Пара дней в Брисбене

Брисбен - 2016-01-24 10.13.06-1

Здесь в Брисбене ужасная жара и летучие мыши лисицы заполонили.

Читать далее Пара дней в Брисбене

Оливковый OEM

2015-07-11 12.04.56-1

Здесь в Окленде у меня закончилось оливковое масло. Бóльшая часть того, что продаётся под видом оливкового масла — подделка. Поскольку в Новой Зеландии и Австралии этот тип продуктов не регулируется, то в бутылки наливают по сути что угодно: пищевые красители, вкусовые и запашистые добавки превращают дешёвое прозрачное овощное масло в премиальные оливковые масла, которые рекламируются с телеэкранов и манят домохозяек с верхних полок супермаркетов.

Обсуждение проблемы на Reddit:

«There’s a reason why I left the industry for royalties and that’s because I couldn’t compete on cost with fake extra virgin olive oil that was cut with impure crap. My olive oil was a couple dollars more because it was fully pure and won many awards in Europe for its amazing quality and taste.

It’s really like the OEM and Cocaine industries meet. It is up to an aware consumer to demand better product and to guide the invisible hands of market forces.»

Проще говоря, масло производится неизвестно где, неизвестно кем, смешивается, обесцвечивается, обезвкушивается, консервируется, брэндуется и разлетается по миру, куда только можно. Производители реального оливкового масла остаются за бортом, ибо не могут конкурировать с низкими ценами, поставленного на поток, производимого в промышленных масштабах поддельного жира.

Читать далее Оливковый OEM

Хипстота мертва, да здравстует хипстота!

2015-05-01 11.11.13-2

Здесь в Голд Косте ‘what’s seen cannot be unseen’. После того, что я увидел на биллборде по пути в Currumbin — хипстостайл для меня мёртв.

Как сделать что-то модное и клёвое старым говном? Добавить это в меню McCafe и сделать крутой плакат, продвигающий новый продукт McDonalds. На плакате: бургер называется Gourmet Burger, он лежит на деревянной доске вместо бумажной или пластиковой тарелки, у него обгорелые края, сделан бургер из грубого ржаного хлеба, крупно-помолотое (или мелко порубленное) мясо обжарено на металлической решётке уличного грилля, как у деда на заднем дворе, душистая зелень в салате из домашнего садика порвана руками заботливой жены, банки вместо стаканов, лимонад с ибирём вместо химической Фанты, старые велосипеды под потолком, шрифты под «мел на грифельной доске», кофе с Fairtrade фермы в тенистых джунглях Амазонии, ретро-тени под текстом в духе «Grand Budapest Hotel», макаруны в меню — всё это есть в новой рекламе от McDonalds. И такое по всему миру, судя по всему.

Мой прогноз — через 2-3 года хипстота закончится, и на смену ей придёт что-то лаконичное и технологичное: стеклянные плоскости, пластиковые поверхности. Может быть под новым углом посмотрят на дизайн A Clockwork Orange​.

Можно и можно

2014-11-29 11.05.24-1

Здесь в Окленде мы двумя поколениями опекунов воспитываем почти двухлетнего ребёнка. Он начинает что-то понимать в жизни, а для нас жизнь всё больше запутывается. Думаю, молодые родители поймут, постоянно происходит переосмысление базовых понятий: ведь каждое наше действие так или иначе будет отражено в потомстве. Стараемся упрощать сложное, как можем.

В конце концов, вопросы воспитания детей — это одна их самых древних и развесистых ветвей философии. Идеальная тема для обсуждений, в которой не существует однозначного ответа.

Изначально мы, родители, взяли направление на минимизацию вмешательства: будем стараться сами быть лучше и не будем ребёнку мешать развиваться. И тогда скорее всего у него всё будет хорошо. Нам был и есть симпатичен концепт «французких детей», о котором мы прочитали в «Wall Street Journal» в 2012 году. Разумеется, сие не единственный материал по теме, который был и будет изучен. Так или иначе, концепт психоисторической эволюции, в которой родители перешли от социализации (socialisation) к помощи (helpers), нам кажется органичным, естественным и понятным. Если интересно, тема хорошо раскрыта в подкасте Дэна Карлина о истории детских страданий.

Родители Лукаса (мы с женой) довольно давно живём за границей. И, как может быть помните, Новая Зеландия страна с англо-саксонскими традициями и с развитой метрикой индивидуализма. Простейшим примером для понимания, что это такое, будет США — там она зашкаливает. В России напротив — коллектив прежде всего, цена отдельной человеческой жизни гораздо ниже. Не скрою, мне по сей день с большим даётся понять новозеландский, прежде всего западный менталитет, основанный на западной европейской философии.

В попытках провести сравнительный анализ систем ценностей, находясь в Новой Зеландии, мы, иммигранты, безусловно подвержены воздействию внешней среды. Хочется верить, что не только образ мыслей русского человека, не потерялся (25 лет жизни всё-таки), но и устройство западного мира в той или иной степени стало понятнее (8 лет жизни тут). Тому есть, на мой взгляд, доказательства.

Язык — есть отражение хода и структуры мыслей. Если вы хорошо владеете вторым языком, то скорее всего примеры не понадобятся. Уверен, все сталкивались с трудностями перевода, когда на радость постмодернистам деструктурологам некоторые сущности одного языка крайне сложно или вовсе нельзя описать с помощью средств другого. Простым примером послужит западное слово «privacy», которое больше, чем «частная жизнь» и «личное пространство», особенно, когда речь идёт о естественном человеческом праве на privacy. Русскому человеку сие явление не знакомо и органически не близко. А китайскому и подавно.

Западное общество стоит на прочных ногах традиций западной философской школы и в общем случае победившего прагматизма. Грубо говоря, очень грубо говоря, основных ног три: личное пространство, личные жизнь и здоровье, частная собственность. Все они — невероятно важные понятия, являющиеся основой здорового общества, в котором весьма разные индивидуумы имеют возможность максимально счастливо сосуществовать.

Возвращаясь к теме воспитания детей, сегодня на повестке дня обычный для любого родителя вопрос: что ребёнку можно, а что нельзя?

Сперва разберёмся с переводом, Лукас у нас, как ни крути новозеландец, хоть и с русскими корнями. Культурный фьюжен неминуем и обязателен. «Можно» по-русски — это «разрешено». Когда русский человек спрашивает «Can I do something?», скорее всего это будет означать «Можно ли мне сделать что-то?», не запрещено ли? В английском языке «can» — и это не железное правило, конечно — склонняется больше в сторону физических способностей «способен ли я».

Оттого на Южном острове, где не развит туризм, в местных забегаловках местные плоско подшучивают над туристами, отвечая на вопрос «Can I go to the bathroom?» — «I don’t know, can you?» Вопрошающий иностранец на самом деле говорит: «Я хочу в туалет, подскажите, где тут у вас что?» Однако, по-английски это звучит, как «Способен ли я ходить в туалет самостоятельно?» — на что даётся ответ «Я не знаю, а вы способны?»

Итак, что ребёнок может делать? Наша позиция — ребёнок может делать почти всё. За небольшими исключениями:

  • Ребёнок может делать всё, что не несёт потенциального вреда собственному телу и здоровью — после 18, пожалуйста;
  • что не вмешивается в чужое личное пространство и не вредит другому человеку — кидать песок в лицо другому бутузу не круто;
  • и что не касается чужого частного имущества — не стоит убегать к соседям во двор, например, как не очень хорошо ломать чужие игрушки.

По этим трём пунктам мы говорим жёсткое «нельзя». В остальных случаях — сложнее. (Запросто я что-нибудь пропустил, здесь в Окленде уж заполночь). Это было «может» в смысле «разрешено».

Ребёнок может — в смысле «способен» — делать гораздо больше. И способен оценить результаты своих действий (прагматизму привет). Помню, как-то он очень захотел принять ванну со своей любимой книгой, мы предупредили, что книжка разлезется и скорее всего потом её читать не получится — намочил, расползлась, выбросили, больше книги нет. С книгой в ванну можно. Из сегодняшнего: можно макать коричную палочку в сметану и грызть, просто это не очень вкусно. Таких «можно» по сто штук на каждый день.

И мы переходим к тому, что остаётся после «можно» — антитезному «нельзя». Как нам кажется, для эффективности и простоты «нельзя» должно быть мало, как можно меньше. По сути всё, что приходит мне на ум, укладывается в вышеозначенные правила. Например, на дорогу ходить без родителей нельзя, там реально опасно — это нельзя, потому что нельзя. А есть мелки — пожалуйста, только язык будет синий.

Может Лукас есть мелки? Конечно, может, способен. Разрешено? Конечно, ведь это не вредит ему физически (на мелках написано), не вредит никому другому и это Лукаса мелки.

С позиций индивидуализма — свободному представителю человеческой расы можно очень многое, и никто, даже его родители не имеют права вмешиваться и накладывать бессмысленные запреты. Надеюсь, у меня получилось донести эту мысль.

Супер-шторм и супер-град в Брисбене (Фото)

2014-11-28 12.19.23 copy

Здесь в Брисбене (я до конца недели в Австралии) оказывается два нехилых шторма объединились и случился супер-шторм, принесший супер-град, который разбил почти все окна, оставил многих без света, убил коров, разломал деревья в садах, пробил крыши, разбил уличные фонари, заставив многие бизнесы закрыться. Австралия такая Австралия. Мы уже не удивляемся.

Информационная табличка городской службы «Позвоните, если заметили, что нужно что-нибудь починить или исправить» сегодня не имеет особенного смысла, ибо городской парк, где она висит выглядит, как поле боя. На стволах деревьев видны следы от градовых «пуль», некоторые деревья повалены, всюду валяются ветки, мелкие и весьма внушительных размеров.

Там же, в городском парке, мы утром встретили группу людей в рубашках и защитных одеждах. Диалог промеж них происходил приблизительно следующий:

— Ну, с чего начнём?
— Давайте посмотрим сперва на самое страшное.

На сваленной кроне большого фруктового дерева тусовались ибисы. К ней и направились работники городских служб.

Читать далее Супер-шторм и супер-град в Брисбене (Фото)

Здесь могилу ты найдешь

westie_sydders_on_Instagram

Здесь в Окленде я не раз обращался к теме жрущих кактус: людей, которым всё на новом месте не нравится, однако, они, преневозмогая боль, продолжают нести тяжёлое бремя иммиграции и почему-то не возвращаются откуда приехали. Вот оголтелый пример такого отношения в лице одного знакомого из Австралии.

Его инстаграм забит под завязку нытьём о недостаточной колбасности, моральном разложении, тупизне и прочих атрибутах, так называемого, развитого западного австралийского общества. Впрочем, чего душой кривить, есть в его «фоторепортажах» толика правды. Больше скажу, в Новой Зеландии кое-что из упомянутого проявляется в ещё более запущенных формах. Посудите сами.

Читать далее Здесь могилу ты найдешь

Слои соли

2014-06-10 15.36.39-SQR

Здесь в Окленде, как впрочем и во всём остальном относительно развитом мире, известен феномен Уилла Роджерса. Ну, может чуть капельку более известен, чем в других странах.

Математическое явление заключается в том, что в некоторых случаях перемещение элемента из одного числового ряда в другой повышает среднее значение в обоих рядах:

A = {99, 100, 101}
B = {1, 2}

При переносе 99 из A в B, среднее арифметическое (сумма ряда, поделенная на количество элементов, если кто запамятовал) B увеличится с 1,5 до 34, а среднее A — cо 100 до 100,5. Чудеса да и только.

Cтоит справедливости ради заметить, что переносимый элемент вовсе не должен быть самым маленьким по значению. Однако, сути это не меняет.

Как это связано с Новой Зеландией? В комьюнити «Пора валить» и вообще в иммигрантских кругах бытует мнение, что стабильный поток эмиграции из Страны Большого облака в Австралию с каждым годом лишь усиливается и, мол, больше 500000 новозеландских дармоедов проедают плешь австралийским лугам, где, как многим кажется, трава зеленее. Может быть так оно и есть, однако, позволю себе процитировать одного из наших премьер-министров Роберта Малдона (Robert Muldoon), который в 1980 году, отвечая на вопрос о миграции, пошутил:

Новозеландцы, покидающие страну, чтобы работать в Австралии, повышают IQ в обеих странах.

Есть и такое мнение.