Как миллениалы убили Что? Где? Когда? в родительском клубе

Здесь в Окленде, наш ребёнок ходит в школу одного из «школьных» районов — Гландауи, который вместе с Сент-Хелиерс, пожалуй, образует самую известную зону для молодых родителей в восточной части огромного Окленда. Напомню, что при населении в полтора миллиона, Окленд по площади не меньше Москвы (старой, круглой Москвы, до присоединения Новомосковского и Троицкого административный округов). На востоке города не новострой, улицы с по местным меркам долгой историей, старые пляжи, маленькие кинотеатрики, пожилые граждане, много церквей, традиционные ценности. Деды шипят на скутеры. Бабульки прогуливаются с собачками. Дети с родителями посещают библиотеку и датскую булочную на углу. Весьма всё чинно, и мирно

В Новой Зеландии школы разделены на группы по количеству государственных дотаций. Таких групп 10 (decile): 1 получает больше денег, 10 получает меньше. По сути государственные школы отсортировали по той сумме, сколько было выделено — сколько им жизненно необходимо для обеспечения обязательного образования населению — и поровну разложили по 10 коробочкам.

Сколько школе отправляется средств зависит от комплекса вещей, но в основном от материального благополучия жителей-родителей. Если что-то можно закрыть добровольными родительскими взносами, можно не клянчить деньги у государства. Чем круче школа, тем выше годовые добровольные взносы. В школах из децилей ниже пяти, родителей просят поддержать бюджет может 50 долларов в год. В нашей начальной школе — 400 с ребёнка. Бывает больше 1000.

Дециль (Decile) — штука весьма условная, и отнюдь не всегда отражает уровень и качество образования, но в силу людской психологии крайне важная с точки зрения цен на недвижимость и всего остального. На поверхности, система простая и доступная: чем больше на районе школ “десяток”, тем круче район. Где жить? Где хорошие школы. Какие хорошие? У которых выше дециль. Железная логика.

В нашем районе, если я правильно помню, четыре школы для младшего, среднего и старшего возрастов, все из десятого дециля. Мы, люди 36 с копейками лет, одни из самых молодых, если не самые молодые родители в нашем классе. Жители исторически благоприятных Глендауи и Сент-Хелиерс рожают после тридцати.

Кроме 400 добровольных пожертвований, которые мы получаем в виде регулярных счетов, школьная администрация вместе с родительским комитетом придумывают какие-нибудь весёленькие штуки, чтоб собрать больше. Денег всегда не хватает. Это могут быть какие-то батарейки, которые ребёнок продаёт по родственникам; день просмотра фильмов, когда притаскивается кино-проектор и крутятся (не знаю как там с лицензиями) мультфильмы; рюкзаки с школьной тематикой; переоцененная в десятки раз школьная форма, вот это всё.

Одним из таких благотворительных сборов является традиционный вечер «Что? Где? Когда?»: родители выпивают, кушают, знакомятся, разбиваются на команды, отвечают на вопросы — платный вход, бар за нал.

В этом году, насколько мне известно, впервые за долгое время — билеты не продаются! Миллениалы наступают.

Прислушавшись к своим внутренним ощущениям, мы с женой попытались понять, почему ни одному из нас и в голову не пришло поучаствовать в таком мероприятии. На одной чаше весов — тихий уютный вечер вдвоём, когда ребёнок уснул, и можно спокойно выпить вина, поиграть на фортепиано, посмотреть фильмец, почитать книгу на диване, встретиться в друзьями, наконец. На другой — куда-то тащиться, встречаться с незнакомыми людьми, с которыми тебя связывает лишь номер комнаты, в которую ты заводишь ребёнка по утрам, выслушивать их глупости и истории о погоде, рассказывать свои неуклюжие истории, соревноваться с ними; показаться глупым, не зная ответов, показаться выскочкой, зная все ответы, тратить деньги на плохую еду и выпивку, при этом нанимать скорее всего сиделку, ведь ребёнка одного дома не оставишь! Выбор очевиден: netflix and chill.

Почему родительский комитет не предложил погонять в Dota 2 на взятых в местном гейм-клубе компах? Почему школьная администрация не смогла сляпать по-навальному прикольную брошюру с описанием достижений и реальных школьных проблем, и внятным зазыванием, мол, ребята, нам искренне нужны ваши деньги, чтобы вашим детям, которые наше всеобщее будущее, было лучше?

Моя гипотеза такова, что всё дело в цифровых технологиях и разности менталитетов поколений. Людей 35 лет и тех, кто старше 45, разделяет не просто декада, но целая информационная, культурная, если угодно, пропасть. Миллениалы пожинают плоды предыдущих поколений и должны работать больше и активнее, чтобы выплатить нечеловеческие ипотеки. Когда приходит время отключаться от информационного потока, они не смотрят, что дают по телеку, они выбирают, что брать с полки — будь то стриминговый сервис, гейминг, онлайн-шоппинг.

Личное время в мире миллениалов, где скуке нет места, но и работа никогда не кончается — стоит гораздо больше, чем раньше. Пока ребята старше 45 ворчат по поводу скутеров и уберов, молодые люди из клуба “Кому чуть за 30” добивают очередной бизнес, голосуя долларом.

Мы берём, что хотим, а не хаваем, что дают.

Это своеобразное, и достаточно прямое проявление личной свободы. Вероятно, своими персонализованными развлечениями и требованиями выбирать мы компенсируем несправедливость системы, которую не мы строили. Не мы бездумно завалили пластиком океаны, но мы должны осознанно заниматься ресайклингом и озаботиться бумажными пакетами.

Так и выходит, что вместо клёвых фандрейзеров и по-настоящему благотворительной акции ради образования наших детей, администрация школы (средний возраст 45+) выдумывает какие-то олдскульные забавы, которые жутко печальны, и после недоумевает, что ж это билеты не расходятся?

Обновление и дополнение: Вечер “Что? Где? Когда?” отменён, не смогли продать билеты.

Оу, велл.