Солнечный пост

Здесь в Оклен­де я се­год­ня пер­вый раз в жиз­ни за­хлоп­нул клю­чи от ав­то­мо­би­ля в ба­гаж­ни­ке. Очень глу­по на­чал­ся день, при­шлось че­рез при­от­кры­тое ок­но за­ле­зать в кри­ча­щую сиг­на­ли­за­ци­ей ма­ши­ну и че­рез ото­дви­га­ю­щу­ю­ся па­не­ль в зад­нем си­денье пал­кой вы­ужи­вать связ­ку клю­чей из ба­гаж­ни­ко­вых глу­бин. В свя­зи с не­от­вра­ти­мой по­езд­кой в США и ре­мон­том в куп­лен­ном прош­лым ле­том до­ме, вре­ме­ни в по­след­ние дни ка­та­стро­фи­чес­ки не хва­та­ет. Нуж­но раз­ве­ять­ся.

Се­год­ня по­ка­жу рет­рос­пек­ти­ву сво­их фо­то­гра­фий, в ко­то­рых так или ина­че по­па­ли яр­кие лу­чи солн­ца, но­во­зе­ланд­ско­го и не толь­ко. Отвле­чём­ся от не­га­ти­ва не­дав­них со­бы­тий, умень­шим на­груз­ку на бан­лист.

Читать далее Солнечный пост

Актёрская студия в Катманду

Здесь в Катманду мы с voskresenskiyng, страдающим то ли от похмелья, то ли от недосыпа, прошли вдоль и поперёк улицу Махараджгунж, сверяясь с клочком бумаги. Днём ранее на съёмочной площадке Непальской киностудии помощник режиссёра пригласил посетить актёрскую студию колливудской звезды Анупа Барала. Найти место по непонятным, непроизносимым закорючкам оказалось не так то просто. Тем не менее, спустя несколько часов блужданий вдоль электифицированной ограды нового американского посольства и заглядываний в окна полицейской академии напротив мы дворами пробрались к крашеному белым зданием.

Открыли не сразу, иностранные гости порядочно опоздали. Как это принято во многих азиатских странах, разувшись у входа, мы спустились в тёмный подвал, где были предствлены труппе. Занятия проходят в ритуалной полутьме и порой прерываются на медитации. Окна, конечно, пришлось открыть, фотоаппаратам нужен свет.

Студия называется ‘No acting, please’ — «Без притворства, пожалуйста». Помните, как в индийских фильмах лицедействуют. Ах! Раджа обманул папу. Вот, папа сдвигает брови, папа явно недоволен. Брат-близнец что-то подозревает. В «Друзьях» Джо Требиани так играл.

Курсы длятся от трёх до шести месяцев и стоят до 10000 непальских рупий. Это отнюдь не для бедных, это больше 130 американских долларов. Ануп берётся научить ребят с ноля. Полная, полугодовая, программа предполагает в виде заключительной работы полноценную театральную постановку. Как обычно, студентам нравится что-нибудь этакое. За «В ожидании Годо», конечно, не берутся, но театр абсурда пользуется в среде продвинутой непальской молодёжи успехом.

Ещё одиннадцать фотографий

Первая открытая национальная фотопремия. Вот так.

Первая национальная фотопремия

Здесь в Окленде я получил приглашение подать работы на конкурс BESTPHOTOGRAPHER.RU. Устроители с умом подошли к организации мероприятия. В этом и последующих постах макросерии под тагом национальная фотопремия я планирую показать десять работ, которые я послал на конкурс.

Суть его вкратце такова. В России на данный момент существует несколько десятов конкурсов в различных направлениях фотографии, не считая узконаправленных. Смысл появления Первой открытой национальной фотопремии в том, чтобы прекратить наконец эти брожения и раз в год по-крупному награждать лучших авторов ценными призами, изо всех сил привлекая внимание к русской фотографии вообще. Задумано проводит мастер-классы известных фото-художников и людей, причастных к отрасли; проводить семинары для студентов и любителей, издавать массовые и коллекционные фото-альбомы. Планов громадьё!

Призы, как видите из картинки, приятственные. Даже после оплаты налогов хорошо. Гран-при кроме всего прочего получит серебряную статуэтку. Участвовать может всякий: профессионал и любитель. Предполагается пять ключевых номинаций Гран-при: «Лучший фотограф года», «Фотография года», «Открытие года», «Фотосерия года». Студентам — приготовьте зачётные книжки и студбилеты — как обычно, бонусы. Для них предусмотрен специальный приз. Полный номинаций и титулов смотрите в этим ссылкам: любительская категория и профессиональная категория.

Цитатой с сайта отвечу на вопрос «в чём отличие профессионала от любителя»? Там весьма лаконично пояснено.

  • «К любительской категории относятся те авторы, для которых фотография не является источником дохода, а является в большей степени увлечением, хобби, а также те, кто не относят себя к профессионалам».
  • «К профессиональной категории относятся авторы, для которых фотография является одним из источников дохода, участники не студенческих выставок, а также те, кто сам относит себя к профессионалам».

Внушительный спискок спонсоров, включающий в себя National Geographics, можно посмотреть в конце этого поста. Состав жюри в процессе формирования, проект относительно свежий, однако, авторитет тех, чьи имена я заметил в предварительном списке, не вызывает абсолютно никаких сомнений.

Работы принимаются до 31 января 2010 года. Весной эксперты — критики, кураторы, редакторы, фотографы и галеристы — будут определять победителей. Предварительные итоги станут известны на выставке «Фотофорум». А уж в мае пройдёт закрытое и торжественное награждение лауреатов Премии в каком-нибудь из фешенебельных отелей Москвы.

Культура нового Непала — 12 моих лучших фотографий из Катманду

Кинотеатры в Катманду

Долби Диджитал

Здесь в Катманду по центру гуляют облезлые коровы и молодёжь с сотовыми телефонами. Как в любой развивающейся стране в Непале велик контраст уровней жизни. Рядом с огромным чёрным джипом будет сидеть беззубая бабка и отгонять босоногих, грязноносых детей.

В стране нестабильная ситуация. И хоть маоисты вышли из лесов и сели в парламент, на улицах бастуют рабочие, крестьяне недовольны, давно подконтрольную королевскую семью то и дело вывозят из страны. После одиннадцати вечера на улицах живут собаки, полицейские и проститутки. Иностранцев просят не покидать гостиницы без особой нужды. По этим, и другим причинам на входе в чуть ли не единственный в городе модный кинотеатр под названием Кумари проверяют на наличие бомб, ножей и всяких вредных предметов и веществ.

Купив билет за 250 рупий (приблизительно 100 рублей), пройдя контроль, состоятельный непалец может выпить чего-нибудь в баре, купить пивка, попкорн и что-нибудь сладенькое для девушки. К просмотру предлагаются фильмы производста привычного Болливуда, местного Колливуд и импортного Голливуда. В столице дела, наверное, получше, но по стране средний месячный доход обычного непальца составляет около 500 рупий: два билета на Бонда.

В кинозалах для народа попроще цены ниже и исскуство доступнее. Большие и маленькие, они тут и там встречаются в закоулках. Совершенно случайно, возвращаясь из оплота глобализации, школы дизайна и моды, я зацепился взглядом за рекламные плакаты с изображением индусских супер-героев. Так я набрёл на обычный кинотеатр. Здесь нет американского кино, и самые дорогие билеты стоят 60 рупий, самые дешёвые — 10. В начале сеанса мальчишки пытаются проскользнуть в зал, сухой охранник их отгоняет криками и подзатыльниками. Молодёжь проигрывает сдачу в комнатушке на углу.

Ещё 13 фотографий

Игродень, таких постов ещё не было

Здесь, подскажу — в Катманду был сделан этот снимок. Что изображено на фотографии? Кто эти люди, что это за место? Ваши варианты? Ответ завтра, с обширным дополнением в виде развёрнутой фото-истории с комментариями.

Одна из моих любимых карточек за весь прошлый год. Их всего штук пять может быть. Кроме шуток.

P.S.: Точно, все ваши англоязычные друзья знают о Real USSR? Мы решили сделать «жёлтую среду». Последняя тема с картинками: Мисс СССР. Как обычно: читать realussr из ЖЖ можно тут.

P.P.S.: Оказалось, жаль забрасывать ресурс с больше, чем тысячей подписчиков. Снова пишу в BrainBang. Читать BB из ЖЖ можно тут.

Подарок ко дням трудящихся и отдыхающих

Архивариус у портретов предшественников

Здесь в Катманду я пришёл в недешёвый отель на встречу с руководителем танцевально-драматической труппы. Руководитель кружка был взъерошен, полноват и похож на таксиста, угостил меня чаем и рассказал, как обстоят дела на самом деле. Мол, учит он сироток самым настоящим традиционным танцам и песням. Занимается этим столь давно, что многие из учеников уже тоже преподают в Колледже Национальных Непальских Искусств — небольшом двухэтажном сарайчике по соседству с отелем.

Традиционно разговор начался с того, что я, мол, журналист, делаю репортаж о культуре Непала и хотел бы посмотреть на то, как проходят уроки, и вообще — поговорить. Во время беседы с преподавателем — он, кстати, достаточно бегло и вполне насыщенно говорил по-английски, из-за акцента порой очень сложно было его понимать — мне впервые стало неудобно оттого, что нет визитки с моим именем и подписью «Photographer» или «Journalist». После того, как мы договорились, что я приду посмотреть, как проходят уроки в колледже и приду на выступление выпускников (это расскажу и покажу позже) я спросил, не знает ли он, где городская библиотека, архив с манускриптами? Оказалось, знает. Более того, это относительно недалеко, и архивариус его друг.

Через один телефонный звонок я уже ехал на мотоцикле, сидя позади новоявленного гида. Дороги в Катманду ухабистые, за камеру, помню, переживал: упаду — и весь мастер-класс коту под хвост. Как бы там ни было, через пять минут мы оказались на месте. Архив находится в покосившемся доме, пережившем сильное землетрясение в тридцатых, маленькие двери, низкие потолки. Как только я ушибся о косяк, мне рассказали, мол, после землетрясения дом стал ниже на несколько метров — «утрясся», будто мешок с песком.

Ещё много фотографий с комментариями

Школа дизайна и моды в Катманду

Комната для занятий

Здесь в Катманду красивые женщины. Об их нелёгкой жизни в условиях в общем-то феодализма я уже писал, как упомянул и о глобализации

Близ самого дорогого кинотеатра в городе, куда приходит молодёжь с мобильными, я заметил на столбе неброский рекламный щит международной Школы искусств и моды — IEСSAF. На следующий день, после посещения музыкальной академии «Калейдоскоп» я потащился в один из центральных районов Катманду под названием Багбазар. Главная улица пестрит рекламными щитами с написанными на непальском вперемешку с английским названиями брендов. Школы иностранных языков предлагают помочь со здачей IELTS и TOEFL. Как в любом государстве с большим контрастом уровней жизни, уехать за границу, «свалить за бугор» — один из основных приоритетов.

Школа занимает второй этаж небольшого здания. На первом этаже торгуют свежевыжатыми соками и модной одеждой. Через дорогу от неё находится академическое заведение — Национальная Непальская Академия. У входа в школу стоит охранник в военной форме, салютует посетителям. В день моего присутствия в школ полным ходом шла подготовка к экзаменам, оттого обуви у порога почти не было. Директор школы разрешила немного пофотографировать, попросила не мешать студентам и немного рассказала о своём заведении.

В стране, являющейся один из крупнейших потребителей новозеландской шерсти и, соответственно, одним из крупнейших производителей ковров — есть очень богатые люди. И эти люди хотят хорошо одеваться. Кроме того непальскому кино, Колливуду, про который я обязательно расскажу попозже, необходимы костюмы и декорации. Для желающих стать моделями, дизайнерами или архитекторами IECSAP предлагает два типа курсов, продолжительностью от трёх месяцев до четырёх лет: дизайн интерьеров и фэшн-дизайн. Обычные студенты одногодичники успевают осилить ни много, ни мало теорию дизайна, историю дизайна, теорию цвета, дизайн мебели, устройство зданий, как обставить квартиру мебелью, как организовать показ, как оценить стоимость прокта, CAD, Васту Састра, Фэн Шуй и основы ландшафтного дизайна, и наконец дизайн интерьеров. Большая часть курсов читается на английском языке.

«Катмандушное» отделение — всего лишь часть сети. В нескольких городах поменьше, созданы аналогичные школы. Выпускники заведуют больше, чем 72 бутиками по всему Непалу и создают больше 60% одежды для непальского кино, униформу для работников банков, авиалиний, отелей и казино. Больше 21 архитектурных бюро были организованы её бывшими студентами.

Директор так складно говорила. Я сидел и слушал, смотрел по сторонам и в какой-то момент, признаться, совершенно забыл, что в стране революция, борьба с нищетой и безграмотностью, из-под крана воду пить нельзя, а на дорогах про правила движения вспоминают только, когда заходит речь о размере взятки полицейскому.

Фотографии с комментариями

Высокоуровневая жизнь

Здесь, в Катманду, кипит жизнь. Ноги и колёса поднимают пыль в воздух, и гималайский ветер разносит её по долине. Плотность здесь населения составляет почти двадцать пять тысяч человек на квадратный километр, то почти в два раза выше, чем в, скажем, Москве. Оголтелый ритм туристического бизнеса в центре равномерно размазывается внутри «Катмандушной» кольцевой дороги. За ККаДом люди живут очень бедно. Больше половины работоспособного населения сельской местности до сих пор трудятся за еду и выплачивают долги предков за землю. Как я уже писал, среднегодовой заработок непальца составляет пять тысяч рублей. Феодализм чистой воды.

Город пережил сильнейшее землетрясение, более восьми баллов по шкале Рихтера, в тысяча девятьсот тридцать четвёртом году. Больше трёхсот тысяч домов были повреждены или полностью разрушены, шестнадцать тысяч человек погибли. Столица до сих пор не оправилась от потерь, в старой части города нередко можно увидеть покосившиеся стены, трещины. Сносить и строить заново очень дорого. Как бы там ни было, население растёт, растёт и город. Особенно его центральная часть. Жители наращивают этажи на крышах ветхих строений.

Если Нью-Йоркские крыши нередко служат площадками для буржуйских развлечений: у кого-то там сад, кто-то занимается артом, кто-то голубей разводит. Вполне понятный способ самовыражения для замороченных офисной работой белых воротничков с Wall Street. То в Непале бесплатная площадь используется по делу. Там, на вторых и выше уровнях, вывешивают разноцветные флаги, растят цветы, сушат бельё и рис, принимают солнечные ванны, молятся, угощают туристов кофе. Евреев в Непале чуть больше полутора тысяч, а горячей воды в кранах нет. Решение в простых чёрных баках, то тут, то там стоящих под палящим солнцем на верхотуре.

Я провёл несколько дней, бегая вверх, вниз по узким, неудобным ступеням, покоричневел лицом и вдоволь насмотрелся на окрестности с Гималаями на горизонте.

Ещё семьдесят шесть (sic!) фотографий

Обрезки и остатки

Крест-накрест

Ещё несколько фотографий

Пис

Фрути

Здесь, в Бангкоке, как вам уже наверняка сказали по ящику, протестанты очень хотят поговорить с премьер-министром. Для этого бросают гранаты тех, кто пытается им помешать и блокируют аэропорт. Уже есть жертвы. Больше трёх тысяч недоумевающих туристов заперты в огромном свежепостроенном здании интернационального терминала.

Немного подробнее. Сотни протестующих блокировали терминал международного аэропорта и требуют встречи с премьер-министром. Рейсы, конечно, отменены, больше трёх тысяч пассажиров ждут своей участи. Поддерживающие демонстрантов граждане громят улицы, одиннадцать человек травмированы. В ход идёт холодное оружие, пистолеты и гранаты зачем-то в толпу кидают. Всё это происходит потому, что в понедельник план антиправительственного союза собрать сто тысяч демонстрантов провалился, хоть и назывался »последняя битва». Теперь, как утверждают их лидеры, у них нет другого выбора кроме как блокировать аэропорт, чтобы донести своё очень важное послание до премьера. Послание простое: «Увольняйся».

В то же время здесь, в Ханоме, ничего этого не видно и не слышно. Дожди прекратились, ветер и пасмурно. Пойду посмотрю, есть ли чего поесть. Жизнь полипа-паразита политические дрязги не трогают, если бы только аэропорты не трогали. Мне скоро лететь. Протестанты, если вы это читаете — руки прочь от терминала, давайте жить дружно! Эта придурошная фотография из Катманду вам в помощь.

Банный день

Дерево и простыни

Здесь, в Бангкоке, мне в этот раз совсем не понравилось. Сперва бегом бежал из аэропорта, из-за вечерних пробок порядочно потратился на такси и всё одно опоздал на ночной автобус. Что обидно, всего на каких-то десять минут. По несчастливой случайности оба сотовых телефона были разряжены и позвонить в пункт назначения, чтобы помогли выбрать обходной путь, не получилось. Купил билеты на следующий день, больше часа шлялся по городу в поисках гостиницы. В итоге остановился в какой-то ебальне на супертуристической улице. Твёрдая кровать с решёткой пахла индийской кухней, влажными стенами и грязными простынями. На табло кондиционера была нарисована снежинка и написано 18°, однако, работал он в режиме вентилятора. В закрытой коробке, за воображаемым окном, до трёх бухал тай-рок, так что в три ночи пришлось выйти в город проветриться. Часам к пяти после просмотра вечных японских ужасов ‘Ringu’ и ‘Ringu Zero’ удалось уснуть. Снились колодцы и запахи. Такой номер можно получить всего за 200 рублей. Мальчик на ресепшне называл меня ‘brother’, гад такой.

В общем не понравилось мне так. Всё вышесказанное лишь к тому, что надо быть предусмотрительнее и чётче продумывать транспортные схемы. О месте, в котором нахожусь сейчас, расскажу позже, интересно здесь.

Это последний пост, в котором я показываю фотографии с первого дня семинара. Можно считать это точкой отсчёта. Самому жутко интересно, на реакции читателей в основном, проследить линию фото-развития. Если таковая вообще была.

Ещё фотографии