Нерусская идея

2014-07-18 17.06.48

Здесь в Окленде удлинняется световой день. У меня есть две относительно большие темы к обсуждению, подброшу монетку и выберу одно для относительно развёрнутого оформления.

Один русский, уж много лет проживающий в США, написал на прошлой неделе достаточно резкую заметку под названием No Russian (версия на русском). Вот уж несколько дней эта тема не даёт мне покоя. Обязательно прочитайте, иначе дальше читать не будет смысла.

Вкратце суть следующая: современная Россия изменилась настолько, что многим людям, которые считают себя русскими, которые говорят на языке, понимают культуру, выросли в этой стране, становится не то, чтобы стыдно, но скорее некомфотно, неприятно даже, когда к ним применяются предубеждения. Автор статьи не желает, чтобы при знакомстве с ним у людей (не русских, очевидно) возникали ассоциации вроде свежесформированных после сбитого самолёта «русские — террористы». Брэнд «Russian», по его мнению, стал нести слишком сильный негативный заряд. Поэтому его личный выбор — перестать быть русским (Russian) и стать еврославянином (Euro-Slavic).

Когда эта тема вскользь была затронута в моём FB, тотчас выяснилось, что вопрос очень чувствительный, и многие не только своё мнение имеют, но и других поучить очень рады. В частности, прозвучала фраза:

«Если вам стыдно за то, что вы — русский, расслабьтесь — вы не русский»

На что мой ответ — идите-ка вы нахуй со своими ярлыками. Это очень важный момент — подобно сексуальной ориентации, религии, любым другим внутренним и личным категориям — национальность я выбираю сам. Насколько я плохой новозеландец или хороший русский — это личное, моё. Надеюсь, вопрос закрыт.

Кстати, ни я, ни Максим, автор провокационного поста, не использовали слово «стыдно» в своих рассуждениях. Одним из основных его аргументов было то, что ценности современной России, которые, судя по многому, в целом устраивают проживающих там русских ему не близки. Ксенофобия, гомофобия, национализм, боязнь Запада, имперские замашки, агрессия, терроризм, коррупция, мафиозное устройство, «где родился, там и пригодился», православие, ненависть к своим же (уехавшим или оппозиционным) гражданам — всё это не выглядит ценностями (‘virtue’, если хотите), которых стоит придерживаться в жизни.

Хуже всего то, что в наш информационный век с каждым днём появляется всё больше людей, для которых раскрываются неприятные стороны современной русской души. Более того, глядя на «запутина» и «крымнаш», складывается впечатление, что за исключением нескольких сот тысяч забитых законами «больше трёх не собираться» граждан, миллионы жителей России поддерживают такую линию партии. Вот уж и партия есть, и вождь, и война за мир, и Time выходит с заголовком на первой странице: Cold War II. Будучи русским за границей вы всё чаще и всё больше начинаете олицетворять не только себя, но и частички этого неприятного, что сформировалось за последние 15 лет правления Путина. Путин создал образ нового нового русского. И на него неприятно смотреть.

Поволжские немцы, иммигранты, прожившие много лет в России, не поддерживали нацисткий режим, и называли себя Wolgadeutsche. Евреи, дети Израиля, проживающие в Нью-Йорке называются American Jews, а не Israeli, и их взгляды отличаются от тех, кто бомбит Палестину и ни в коем случае не работает по субботам.

В истории можно найти немало примеров образования новых национальностей. Безусловно, процесс это не быстрый, но ведь мы живём в стремительное цифровое время, когда твит облетает земной шар со скоростью света, а переместиться из Лондона в Окленд можно за пару дней. Может быть действительно, покинувшие Россию в нулевых оторвались от реальной, актуальной русскости настолько, что впору называться еврославиками?

Я знаком как минимум с одним человеком, который, как кажется, решил для себя проблему самоидентификации, благодаря подобной логический цепочке — (я писал как-то об учёном-робототехнике) — процитирую здесь его пост.

Русские действительно очень сильно друг от друга отличаются и этот раскол существует уже десятилетия. Есть диссиденты и есть провластные, есть интеллигенция и есть пролетериат. В течение многих лет Русские никогда не говорили «мы», всегда говорили «они». Они — пятая колонна, они — разворовывают родину, они — предатели, они — алкаши, все «они», но никогда «мы». О какой единой нации может идти речь? Искуственные духовные скрепы расстворились как сахар под дождем. Мои соседи, с которыми я жил рядом в Москве (по большей части безработные алкаши и мелкие воры), относились ко мне так, будто я не одной с ними нации, ведь я «яйцеголовый интеллигент». Я отвечал им взаимностью. События последних дней четко расставили все по местам и разделили всех нынешних и бывших жителей России по идеологическом и мировозренческим признакам, только идиот будет это отрицать. Я определился с кем я. Я не поддерживаю Путина, я против имперских амбиций, я не православный, я НЕ против однополых браков и гей-парадов, я за демократию и сменяемость власти, я на стороне Евро-майдана и я понял что я однозначно НЕ русский. Я Европеец. Просто Европеец. Не Евро-славянин, зачем так усложнять. По моим ценностям, мировоззрению и культурному бэкграунду я являюсь Европейцем, представителем нации, которая только еще формируется, но уже можно понять какой она будет.

Я уже самоопределился как не русский. Я написал этот пост надеясь, что это поможет другим, таким как я, набраться смелости и признаться, в первую очередь, самим себе, кем они являются. Кроме того, я предложил людям несколько другое самоназвание не «Евро-Славянин» (бррр, какая гадость) а «Европеец» — гораздо большая общность, которая гораздо лучше определена. Ошибку свою я исправил еще до того, как вы написали свой комментарий, спасибо, но мне как «не русскому» простительно. — Источник.

«Как можно перестать быть русским?» — спросите вы? А как проверить, что автор вышесказанного русский? Спросите его, и он ответит — да или нет. Анализ крови, уровень языка, начитанность, стиль одежды, даже гены — всё это никак не подтвердит или не опровергнет принадлежность к той или иной группе по национальному признаку. Владимир Познер, родившийся во Франции, учившийся в США, работающий в России — он русский? Убеждён, что только он сам может ответить на этот вопрос. Свободный человек сам выбирает.

Если человек стал счастливее, никому при этом не невредив — это замечательно. Смог бы я сам так? Не знаю. Хочу ли я сам так? Ну, я точно люблю определённость, и точно не разделяю современные российские ценности, а Довлатова перечитывал на прошлой неделе. С кисетом было трудненько, мил человек.