Пред-последние фото первого дня

Красавчик

Здесь, в Катманду, опять нет света. Материала для большой истории о современной непальской культуре набралось больше сотни гигабайт, однако, хороших карточек из них удалось выбрать впритык. Оцененный мастером на пятёрку сюжет, как бы там ни было, вызывал некоторые нарекания. Соврешенно вскользь затронута тема кино, в художественную школу я так и не попал и совершенно забыл о скульптуре. Оказывается, в Непале, очень развита индустрия бронзовых изделий. Ложно оценив эту идею, как ремесленничество, я никаких исследований в этом направлении не проводил.

Попутно получилось несколько репортажных сюжетов. Один средненький, но весьма красочный, про крыши Непала. Второй о рок-школе, где я провёл несколько часов, снимая в ужасных комнатных условиях, когда чувствительность задрана на максимум, а выдержка опущена до минимума. Третий о школе дизайна. Если присовокупить к последнему сюжету лёгкий текст на несколько тысяч знаков, может получиться неплохое «ребятам о зверятах» — модные тенденции в Катманду, у чёрта на куличках. Четвёртый — о сиротской школе танцев и музыки, завершающийся фотографиями аутентичного танцевального шоу. Пятый, самый интересный, пожалуй — кино: кухня непальской киноиндустрии, т.н., Колливуда. Тема раскрыта слабо, но с крепким текстом может пойти очень хорошо. Случайные фото с улицы можно, если постараться, объединить в отдельный сюжет — по большей части просто красивые картинки.

Получившуюся солянку, прошедшую мастерский отбор, показывать пока не буду, считаю, что она не готова и, возможно, выбраны не вариации фотографий, а кое-где можно было бы дополнить парой картинок. Как закончу, напишу к ней текст, будет материал. Есть мнение, что вполне себе коммерческий.

Ещё несколько фотографий

Ссылка на комментарии

Рок-школа в Катманду или новогодний подарок читателям №1

Оззи-наставник и непальский студент

Здесь, в Катманду, я последовал совету друзей и отправился на поиски Запада в Востоке. Признаюсь, день был непростой с самого утра. В первую очередь оттого, что водку нельзя пить на голодный желудок, а после смешивать с чем-то синим и алкогольным. Ничего, дела житейские.

После неудачного похода в дорогое даже по новозеландским меркам кино мы, группа русских фотографов, встретились со студентами. Ребята сей же миг набросились на аборигенов с вопросами: где посмотреть то, где происходит это? Я молчал и пил водичку.

Пока наша компания закоулками пробиралась к одной из центральных улиц в районе Палисадак, я вдруг услышал грохот барабанов и хрип электрогитар из окна на втором этаже. Тотчас на глаза попалась вывеска: Kaleidoscope Music and Dance Academy — рок-школа, как я назваю её по сей день.

Спустя минуту мы ввалились в комнату, где старшеклассники в ученической униформе громыхали какой-то жутко громкий и оттого кашеобразный death-metal. Похмелье, как рукой сняло. Договорившись с хозяином (он индус, говорит по-английски) и послушав небольшой рассказ о том, как плохо нынче идут дела, следующие несколько часов я провёл, слоняясь из комнаты в комнату. Благо их оказалось совсем немного.

Больше двадцати фотографий с описанием

Ссылка на комментарии

Школа дизайна и моды в Катманду

Комната для занятий

Здесь в Катманду красивые женщины. Об их нелёгкой жизни в условиях в общем-то феодализма я уже писал, как упомянул и о глобализации

Близ самого дорогого кинотеатра в городе, куда приходит молодёжь с мобильными, я заметил на столбе неброский рекламный щит международной Школы искусств и моды — IEСSAF. На следующий день, после посещения музыкальной академии «Калейдоскоп» я потащился в один из центральных районов Катманду под названием Багбазар. Главная улица пестрит рекламными щитами с написанными на непальском вперемешку с английским названиями брендов. Школы иностранных языков предлагают помочь со здачей IELTS и TOEFL. Как в любом государстве с большим контрастом уровней жизни, уехать за границу, «свалить за бугор» — один из основных приоритетов.

Школа занимает второй этаж небольшого здания. На первом этаже торгуют свежевыжатыми соками и модной одеждой. Через дорогу от неё находится академическое заведение — Национальная Непальская Академия. У входа в школу стоит охранник в военной форме, салютует посетителям. В день моего присутствия в школ полным ходом шла подготовка к экзаменам, оттого обуви у порога почти не было. Директор школы разрешила немного пофотографировать, попросила не мешать студентам и немного рассказала о своём заведении.

В стране, являющейся один из крупнейших потребителей новозеландской шерсти и, соответственно, одним из крупнейших производителей ковров — есть очень богатые люди. И эти люди хотят хорошо одеваться. Кроме того непальскому кино, Колливуду, про который я обязательно расскажу попозже, необходимы костюмы и декорации. Для желающих стать моделями, дизайнерами или архитекторами IECSAP предлагает два типа курсов, продолжительностью от трёх месяцев до четырёх лет: дизайн интерьеров и фэшн-дизайн. Обычные студенты одногодичники успевают осилить ни много, ни мало теорию дизайна, историю дизайна, теорию цвета, дизайн мебели, устройство зданий, как обставить квартиру мебелью, как организовать показ, как оценить стоимость прокта, CAD, Васту Састра, Фэн Шуй и основы ландшафтного дизайна, и наконец дизайн интерьеров. Большая часть курсов читается на английском языке.

«Катмандушное» отделение — всего лишь часть сети. В нескольких городах поменьше, созданы аналогичные школы. Выпускники заведуют больше, чем 72 бутиками по всему Непалу и создают больше 60% одежды для непальского кино, униформу для работников банков, авиалиний, отелей и казино. Больше 21 архитектурных бюро были организованы её бывшими студентами.

Директор так складно говорила. Я сидел и слушал, смотрел по сторонам и в какой-то момент, признаться, совершенно забыл, что в стране революция, борьба с нищетой и безграмотностью, из-под крана воду пить нельзя, а на дорогах про правила движения вспоминают только, когда заходит речь о размере взятки полицейскому.

Фотографии с комментариями

Ссылка на комментарии

Высокоуровневая жизнь

Здесь, в Катманду, кипит жизнь. Ноги и колёса поднимают пыль в воздух, и гималайский ветер разносит её по долине. Плотность здесь населения составляет почти двадцать пять тысяч человек на квадратный километр, то почти в два раза выше, чем в, скажем, Москве. Оголтелый ритм туристического бизнеса в центре равномерно размазывается внутри «Катмандушной» кольцевой дороги. За ККаДом люди живут очень бедно. Больше половины работоспособного населения сельской местности до сих пор трудятся за еду и выплачивают долги предков за землю. Как я уже писал, среднегодовой заработок непальца составляет пять тысяч рублей. Феодализм чистой воды.

Город пережил сильнейшее землетрясение, более восьми баллов по шкале Рихтера, в тысяча девятьсот тридцать четвёртом году. Больше трёхсот тысяч домов были повреждены или полностью разрушены, шестнадцать тысяч человек погибли. Столица до сих пор не оправилась от потерь, в старой части города нередко можно увидеть покосившиеся стены, трещины. Сносить и строить заново очень дорого. Как бы там ни было, население растёт, растёт и город. Особенно его центральная часть. Жители наращивают этажи на крышах ветхих строений.

Если Нью-Йоркские крыши нередко служат площадками для буржуйских развлечений: у кого-то там сад, кто-то занимается артом, кто-то голубей разводит. Вполне понятный способ самовыражения для замороченных офисной работой белых воротничков с Wall Street. То в Непале бесплатная площадь используется по делу. Там, на вторых и выше уровнях, вывешивают разноцветные флаги, растят цветы, сушат бельё и рис, принимают солнечные ванны, молятся, угощают туристов кофе. Евреев в Непале чуть больше полутора тысяч, а горячей воды в кранах нет. Решение в простых чёрных баках, то тут, то там стоящих под палящим солнцем на верхотуре.

Я провёл несколько дней, бегая вверх, вниз по узким, неудобным ступеням, покоричневел лицом и вдоволь насмотрелся на окрестности с Гималаями на горизонте.

Ещё семьдесят шесть (sic!) фотографий

Ссылка на комментарии

Кинотеатры в Катманду

Долби Диджитал

Здесь в Катманду по центру гуляют облезлые коровы и молодёжь с сотовыми телефонами. Как в любой развивающейся стране в Непале велик контраст уровней жизни. Рядом с огромным чёрным джипом будет сидеть беззубая бабка и отгонять босоногих, грязноносых детей.

В стране нестабильная ситуация. И хоть маоисты вышли из лесов и сели в парламент, на улицах бастуют рабочие, крестьяне недовольны, давно подконтрольную королевскую семью то и дело вывозят из страны. После одиннадцати вечера на улицах живут собаки, полицейские и проститутки. Иностранцев просят не покидать гостиницы без особой нужды. По этим, и другим причинам на входе в чуть ли не единственный в городе модный кинотеатр под названием Кумари проверяют на наличие бомб, ножей и всяких вредных предметов и веществ.

Купив билет за 250 рупий (приблизительно 100 рублей), пройдя контроль, состоятельный непалец может выпить чего-нибудь в баре, купить пивка, попкорн и что-нибудь сладенькое для девушки. К просмотру предлагаются фильмы производста привычного Болливуда, местного Колливуд и импортного Голливуда. В столице дела, наверное, получше, но по стране средний месячный доход обычного непальца составляет около 500 рупий: два билета на Бонда.

В кинозалах для народа попроще цены ниже и исскуство доступнее. Большие и маленькие, они тут и там встречаются в закоулках. Совершенно случайно, возвращаясь из оплота глобализации, школы дизайна и моды, я зацепился взглядом за рекламные плакаты с изображением индусских супер-героев. Так я набрёл на обычный кинотеатр. Здесь нет американского кино, и самые дорогие билеты стоят 60 рупий, самые дешёвые — 10. В начале сеанса мальчишки пытаются проскользнуть в зал, сухой охранник их отгоняет криками и подзатыльниками. Молодёжь проигрывает сдачу в комнатушке на углу.

Ещё 13 фотографий

Ссылка на комментарии