Видеофото из Новой Зеландии, Китая, Непала и Вьетнама


Самое популярное видео на сегодня, в день его просматривают больше 100 человек.

Здесь в Окленде ночью было +4°C, что невыносимо холодно. Утром в главной комнате, где я живу, готовлю еду и периодически работаю, градусник показывал +12°C. Кошмар, не так ли? Тем, кто удивлён сим фактом, предлагаю ещё раз обратиться к посту «Мифы о Новой Зеландии».

Сегодня будет лёгкий пост, без трёх Великих тем: «Россия говно», «Бога нет», «ипотека для лохов». К ним я вернусь как только снова наболит — а пока всё хорошо, всё славно.

В то время как мы тут в бедной, холодной, страшно далёкой стране на отшибе мёрзнем, предлагаю посмотреть на видео, которые я собрал из фотографий разных лет и мест.

Читать далее Видеофото из Новой Зеландии, Китая, Непала и Вьетнама

Выбор Getty Images


Люба в Благовещенске, в кофейне, где не добавляют ореховый сироп в кофе. Россия, 2008. Снято на плёночный Зенит.

Здесь в Окленде меня порадовал email из одного редакторского отдела Getty Images, одного из самых качественных фотостоков. Как оказалось, больше двух десятков фотографий из моего аккаунта во Flickr были отобраны для продаж на GI. Собрал их в одном посте.

Читать далее Выбор Getty Images

Гонконг: жители


Азиатский бизнесмен в Коулуне на набереженой.

Здесь в тесном Гонконге проживают больше семи миллионов человек. Они, как и всюду, рождаются, торопятся по делам, смеются, плачут и умирают. Сегодня я опубликую фотографии некоторых жителей этого удивительного города.

Читать далее Гонконг: жители

Гонконг: пригород

Прежде всего: мои извинения читателям ЖЖ, которые имели возможность лицезреть мои ужасные старые посты 2002 года в своей френдленте сегодня утром. Всё починил.

Здесь на острове Ламма, что рядом с Гонконгом, нет автомобилей. Приплыв из города можно прогуляться пешком по холмам и посмотреть на окрестности. В основном это виднеющиеся вдали торговые суда и баржи. Лишь шесть тысяч жителей проживают на острове площадью 13,55 квадратных километров, длиной 7 километров и высотой 353 метра.

Фотографии с комментариями в продолжении поста.

Читать далее Гонконг: пригород

Гонконг: город

Здесь в Гонконге я несколько дней ошарашенный гулял по улицам супергорода. На длинных пасхальных выходных разбирал архивы и обработал несколько десятков фотографий оттуда. Разделю на три поста, которые условно можно будет озаглавить: город, жители, пригород.

Центральная часть Гонконга напоминает муравейник из стекла и бетона. Высотки в новых районах растут, как грибы. В Китае любят превосходные степени сравнения, любят, когда здание самое высокое, а тоннель самый глубокий и длинный. Это глубоко в культуре Великого Китая.

Тем, кто бывал в мегаполисах вроде Нью-Йорка или Токио, наверное, знаком трепет перед техническими достижениями человечества. Когда запрокидываешь голову до хруста шейных позвонков, чтобы прикинуть сколько же в этом здании этажей.

Безусловно, от размера города и плотности населения зависит ритм жизни. В Гонконге все куда-то бегут, как в детективах Дарьи Донцовой («я побежала в милицию», «сбегав в магазин», «убежала на работу»).

Цзюлун (Коулун) долгое время считался одним из самых густонаселённых районов планеты — приблизительно 40 000 человеческих единиц на квадратный километр. Я посчитал когда-то, что, если жителей дистрикта распределить по плоскости, то они стояли бы через каждые пять метров. Яблоку негде упасть. Сегодня Гонконг сотый по размеру мегаполис мира (график).

В продолжении поста смотрите фотографии городских дебрей Гонконга. Все изображения кликабельны.

Читать далее Гонконг: город

Коты и кошки для бложика

Здесь в Окленде, разбирая случайные фотографии за самую, пожалуй, холодную в году неделю, я заметил, что нередко персонажами становятся представители семейства кошачьих. По этому поводу воскресный кошкопост.

Знаю, что безбожно нарушаю собственные советы блоггеру недельной давности, однако, сейчас в Новой Зеландии самое «горячее» время года с точки зрения бизнеса. Новые контракты в октябре подписывают с трудом, а с ноября так вообще ничего нового стараются не начинать. Начиная серединой октября, сонный сезон продлится до марта. Здесь привыкли планировать наперёд. Впрочем, это лирика и в каком-то смысле нытьё, смотрите лучше на кошек.

Читать далее Коты и кошки для бложика

Фотографии для рабочего стола со всего света: Новая Зеландия, Китай, Острова Кука, Австралия


Скачать большую цветную фотографию
Правой кнопкой «Сохранить как…» на ссылке.

Привет, в этом посте я собрал несколько своих новых и старых (популярных) фотографий размером 1920 пикселей по ширине в формате JPG, которые можно скачать бесплатно.

Больше фотографий можно скачать за 5 долларов в моём Фотомагазине. Спасибо.

Не забудьте прочесть об ограничениях: эти фотографии только для личного некоммерческого использования. По вопросам коммерческого использования фотографий — пишите мне.

В продолжении поста ещё несколько фотографий.

Читать далее Фотографии для рабочего стола со всего света: Новая Зеландия, Китай, Острова Кука, Австралия

Город, в котором делают iPhone, iPad и прочие Apple-продукты. Техноцивилизация.

Здесь в Шэньчжэнь производят iPad, iPhone и прочие продукты линейки когда-то модной, а ныне обыденной приставкой «i». Шенжень (Shenzhen) — ближайший сосед Гонконга, города разделяет иммиграционная стойка и несколько станций метро. Если в Сянгане, как китайцы называют Гонконг, океан, холмы и в общем-то хоть немного природа, то выросший за время экономического бума Шенжень показался мне совершенно синтетическим. Небоскрёбы, небоскрёбы, ни левого берега, ни правого не видать.

Я уже как-то показывал кантонийскую часть Китая в серии Индустриальный Китай. Огромная площадь к северу от Шэньчжэня представляет собой один из самых эффективно и активно работающих супер-заводов, производящих абсолютно всё. Здесь изготавливается больше 30% всей брендовой одежды мира, почти вся продукция Apple, еда, руда, металлопрокат, программный код для корпораций. Неуклонно увеличивается количество небоскрёбов.

Больше 120 миллионов человек проживают в прилегающей к Гонконгу провинции Гуандун (Guangdong). Внутренний валовый продукт региона чуть меньше российского и составляет около триллиона американских долларов. Я добавил в общую копилку находящиеся на расстоянии пары часов на автобусе Макао и Гонконг. Со всей страны стекаются сюда легальные и не очень иммигранты.

Небольшой факт: на площади в 100 раз (!) меньшей, чем Россия, живёт и работает приблизительно столько же человеческих единиц. Над регионом постоянно висит смог, ясного синего неба я там почти не видел.

Конечно, из воздуха сверхприбыли не берутся. Иностранные СМИ не упускают возможности пожурить Apple за ужасные условия труда на гиперфабриках. То покажут измученных подростков с заводов по производству iPhone, то сетки для (от) самоубийц, растянутые под окнами общежитий. Шэньчжэнь — одно из ядер этой индустриальной сверхструктуры — произвёл на меня большое впечатление и заставил почувствовать муравьём, затерявшемся в полупроводниковых платах современного лаптопа.

Сегодня уж не в первый раз покажу около двух десятков фотографий, сделанных мной в 2008 году с высочайшего из Шэньчжэньских небоскрёбов под названием «Меридиан Вью» (Meridian View Centre). Думаю, ещё вернусь туда при следующей поездке в Гонконг.

Читать далее Город, в котором делают iPhone, iPad и прочие Apple-продукты. Техноцивилизация.

Серия Уголки, выбор читателей

Макао, Китай
Макао, Китай.

Здесь в Окленде я наконец-то добрался до поста полуторалетней давности, в котором просил вас, дорогие читатели, проголосовать за шесть понравившихся фотографий. Я тогда, помнится, собрал больше шести десятков статичных снимков со всего света и назвал серию «Уголки«. Конечно, никак нельзя держать столько фотографий в одном наборе, поэтому я и попросил читателей блога поделиться впечатлениями. Немного удивительно, но пост собрал больше трёх сотен комментариев и был принят весьма тепло. Сегодня я выцарапал оставленные вами в отзывах циферки и организовал их в огромную таблицу, и выбрал двенадцать лучших снимков.

Итак, лучшее из серии «Уголки» по мнению читателей блога «Здесь в…«

Читать далее Серия Уголки, выбор читателей

Пропущенные фотографии


Влад с фотоаппаратом в пещере на пляже Безелс.

Винегрет — быстропортящееся блюдо. Даже при употреблении винегрета, хранившегося в холодильнике, на второй день возможны кишечные расстройства.
— Аноним в Wikipedia

Здесь в Окленде со временем в папке LJ накапливаются фотографии, которые были обработаны к каким-то постам, но по той или иной причине не вошли в серию или не подошли по теме. Чтобы материал не пропадал и чтобы стимулировать себя на обработку новых картинок, я собрал сироток в этом посте. Фотографии из очень разных мест, общей идеей не связанные. По клику можно посмотреть версии побольше, а написав мне письмо или комментарий, расспросить о любой из этой картинке подробнее.

Кроме этого, у меня вырисовывается немного свободного времени, и традиционно появляются всякие мысли. Что вы думаете по поводу непродолжительной, ненавязчивой видеоконференции? Я бы мог организоваться в ближайшие выходные и час или около того поговорить с читателями этого блога. С вашей стороны — вопросы в чат, с моей — видео-ответы в прямом эфире. Я подозреваю, что большинство читателей здесь из Москвы, поэтому напишите в комментариях, пожалуйста, какое время вам будет предпочтительнее: утро или вечер, пятница или воскресенье? Не забывайте, что тут UTC+13, Время.Яндекс вам в помощь.

Предупреждаю сразу, этому юзерпику на следующей неделе будет три года, не удивляйтесь, увидев в видео-чате не совсем ту причёску. Футболку красную постараюсь найти, чего уж там.

В продолжении поста смотрите больше десятка фотографий из самых разных мест.

Читать далее Пропущенные фотографии

День в Макао или китайский Лас-Вегас


Все фотографии кликабельны и покупабельны.

Здесь в Макао один из самых удивительных мегаполисов из всех, что я видел. От бывшей португальской колонии региону достались узкие европейские улицы с необычными названиями. Больше четырёхсот лет захватчики Старого света владели этим клочком китайской земли — и лишь в 1999 году Макао был возвращён Китаю и получил специальный статус, подобно Гонконгу. Если последний хоть чуть-чуть понятен с его английским дном, то Макао оказался для меня совершенно сюрреалистичным местом, где переплелись, казалось бы, несочетаемые культуры, языки и традиции. В голове не укладывается, каким образом изначально разнесённые по разные стороны земного шара цивилизации несколько сотен лет сосуществовали в этом тёплом уголке Юго-Восточной Азии.

Кстати, об уголках. В одном из давних фото-постов, который отчего-то каждый день привлекает десятки спам-ботов, очень большую часть занимали фотографии именно из Макао. Всё никак не доходили руки написать о посещении подробнее. Посмотрите, если не видели, тот пост не только роботам понравился.

Туризм — одна из важнейших статей дохода города и составляет почти сорок процентов ВВП. Сегодня Макао растёт, как на дрожжах и знаменит в основном легальными игральным бизнесом. В Америке индейцам отдали казино, чтобы те не обижались на тифозные подарки. В Китае тем же методом удержали власть в неродном, свежеобретённом регионе. Теперь сюда со всей страны съезжаются владельцы многочисленные заводов и пароходов, чтобы потратить свои деньги. Масштабы бизнеса нечеловеческие. Не так давно сборы с одного игрального стола в Макао в пять раз превысили доходы Лас-вегасовсовского. В городе в десять раз больше отелей. На создание всего этого потребовалось не сто лет, как в Неваде, а всего ничего десять. Супер-казино-магнат Стив Уинн (Wynn) весной 2010 года решил перенести штаб-квартиру в Макао.

Как обычно в Азии, велик контраст между роскошью и нищетой. В целом, я не думаю, что в бывшей португальской колонии люди живут бедно и в нужде, однако, запросто у входа в светящееся сорокаэтажное казино в форме раскрывшегося цветочного бутона встретить продавца фруктов с тележкой. Китай есть Китай. Одна из основных проблем города — перенаселённость. Чтобы жить в центре мне пришлось поселиться в «шкафу»: большая комната, поделённая на комнаты высокими, не доходящими до потолка перегородками. Слышымость, я вам скажу… Узкие улицы, доставшиеся в наследство от средневековых завоевателей по сей день используются вдоль и поперёк. Основное средство передвижения по ним — мопед а-ля Веспа. Велосипеды отчего-то не в моде, авто стоят в пробках.

Я провёл в Макао три дня, побродил по окрестностям, взобрался на холм, спустился к набережной, поел странных осьминогов в ресторане и чуть не купил дурацкую китайскую собаку. Обязательно туда вернусь. Кстати, из России, из Москвы в частности, можно слетать туда-обратно всего за пять сотен евро (скриншот), что, я считаю, очень по-божески. Это я посмотрел на русскоязычной версии Момондо. Рекомендую, кстати — очень качественно сделанный поисковик билетов, заточен под российских авиаперевозчиков, комиссию не берёт, ищет по 800+ сайтам и весь из себя веб-два-нольный, интерактивный. В последнее время всё чаще начинаю поиск именно с него.

Будете смотреть, ищите рейсы в Гонконг, оттуда на скоростном пароме можно за час с чем-то доплыть до Макао. Имейте в виду, там свои деньги и свои визы. На границе при оплате визового сбора не принимают кредитные карты, нужно иметь при себе наличные. У меня не было, пришлось идти «договариваться» по дикому курсу с офицером в подсобке. Из Аомынь (кантонийское название города) можно либо вернуться в Гонконг, либо «на материк» — в Китай. Я уезжал на автобусе в Наннинг, чтобы оттуда сразу попасть во Вьетнам, через сутки уже был в Ханое, суетном и совершенно деревенском по сравнению с Макао.

В продолжении поста много фотографий с описаниями, которые я наконец-то разгрёб и немного облагородил. Получился олдскульный пост, каких раньше было больше в этом журнале.

Читать далее День в Макао или китайский Лас-Вегас

Индустриальный Китай, страна-завод

Завод на острове Ламма, Гонконг
Получить эту фотографию в полном формате.

Здесь в Китае вовсю на наше с вами благо работают фабрики, заводы и сотни миллионов людей. Запад, сидя в удобных креслах, в удобной одежде, за удобным столом с современным ноутбуком, изредка попинывает Восток за ухудшающееся экологическое состояние планеты. Успешно пришедший к прогрессивному коммунизму спустя многие десятилетия лишений и борьбы с невидимым врагом Китай пока занят собственным развитием, и вопросами сохранения окружающей среды не очень интересуется.

Мне отчего-то верится, что придёт время, и не вопрос решится сам собой — будут построены гигантские атмосфероочистные станции, которые наведут баланс в разболтавшейся экосистеме планеты. Того глядишь, по всему миру рядом с каждым заводом такие установки будут стоять. По сдельной цене, конечно. А что? Дело хорошее, выгодное. И сердобольное белолицее общество с высокими моральными устоями и привычкой переживать по поводам, которые, так сказать, «вообще», будут довольны, и инвесторам будет куда средства пристроить.

А пока развитая часть Китая выглядит, как одна огромная фабрика. Каждый квадратный метр максимально эффективно используется для производства чего-нибудь полезного. На подъездах к Шанхаю видно, как меж рельс растят какие-то корешки. Вероятно, те, что подают после в едальнях. Площадь, кормящая двадцатимиллионный Шанхай, который ныне называют не иначе, как «Нью-Йорк на стероидах», в три раза больше самого города.

Южные, кантонийские районы, имеющие доступ к гиперэкономике Гонконга и прилегающих к нему Шеньчженя и Гуанчжоу трудятся по 24 часа в сутки. Пейзажи напоминают кадры японских киберпанковых сериалов: лес труб до горизонта, небо изрезано проводами, поверхность земли — дорогами. В этом месте производится по различным оценкам до семидесяти процентов всей одежды в мире. Местные рассказывают, в трудовых посёлках натуральная одёжная лихорадка: денег там от продажи настоящих и не очень Кельвинов с Кляйнами, как грязи, народ пресыщен развлечениями, и закон, пока рабочие, фабриканты и мафия отдыхают, тихонько стоит в стороне. Самые шумные кутилы в Макао — кантонийцы.

Собранные мною под катом фотографии были сделаны по пути из Гуанчжоу в Гонконг, и из Макао в Наннинг на пути к вьетнамской границе. Про Шенчьжень, город-отражение Сянгана, и про Макао, который давно уже переплюнул Лас-Вегас по сборам в игровых домах, я расскажу в следующий раз.

Ещё шестнадцать фотографий + бонус

Немного на модную тему

Apparel Coming

Здесь в Окленде чаще всего совершенно по-барабану, что творится за границами удалённого от прочих цивилизаций острова. Степень абстрагированности порой поражает. Закрыл окошко мессенджера и нет человека. Но об этом как-нибудь в другой раз. На lj.ru набрали новых модераторов, или кризис заставляет людей всё острее реагировать на тему денег. Как бы там ни было, всё чаще в топы стали выбиваться посты о том, сколько, где и кому давать «на чай». Из-за бугра позволю себе заметить, что тема очень русская. Я поясню, а вы, пожалуйста, поймите меня правильно.

Как на мой взгляд выглядит хороший сервис, скажем, в ресторане? Чаще всего в кафе или ресторан я хожу не один, и почти всегда встречаюсь с человеком заранее. В силу своей болтливости или, выражаясь иначе, коммуникабельности чаще всего мы с этим абстрактным человеком разговариваем. Нашу беседу не должен прерывать суетливый официант с повышенным уровнем уменьшительно-ласкательных форм речи. Идеальный сервис — незаметен. Когда стакан с водой во время ожидания пополняется словно сам собой. Когда обслуживающий персонал не разговаривает с посетителями о погоде, а просто вовремя приносит еду, не мешая гостям получать удовольствие от обстановки заведения и общения. Даже улыбаться не обязательно.

Лучший сервис — в Азии. Не мнящие о себе молоденькие девочки быстро и вежливо принимают заказ, наливают зелёного чая, отходят в сторонку и стоят. Стоит чуть вытянуть шею, они тут, как тут — готовы ответить на вопросы, что-нибудь принести-унести. Такая работа. Чаевые в большинстве азиатских стран оставлять не принято, а кое-где, например, в Китае, даже оскорбительно. Мол, не надо тут деньгами разбрасываться, они на дороге не валяются, мы и так неплохо живём, сказали сколько блюдо, столько оно и стоит. Есть и другая причина, о которой позже.

В Новой Зеландии чаевые оставлять тоже не принято. Можно, если хочется, сбросить несколько монет в банку у кассы, однако, я не помню, когда в последний раз держал в руках больше доллара мелочи. Пластик давно победил металл. Улыбчивые кивосы и кивоски с присущей англоговорящим манерой спросить как дела и сделать участливое выражение лица вовремя приносят меню и прочее. Не помню ни одного случая, чтобы пришлось разбираться с менеджером зала, мол, куда делся наш гусь и что это за 10% в счёте? Тому есть логичное, на мой взгляд, объяснение, которое можно найти через пару абзацев.

Возвращаясь к нашим. Раз, два и выводы

Кантонийская столица

Мужчина выгуливающий котов

Здесь, в Гуанчжоу, тепло, людно и не понимают моего китайского, зато гораздо лучше с английским. Третий по размеру город в Китае, расположенный в благоприятной близости от Гонконга с его гипертрофированной экономикой, он по достоинству считается одним из лучших мест для комфортной жизни экспатов. Как и в случае с двумя другими гигантами, Пекином и Шанхаем, точной информации о количестве жителей мегаполиса нет. Оценки варьируются от 6 до 20 миллионов человек. Одно скажу — народу в Гуачжоу полно.

На спальном автобусе мы прибыли в город ночью. Таксист потерялся и очень долго кружил по, как потом оказалось, центру в поисках гостиницы. В 4:30 ночи спрашивал у торгашей, как проехать. Вот люди работают, вот люди устают, подумалось мне тогда.

Утром я отправился в экспедицию на поиски метро. Оказалось, что до ближайшей станции топать больше двадцати минут по каким-то пролетарским районам, где пахнет кухней, и дети играют в теннис на столе, где вместо сетки два кирпича и палка-перекладина. Метро меж тем одно из лучших из тех, что я видел. Тёплые, чистые, тихие вагоны, можно, не напрягая связок, разговаривать. Самый, пожалуй, эффективный способ перемещения по разбросанному по берегам реки городу. Кстати, о реке: вечером того же дня был опробован копеечный паром, вышло, это самый быстрый и самый дешёвый способ попасть в центр из нашего YHA хостела.

Район Riverside известен своими объедальнями и выпивальнями. Как стемнеет, здесь собирается и стар, млад, относительно недорого поесть рыбно-морских деликатесов. В тазах плавают омары, на жаровнях деревянные палочки, с насаженными кальмарами и осьминогами. Отвлекусь немного, расскажу о продавцах муры на палочках. Уж не знаю почему, но отчего-то этим занимаются таджики или похожие на них национальные меньшинства. Городские беспризорники и мелюзга-карманники обычно той же масти. Немного странное наблюдение в свете того, что 9 из 10 китайцев принадлежат к этнической группе Хань. Забавный факт для любителей омонимов. В Китае около десяти миллионов представителей народа Hui— «Дунгане» по-русски.

Возвращаясь к теме поста, в Гуанчжоу я провёл больше недели. За это время посетил самый большой в Азии парк развлечений, где опробовал американские горки, после которых подкашиваются ноги. Покатался по Жемчужной реке на теплоходе по ночному городу среди светящихся небоскрёбов и разноцветных деревьев. Поел экзотической еды в уютном ресторанчике на Шамиан острове. Взобрался на гору Большого белого облака, посмотрел сквозь дымку на городской пейзаж. Попил кофе в Старбаксе, получил вьетнамскую визу.

В отличие от чудовищного Гонконга, металлического муравейника, состоящего из стекла, бетона, автомобилей и куда-то бегущих людей, Гуанчжоу более человечен. Остальное расскажу в фотографиях.

Ещё 18 фотографии

Мой Амой

Сьямень

Здесь, в Сямэне, придумали кетчуп. На кантонском диалекте koechiap, или ke-tsiap (кит. qi?zhi), что в переводе означает — «сок баклажана». При чём там баклажаны совершенно непонятно, ведь тогдашний соус состоял из рыбного рассола или моллюсков, тоже солёных. Не входили в рецепт и помидоры. Вместо этого в соус добавляли анчоусы, грецкие орехи, грибы и фасоль, чеснок, специи, и рисовое вино. Отнюдь непростой, очень по европейским меркам нетрадиционный рецепт. Тем не менее соус пришёлся по вкусу приплывшим из Англии в семнадцатом веке торговцам, так catchup или, как его ещё называли — ketchup, появился в Европе.

Из Китая в те времена везли всё. И Сямэнь тому способствовал. Издревне этот порт являлся самым крупным на Тайваньском проливе. После того, как в шестнадцатом веке власти избавились от пиратов, в порт стали заходить португальские суда. Однако, сто лет спустя пираты вернулись и захватили город с прилежащей территорией. Их бравый предводитель Коксинга провёл детство в Японии, получил в Китае хорошее образование. Война с маньчжурамы прервала череду золотых студенческих лет будущего предводителя.

Коксинга переводится как «господин с императорской фамилией». Наш герой действительно был королевских кровей. Когда после захвата Фуцзянь его отец вступил с маньчжурами в сговор, сын отказался последовать за ним и стал пиратом. Четырнадцать лет (!) спустя он нанёс сокрушительный удар, далеко продвинувшись со своей флотилией и стотысячной армией вглубь континента. Сямэнь стал его столицей.

Чтобы укрепить тылы, Коксинга обратил внимание на Формозу, нынешний Тайвань, принадлежавший в ту пору голландцам. После девятимесячной осады остров сдался. Защитники, стоит отметить, были отпущены с миром в знак уважения к их стойкости. Правитель юго-восточной Азии стал силён, как никогда. Планы на захват Филиппин оказались разрушены неожиданной вспышкой малярии. Коксинга умер в порыве гнева, когда подчинённые отказались казнить наследника, не так давно уличённого в связи с сиделкой. В социалистическом Китае Коксингу, Чжэн Чэнгуна, так звучит имя на местном наречии, почитают, как героя-освободителя от иноземных захватчиков и сильного правителя с твёрдой рукой.

Сын продержался у руля больше двадцати лет. Потом Китай, конечно, вернул Тайвань и Сямэнь, немедленно ограничив торговлю в регионе. Только в середине девятнадцатого века после Первой опиумной войны запреты были сняты, и город стал крупнейшим и важнейшим портом страны. Близлежащие острова и бухту стали заселять иностранцы.

Ныне Сямэнь является одной из специальных экономических зон Китая (подобно Гонконгу) и в прошлом году был признан лучшим по уровню жизни среди других мегаполисов КНР. Как краевед заявляю, что там и правда хорошо: чистенько, уютненько и в то же время по-богатому.

Мы довольнго долго выбирались из Нанчанга. Шли дожди, в районе Шанхае начались наводнения, да ещё праздники — в итоге было решено двигаться на юг и к морю. Минуя крупный индустриальный город Фучжоу, на автобусах мы добрались до берега Сямэнь. По приезду остановились на Острове пианино — Gulangyu Island. В предыдущем посте из Сямэня я немного о нём рассказывал.

Много фотографий, пробуем новый формат поста

День-ночь

Здесь, в Нанчанге, мы провели несколько дней. Гостеприимный elsueno собирался возвращаться в Россию, паковал чемоданы. Как и во время моего прошлого посещения, два года назад, над Нанчангом висел смог. Я фотографировал перекрёсток из окна, играл на гитаре  и пробовал научиться дудеть в трубу. Без особенной боязни побеспокоить соседей, микрорайон новый, слабозаселённый. Однако, нет никаких сомнений в том, что это в скором времени будет город-сад.

Ещё шесть фотографий

Back in the PRC, Часть 3 из 3

Запретный города в Шеньяне

Здесь, в Шеньяне… Этот город совершенно заслуженно называют северной столицей. Мало того что один из параноидальных императоров построил здесь второй Запретный город, это еще и торгово-промышленный центр, через который текут товары и деньги из северо-восточной части страны на юг, в центр. В Шеньяне наряду с “Макдоналдсом” и “Кентукки Фрайд Чикен” есть “Старбакс”. В Китае это не только буквально единственный источник нормального кофе, но заодно и показатель уровня города. Кофейня в Китае – место деловых встреч. В заведениях популярной сети D.I.O. Coffee нередко звучит рояль, в аквариумах поблескивают золотые рыбки и по натянутым полупрозрачным нитям течет вода, изображая водопад. Кожаные сиденья и блюда из голубиного мяса, приготовленного особенным образом. Чаще всего дороговато, но сервис на высоте.

Ещё текст и фотографии

Back in the PRC, Часть 2 из 3

Вид на Харбин сверху

Здесь, в Харбине, огромный, многомиллионный город, современный, но все же с налетом провинциальности. Излюбленное место русских туристов из дальневосточного региона. После Хэйхэ в Харбине – цивилизация. Этот город – смесь небогатых северных районов с цветущими гигантами восточного побережья Китая. Огромные, тридцати-и-более-этажные дома не только в деловом центре, но и во всех других районах. Здесь меньше понимают по-русскии совсем чуть-чуть начинают говорить по-английски.

До русского района от вокзала можно дойти пешком, минуя многокилометровые подземные магазины. Можно взять такси и уехать в центральный парк развлечений, там со 110-метрового колеса обозрения весь город как на ладони. На Солнечный остров – главную достопримечательность Харбина – придется ехать на такси. Это действительно остров, за рекой. Кроме искусно постриженных кустов в виде фигур животных, там находится музей технических достижений из стекла и металла, парк с фонтанами, мостами, беличий остров, аттракционы. В музее с юмором объясняют “ на пальцах” природу физических процессов, а бОльшая часть экспозиций посвящена китайской космической программе. Часть парка – русское поселение. Несколько зданий в стиле пятидесятых, действующий русскоязычный театр. Последнее забавно, но не более и к посещению отнюдь не обязательно. Чего не скажешь о канатной дороге через реку. Около получаса из надежной кабинки можно наблюдать город с высоты двадцатого этажа. Немного боязно, если ветер, но оно того стоит.

Ещё фотографии и текст

Back in the PRC, Часть 1 из 3

Вид на Хэйхэ с русского берега Амура

В журнале «За рубежом» напечатали мой материал о Китае. Как его сверстали, я до сих пор не видел. Кто найдёт, расскажите-покажите, пожалуйста, какие фотографии выбрали в номер.

«Несколько лет назад у меня появилась идея улететь далеко-далеко в экзотическую страну, полежать там на пляже, лениво перемежая купание работой в интернете. Сперва выбор пал на Таиланд, но случайная встреча с русским, живущим в Китае, добавила очков азиатскому гиганту».

Тогда, в 2006 году, я прожил четыре месяца в Нанчанге, четырехмиллионном центре одной из южно-центральных провинций. Уже тогда Китай поражал высоким уровнем жизни в больших и не очень городах и общей, витающей в воздухе идеей — завтра будет еще лучше. “Будет ли?” – думал я тогда. На центральной площади Пекина вовсю шли приготовления к Олимпиаде, гигантские цифровые часы отсчитывали секунды, оставшиеся до счастливого дня – 08.08.08.

Буквально два года спустя, в сентябре 2008-го, я оказался в городе Благовещенске на границе с Китайской Народной Республикой и был удивлен и заинтригован происходящим “ на той стороне”. За несколько лет моего отсутствия провинциальный город Хэйхэ оброс высотками и аккуратно постриженной зеленью на свежеотстроенной набережной. В то время как на русской стороне люди в темноте береговой линии пили пиво и курсанты военного училища выясняли отношения с ребятами в длинноносых ботинках, с китайской стороны доносилась музыка, мигали разноцветные огни, взрывались фейерверки.

И именно с Хэйхэ началось мое путешествие по Азии, которое не закончилось до сих пор. Эти слова я пишу, сидя на колючем одеяле недорогой гостиницы в Катманду.

Продолжение с фотографиями

Вьетнамский строитель на вьетнамской стройке

Гуанчжоу

Здесь, в Ханое, отличный сервис, толпы, жара, душно и совершенно нечего делать. Как написано на WikiTravel (отличный сервис, кто не знал — грубо говоря, интернет-версия известнейшей серии гидов Lonely Planet) в разделе «Чем заняться в Ханое»? — «Сидеть на пластиковом стуле перед пивоварней, пить живое и дешёвое пиво ($0,2), и наблюдать за городской беготнёй вокруг, фотографировать прохожих». Сегодня попробую. Ещё советуют попробовать вьетнамскую лапшу, но после Китая ни лапши рисовой, ни риса совсем не хочется. Как бы там ни было, кормиться в Ханое очень вкусно и весьма дёшево.

Проведя субъективный сравнительный анализ уровней сервиса в различных странах, пришёл к выводу, что чем беднее страна, тем лучше сервис. В удалённых провинциях Китая есть интернет, IP-телефония, удобные кровати, прекрасная еда и улыбающийся персонал, готовый выслушать любые предложения и выполнить практически любые пожелания, чаще всего бесплатно. В середнячковом областном центре вроде Нанчанга сервис — OK, не слишком мало, не слишком много, нормально — как, скажем, в новосибирском ресторане Классика. В жиреющих и нечеловечески прекрасных Гонконге и Макао за те же деньги улыбаются реже, «пожалуйста» и «спасибо» почти не говорят. Когда в хостеле Гуанчжоу я попросил девочку звякнуть в гонконгское отделение и узнать о вакантных местах, она, конечно, позвонила, но личико скривила, пожаловалась, мол, опять с этими грубиянами общаться.

Во Вьетнаме люди улыбаются, когда их фотографируешь.

Сегодня вечером покачусь на ночном автобусе (sleeping bus) на юга, поглядеть на аутентику и обдумать планы на грядущий День рождения и будущее вообще, валяясь на пляже с ноутбуком. Идея старая, надеюсь, в этот раз получится найти правильное место.