во всем.!!!

  3. Размышления между делом… инвентаризация отношений это одно, а сталкинг и стирание личной истории по Кастанеде это как яблоки и помидоры – оба круглые :) Хотя оба дают одно и то же – меньше завязок, и то и то надо делать мастерски, урезание связей в ноль уменьшает возможности, неверные ролевые стратегии ведут не туда. Ктото скажет побег, ктото скажет герой… главное что внутри, главное чтобы оно росло и развивалось, тянулось к свету :) удачи тебе.

  4. you have any, like, philosophical tips or anything… for a guy on a kind of road trip?

    You asking me?

    Yeah.

    Well… The past is gone. I know that. The future… isn’t here yet, whatever it’s going to be. So, all there is is… is this. The present. That’s it.

    Broken Flowers, Jim Jarmusch

Добавить комментарий прямо сейчас