Восточный Окленд

Здесь в Окленде я, когда приехал, поселился в пенсионерском районе Кохимарама. Там рядом океан, зелёные парки, чистые улицы, по ночам «собаки лают», как я утверждал больше десяти лет назад. Местные называют его «Кохи», мой новозеландский сын Лукас произносит это слово с английским мягким «h», которого почти не слышно, и выходит что-то типа «Кои». Душевно.

Окленд, как оказалось, город большой, можно сказать — огромный! После Кохи мы переехали в юнит (часть многоквартирного дома) в Mt Eden, крутейший район со школами и высочайшим вулканом. Минут 40-50 идти пешком оттуда в центр, где у меня была тогда работа. Один из немногих районов, где начальная цена за дом — два миллиона.

Потом мы сняли огромную хату в центре города, чтобы вкусить тусы. Квартира была с холодильником, который делал лёд, с пятиканальным звуком, с джакузи, с мебелью, коврами. Помню, что жили мы тогда хорошо, но денег (лично у меня) почти никогда не было. Высокая рента, не буду скрывать, окупалась желанием девушек остаться на подольше.

Пару недель, перед тем, как отчалить в большое путешествие по России, Китаю, Вьетнаму, Лаосу, Непалу, Таиланду, жил в отвратительном хостеле в том же Mt Eden. Жуткое место, два балла из пяти.

После возвращения сперва поболтался в студенческой общаге Unitec, где, пока студенты отдыхали на каникулах, цены были просто атас, в смысле низкие.

На дворе шёл 2008 год, я искал работу и чуть не уехал в Таурангу делать там веб-девелопмент. Однако, как это обычно бывает у неторопливых новозеландцев, там протупили с контрактом, из общаги нас выселяли, пришлось с компанией русских товарищей на ногах переехать на соседнюю улицу — на легендарные 8 Waterview Downs, что в районе Waterview. Это чуть дальше, чем зоопарк. Ужасной жопой мне в ту пору казался этот приличный, один из центральных по нынешним меркам район. Waterview действительно расположен на границе того, чтого называется Auckland Central. За ним начинается Западный Окленд, о котором чуть позже.

На 8 Waterview Downs, насколько мне известно, по сей день живут русские. Шли годы, флетмейты меняли, как переходящий приз этот четырёхкомнатый двухэтажный юнит был домом для нескольких десятков свежепонаехавших завоза 10-ых годов. Даже группа появилась потом в Facebook: «8WD» — исключитльно для инсайдерских шуток. Вечеринки были знатные! Только лучшие воспоминания.

Район Waterview при этом весьма бестолковый, перешеек между шумным моторвеем и полным однодолларовых магазинов Авондейлом.

Потом, в 2012 году, собрался было родиться сын. Мы на скорую руку сделали ремонт силами хороших знакомых строителей. Как родился, переехали в Западный Окленд, и жили там счастливо до сентября прошлого года. Для родительства Хендерсон подошёл очень хорошо: парки, горы, леса, лошадки, коровки, зелёная трава. После работы я успевал взять ребёнка и пройти часовой трек к водопадам.

Приехали родители и мы на время отселились подышать свежим воздухом на Северный берег, в симметричный — зелёный, с дорожками, Glenfield. Необходимость ежедневно пересекать мост или крутить баранку около часа, добираясь до центра через окружной восемнадцатый моторвей, перекрыла все плюсы жизни в северной части Окленда. Приличная часть, нормальная, но ребята, я не придумал, как победить пробки. Вернулись в Хендерсон на запад.

Много хорошего на Весте. Но мы напряглись со школами. Кроме частных, как нам показалось, хороших начальных школ по сути нет. Да и пробки на дорогах доставать стали неимоверно: полтора часа в одну сторону — это многовато. Таким образом, невзирая на пузырь недвижимости, начали искать новый чуть меньше года назад.

И нашли. Импринт Кохимарамы и Восточной части города оказался неожиданно сильным. После десятков отсмотренных домов и квартир в западных районах (Pt Chevalier, Westmere, Grey Lynn, New Lynn, Avondale, Waterview…) первый и единственный дом на востоке показался идеальным: пришёлся по душе, так, наверное, говорят.

Период западничества закончился. Из нового дома ехать в старый больше 40 минут ночью, когда на дорогах пусто. Другая планета.

На Востоке, в Glendowie нам решительно нравится почти всё. Близлежащие районы: St Heliers, Kohimarama, Mission Bay – это такая длинная прибрежная деревня с прогулочными дорожками и видом на Оклендскую гавань и «иконический» вулкан Рангитото.

В этой части Окленда много хороших школ и домов престарелых. Взрослые родители и их родители следят за тем, чтобы городские власти выполняли свои обязательства. Оттого — автобусы ходят, дороги починены, враг не пройдёт! Я убеждён, старики не дают бюрократам просохнуть и чуть что пишут кляузы куда нужно. Пляжи купабельные. Кафе сидябельные.

Спустя почти год в этой части города мне и другим членам семьи очень нравится.

Будем жить.