Индустриальный Китай, страна-завод

Завод на острове Ламма, Гонконг
Получить эту фотографию в полном формате.

Здесь в Китае вовсю на наше с вами благо работают фабрики, заводы и сотни миллионов людей. Запад, сидя в удобных креслах, в удобной одежде, за удобным столом с современным ноутбуком, изредка попинывает Восток за ухудшающееся экологическое состояние планеты. Успешно пришедший к прогрессивному коммунизму спустя многие десятилетия лишений и борьбы с невидимым врагом Китай пока занят собственным развитием, и вопросами сохранения окружающей среды не очень интересуется.

Мне отчего-то верится, что придёт время, и не вопрос решится сам собой — будут построены гигантские атмосфероочистные станции, которые наведут баланс в разболтавшейся экосистеме планеты. Того глядишь, по всему миру рядом с каждым заводом такие установки будут стоять. По сдельной цене, конечно. А что? Дело хорошее, выгодное. И сердобольное белолицее общество с высокими моральными устоями и привычкой переживать по поводам, которые, так сказать, «вообще», будут довольны, и инвесторам будет куда средства пристроить.

А пока развитая часть Китая выглядит, как одна огромная фабрика. Каждый квадратный метр максимально эффективно используется для производства чего-нибудь полезного. На подъездах к Шанхаю видно, как меж рельс растят какие-то корешки. Вероятно, те, что подают после в едальнях. Площадь, кормящая двадцатимиллионный Шанхай, который ныне называют не иначе, как «Нью-Йорк на стероидах», в три раза больше самого города.

Южные, кантонийские районы, имеющие доступ к гиперэкономике Гонконга и прилегающих к нему Шеньчженя и Гуанчжоу трудятся по 24 часа в сутки. Пейзажи напоминают кадры японских киберпанковых сериалов: лес труб до горизонта, небо изрезано проводами, поверхность земли — дорогами. В этом месте производится по различным оценкам до семидесяти процентов всей одежды в мире. Местные рассказывают, в трудовых посёлках натуральная одёжная лихорадка: денег там от продажи настоящих и не очень Кельвинов с Кляйнами, как грязи, народ пресыщен развлечениями, и закон, пока рабочие, фабриканты и мафия отдыхают, тихонько стоит в стороне. Самые шумные кутилы в Макао — кантонийцы.

Собранные мною под катом фотографии были сделаны по пути из Гуанчжоу в Гонконг, и из Макао в Наннинг на пути к вьетнамской границе. Про Шенчьжень, город-отражение Сянгана, и про Макао, который давно уже переплюнул Лас-Вегас по сборам в игровых домах, я расскажу в следующий раз.

Ещё шестнадцать фотографий + бонус

Утиные истории спешат на помощь

Добро пожаловать в Гонконгский Диснейленд

Здесь в Гонконге сбылись мечты русского мальчишки, который в начале девяностых с замиранием сердца каждое воскресенье ждал начала мультфильмов про Дядюшку Скруджа, его племянников, Балу, бурундуков Чипа и Дейла и самого крутого сыщика вымышленного мира Чёрного Плаща. Между показами в телепередаче рассказывали и показывали захватывающие дух репортажи об аттракционах и устройстве страны волшебника Диснея из далёкой, недостижимой из российской глубинки Америки. Увидеть Микки Мауса и умереть, ага.

В этом посте фотографии и относительно подробный рассказ о посещении гонконгского отделения Диснейленда, которое, хоть и говорят, что меньше всех прочих, но отнюдь не хуже по духу. Очередей опять же почти нет. Но начнём по порядку. Приятно, чёрт возьми, перебирать летние фотографии, когда за окном льёт дождь, и обогреватель накручивает киловатт-часы в полную силу.

Disclaimer: Будьте бдительны, в посте, конечно, далеко не все аттракционы, что-то около половины.

45 (sic!) фотографий с описаниями. Много.

Кантонийская столица

Мужчина выгуливающий котов

Здесь, в Гуанчжоу, тепло, людно и не понимают моего китайского, зато гораздо лучше с английским. Третий по размеру город в Китае, расположенный в благоприятной близости от Гонконга с его гипертрофированной экономикой, он по достоинству считается одним из лучших мест для комфортной жизни экспатов. Как и в случае с двумя другими гигантами, Пекином и Шанхаем, точной информации о количестве жителей мегаполиса нет. Оценки варьируются от 6 до 20 миллионов человек. Одно скажу — народу в Гуачжоу полно.

На спальном автобусе мы прибыли в город ночью. Таксист потерялся и очень долго кружил по, как потом оказалось, центру в поисках гостиницы. В 4:30 ночи спрашивал у торгашей, как проехать. Вот люди работают, вот люди устают, подумалось мне тогда.

Утром я отправился в экспедицию на поиски метро. Оказалось, что до ближайшей станции топать больше двадцати минут по каким-то пролетарским районам, где пахнет кухней, и дети играют в теннис на столе, где вместо сетки два кирпича и палка-перекладина. Метро меж тем одно из лучших из тех, что я видел. Тёплые, чистые, тихие вагоны, можно, не напрягая связок, разговаривать. Самый, пожалуй, эффективный способ перемещения по разбросанному по берегам реки городу. Кстати, о реке: вечером того же дня был опробован копеечный паром, вышло, это самый быстрый и самый дешёвый способ попасть в центр из нашего YHA хостела.

Район Riverside известен своими объедальнями и выпивальнями. Как стемнеет, здесь собирается и стар, млад, относительно недорого поесть рыбно-морских деликатесов. В тазах плавают омары, на жаровнях деревянные палочки, с насаженными кальмарами и осьминогами. Отвлекусь немного, расскажу о продавцах муры на палочках. Уж не знаю почему, но отчего-то этим занимаются таджики или похожие на них национальные меньшинства. Городские беспризорники и мелюзга-карманники обычно той же масти. Немного странное наблюдение в свете того, что 9 из 10 китайцев принадлежат к этнической группе Хань. Забавный факт для любителей омонимов. В Китае около десяти миллионов представителей народа Hui— «Дунгане» по-русски.

Возвращаясь к теме поста, в Гуанчжоу я провёл больше недели. За это время посетил самый большой в Азии парк развлечений, где опробовал американские горки, после которых подкашиваются ноги. Покатался по Жемчужной реке на теплоходе по ночному городу среди светящихся небоскрёбов и разноцветных деревьев. Поел экзотической еды в уютном ресторанчике на Шамиан острове. Взобрался на гору Большого белого облака, посмотрел сквозь дымку на городской пейзаж. Попил кофе в Старбаксе, получил вьетнамскую визу.

В отличие от чудовищного Гонконга, металлического муравейника, состоящего из стекла, бетона, автомобилей и куда-то бегущих людей, Гуанчжоу более человечен. Остальное расскажу в фотографиях.

Ещё 18 фотографии

Полуночный портал

Харбин, Китай

Здесь в Окленде я решил тряхнуть стариной и в очередной раз как попало сымитировать уже набивший оскомину эффект tilt & shift, о котором я подробно писал раньше. Есть подозрение, что конкретно эта структура должна не на шутку сбивать мозг с толку. Два с чем-то года назад эта техника ещё была кому-то интересна. Под катом то, что я наснимал за как раз в то время, держа, т.с., руку на пульсе.

Много фотографий, чтобы покончить с этой темой раз и навсегда

Микроблоггинг

Карусель в Гуанчжоу

Здесь в Окленде ночь, и я в который раз собираюсь подняться с дивана и доехать до супермаркета, а тут проходит второй тур конкурса «Другая жизнь» (наши за границей).

Мой Амой

Сьямень

Здесь, в Сямэне, придумали кетчуп. На кантонском диалекте koechiap, или ke-tsiap (кит. qi?zhi), что в переводе означает — «сок баклажана». При чём там баклажаны совершенно непонятно, ведь тогдашний соус состоял из рыбного рассола или моллюсков, тоже солёных. Не входили в рецепт и помидоры. Вместо этого в соус добавляли анчоусы, грецкие орехи, грибы и фасоль, чеснок, специи, и рисовое вино. Отнюдь непростой, очень по европейским меркам нетрадиционный рецепт. Тем не менее соус пришёлся по вкусу приплывшим из Англии в семнадцатом веке торговцам, так catchup или, как его ещё называли — ketchup, появился в Европе.

Из Китая в те времена везли всё. И Сямэнь тому способствовал. Издревне этот порт являлся самым крупным на Тайваньском проливе. После того, как в шестнадцатом веке власти избавились от пиратов, в порт стали заходить португальские суда. Однако, сто лет спустя пираты вернулись и захватили город с прилежащей территорией. Их бравый предводитель Коксинга провёл детство в Японии, получил в Китае хорошее образование. Война с маньчжурамы прервала череду золотых студенческих лет будущего предводителя.

Коксинга переводится как «господин с императорской фамилией». Наш герой действительно был королевских кровей. Когда после захвата Фуцзянь его отец вступил с маньчжурами в сговор, сын отказался последовать за ним и стал пиратом. Четырнадцать лет (!) спустя он нанёс сокрушительный удар, далеко продвинувшись со своей флотилией и стотысячной армией вглубь континента. Сямэнь стал его столицей.

Чтобы укрепить тылы, Коксинга обратил внимание на Формозу, нынешний Тайвань, принадлежавший в ту пору голландцам. После девятимесячной осады остров сдался. Защитники, стоит отметить, были отпущены с миром в знак уважения к их стойкости. Правитель юго-восточной Азии стал силён, как никогда. Планы на захват Филиппин оказались разрушены неожиданной вспышкой малярии. Коксинга умер в порыве гнева, когда подчинённые отказались казнить наследника, не так давно уличённого в связи с сиделкой. В социалистическом Китае Коксингу, Чжэн Чэнгуна, так звучит имя на местном наречии, почитают, как героя-освободителя от иноземных захватчиков и сильного правителя с твёрдой рукой.

Сын продержался у руля больше двадцати лет. Потом Китай, конечно, вернул Тайвань и Сямэнь, немедленно ограничив торговлю в регионе. Только в середине девятнадцатого века после Первой опиумной войны запреты были сняты, и город стал крупнейшим и важнейшим портом страны. Близлежащие острова и бухту стали заселять иностранцы.

Ныне Сямэнь является одной из специальных экономических зон Китая (подобно Гонконгу) и в прошлом году был признан лучшим по уровню жизни среди других мегаполисов КНР. Как краевед заявляю, что там и правда хорошо: чистенько, уютненько и в то же время по-богатому.

Мы довольнго долго выбирались из Нанчанга. Шли дожди, в районе Шанхае начались наводнения, да ещё праздники — в итоге было решено двигаться на юг и к морю. Минуя крупный индустриальный город Фучжоу, на автобусах мы добрались до берега Сямэнь. По приезду остановились на Острове пианино — Gulangyu Island. В предыдущем посте из Сямэня я немного о нём рассказывал.

Много фотографий, пробуем новый формат поста

Бамбуковый лес

Бамбуковый лес близ Нанчанга

Здесь, в пятидесяти минутах от Нанчанга, у реки расположился островок бамбукового леса, в котором предприимчивые китайцы организовали что-то вроде базы отдыха. Насколько мне известно, это часть национального парка, призванного сохранить редкие леса. Гамаки, уютные бамбуковые хижины, вкусная кухня, простенькое караоке, река, в которой местные жители с фонариками, привязанными к палкам, по ночам ловят раков, а днём катают туристов на разноцветных рафтах. Этот уголок уже давно стало излюбленным местом нанчанской тусовки иностранцев. В основном это преподаватели английского языка в местных школах и университетах. Общительных хозяин языкам не обучен, но это не мешает ему быть гостеприимным и доброжелательным.

Мы с elsueno и shader пили на берегу реки знаменитое Tsingtao и играли на гитаре. Сашка выстукивал ритм-секцию на там-таме, а Максим дурным голосом кричал то и дело проплывающим на лодке китайцам: «Цьянь! Гей уо цьянь» — «Деньги! Деньги давай»! Вечером после нетривиальной карточной игры в английско-канадской компании, в которой правилами предусмотрено пить почти после каждого хода (drinking game), проигравший желание elsueno спел ничего не понимающему спящему в гамаке во дворе китайцу три куплета из песни «Love Me Gentle, Love Me Sweet», мы сдерживали смех, скрываясь в кустах. После многодневной беготни по перенаселённому Пекину три дня в бамбуковом лесу полностью перезагрузили сознание, освободив место для новых впечатлений.

Ещё двенадцать фотографий

День-ночь

Здесь, в Нанчанге, мы провели несколько дней. Гостеприимный elsueno собирался возвращаться в Россию, паковал чемоданы. Как и во время моего прошлого посещения, два года назад, над Нанчангом висел смог. Я фотографировал перекрёсток из окна, играл на гитаре  и пробовал научиться дудеть в трубу. Без особенной боязни побеспокоить соседей, микрорайон новый, слабозаселённый. Однако, нет никаких сомнений в том, что это в скором времени будет город-сад.

Ещё шесть фотографий

ВКС

Великая китайская стена

Здесь, в окрестностях Пекина, синее небо над Великой китайской стеной. Существует несколько доступных для туристов участков Стены, расположенных в непосредственной близости от столицы. Не самый туристический участок Симатаи состоит из двадцати четырёх растасканных крестьянами на кирпичи секций общей продолжительностью чуть более десяти километров. Часть башен, в начале и в конце пути, восстановлены. Грубо говоря, отстроены заново. Предприимчивые местные жители за порой несоразмерную оказанной услуге плату могут показать короткую дорогу в обход большинства участков, пролегающую по аутентичным деревенским закоулкам. Четыре часа ходьбы вверх-вниз по полуразрушенным ступеням отнимают столько же сил, сколько приносят удовольствия от созерцания одного из величайших и бессмысленных человеческих проектов.

Бытует мнение, что Великая китайская стена — единственный рукотворный объект видимый из космоса. Однако, кроме банальных математических выкладок, основанных на угловых размерах и восприимчивости человеческого глаза, существует экспериментальное подтверждение обратному. Первый китайский космонавт в одном из сообщений Земле передал, что ничегошеньки с орбиты не видно. Вне зависимости от этого факта, петляющая по крутым горам конструкция поражает своими масштабами и безусловно стоит потраченного дня, забитой под завязку карты памяти фотоаппарата и стёртых ног.

Ещё семнадцать фотографий

Небо над Пекином

Улица Zhongguancun

Здесь, в постолимпиадном Пекине, как бы там ни было, очень хорошо. Дышится легче, чем два года назад. Власти побороли песчаные бури, создав лесополосу из пересаженных с южных районов страны деревьев. Прикрыли вредные производства и запретли многим автомобилистам и компаниям пользоваться средствами передвижения. В Пекине больше трёх миллионов автомобилей. Успешно проведена государственная акция по борьбе с курением: в центре города теперь редко увидишь курящего человека, чего не сказать о напоминающих о вреде табачного дыма знаках. Смог теперь не висит круглосуточно, а появляется лишь к вечеру. За ночь его разгоняет ветер и всё утро можно наблюдать синее небо, которое изображают во всевозможных путеводителях.

Синее небо над красными стенами Запретного города.  Первого октября начинается Золотая неделя — крупный семейный праздник. В это время принято навещать родителей, собираться семьёй за обеденным столом, вместе посещать достопримечательности и отдыхать от трудовых будней в тёплой родной компании. В восемнадцатимиллионный Пекин съехались родственники со всей страны. И именно в первый день Золотой недели все они решили посетить Запретный город – вторую основную достопримечательность столицы после Великой китайской стены. Я никогда в жизни не видел такое количество людей на улицах. В итоге запланированный поход в бывший императорский дворец обернулся принудительным участием в массовке фильма вроде «Герой»: чёрная масса людей стекают по ступеням дворца, чтобы слиться с себе подобными, ожидающими их на площади.

По причине тех же праздников не было никакой возможности попасть в начале октября в Шанхай. Невзирая на большое число способов перемещения в восточную столицу Китая, транспортная сеть на несколько недель оказалась парализована наплывом пассажиров. Однако, на всё воля божья: в то время Шанхай страдал от проливных дождей и наводнений. Вслед за хорошей погодой я двинулся на юг, в Нанчанг, город, где началась революция, где вторая по размеру площадь в Китае, где второе по высоте в мире колесо обозрения.

Ещё 15 фотографий

Магия цифр

Продавец закусок

Здесь, в Пекине, олимпиаду 2008 народ искренне ждал и, как мы знаем по итогам, показал всему миру, что не перевелись ещё богатыри на земле ханьской.  Тот факт, что важнейшие спортивные состязания прошли в Китае именно 08.08.08 очень изящно переплетается с азиатскими нумерологическими суевериями. По написанию или по звучанию те или иные цифры напоминают слова и, соответственно, обретают смысловую нагрузку. Восьмёрка в этой концепции – это очень хорошее число, означающее «богатство». Утроенная восьмёрка – это «растущее богатство», поскольку три – это «путь наверх». От региона к региону смысл знаков, конечно, варьируется. Но короткий телефонный номер вроде 888 может продаться на аукционе за сотни тысяч долларов.

Нумерология проявляется и в мелочах. Стоимость подключения к мобильному оператору China Mobile порой зависит не от тарифа, а от «красоты» номера. Нередко можно видеть молодых и не очень людей, сидящих у экрана монитора, подбирающих себе счастливое сочетание цифр. Любые последовательности, содержащие и оканчивающиеся на четыре (звучит, как «смерть») считаются ужасно, ужасно несчастливыми.  На панели лифта многоэтажного дома нет 4 и 14 и 24 этажей. Вместо этого написаны числа: 66, 69 и 99. Будучи иностранцем, я без стеснения выбрал номер с наибольшим количеством четвёрок, и жил спокойно.

Подробнее о цифрах

Разность полушарий

Самые простые 10 долларов в моей жизни
Текст на стене китайского магазина отдежды: «Хо! Хо! Это самые лёгкие десять долларов, которые я когда-либо зарабатывал в своей жизни»!

Здесь в Окленде поражает неумение многих представителей отнюдь не древнейшей профессии IT специалиста пользоваться Google для решения простейших технических задач. То, мне кажется, результат разницы в системах образования. Если в России в нормальных университетах плотно учат думать, то здесь больше прикладным методам. Грубо говоря, наши способны изобрести велосипед, а местные уже знают, из чего и как его в наши дни лучше всего сделать. Серьёзные проблемы возникают, когда нужен особенный велосипед, скажем, пригодный для езды по шпалам.

Кивос, условно назовём так местного специалиста, будет долго чесать затылок и морщить лицо, методом тыка пытаясь разобраться, как заставить обычный велосипед ехать меж железнодорожных путей, проводить исследования, ошибаться, с серьёзным видом говорить начальству, что ему нужно больше времени для выполнения этой задачи. В университете не было такого варианта.

Человек с русским образованием и соответствующим складом ума, вспомнит какой-то мультфильм из детства и через пять минут «гугления» однозначно определит, что название студии «Пилот» и мультфильм про Колобков-сыщиков, узнает расстояние между шпалами и их профиль — вуаля, спецсредство готово! Другое дело, что наш человек присядет частично в лужу на обычной задаче. Ведь на лекции он не ходил и про современные методы постройки обычного велосипеда забыл, а то и не знаком с ними вовсе.

Восемьдесят процентов задач типовые и над их решениями не нужно думать — это занимает двадцать процентов времени. Оставшиеся двадцать процентов задач из разряда нетривиальных,и решения у них оригинальные — они занимают восемьдесят процентов времени. Принцип Парето, как мне кажется, и здесь работает. Имея в конторе представителей обеих сторон силы, кивоса и русского, можно прийти к усреднению параметров и в общем-то к балансу.

Поэтому здесь, за границей, так ценится creativity, а в России опыт и усидчивость. Какая система образования лучше, я понятия не имею. Знаю, что обе работают. В моём нынешнем положении хочется верить, что всё же возможно на своём примере доказать работодателю существование третьего типа супер-служащих, которые сочетают новозеландский опыт и русскую смекалку. И, самое главное, в условиях надвигающегося кризиса договориться о супер-цене.

P.S.: Теперь прямые трансляции для народа на [email protected]: http://blogs.mail.ru/mail/stas-kulesh

Люди в форме

Военные в подземном переходе

Здесь, в Пекине, перед Олимпиадой 2008 вывезли все нежелательные элементы за 108 километр и научили водителей пропускать пешеходов. На подходах к центральной площади страны нынче просвечивают сумки. Кроме несущих службу у флага и Дома Советов военнослужащих всюду очень много людей в форме.

Служба в китайской армии дело необязательное. Всеобщей воинской повинности, как сами понимаете, нет. Поступить в армию — дело непростое. Нужно хорошо учиться, сдавать экзамены. В соответствии с традициями тоталитарного государства к людям в форме здесь до сих пор испытывают смешаное чувство страха и уважения. Здесь нормально подойти к стоящему у здания охраннику, постовому на улице, работнику метро или полицейскому и спросить, мол, «как пройти в библиотеку»? Они скорее всего говорят по-английски и помогут.

Служба в органах или в армии на фоне дефицита рабочих мест в стране — привилегия. После поступления у китайской человеко-единицы в миг решается вопрос о средствах к существованию, перспективах карьерного роста, обеспеченной старости. Это выглядит вариантом на пять баллов на фоне известных фактов, что Китай занимает первое место в мире по количеству гастарбайтеров: больше 150 миллионов человек работают не там, где родились, невзирая на жёсткие ограничения миграции. В Шанхае несколько лет назад городские рабочие вышли на улицы, мол, крестьяне, go home! 

Также не стоит забывать о масштабах и развитости коррупции в Китае, которые соответствуют количеству жителей. Поэтому тёплое место в органах является самым настоящим пропуском в жизнь.

Ещё шестнадцать фотографий

Близ Запретного города

Запретный город

Здесь в Окленде я все выходные работаю над фотографиями из Пекина. Провёл там всего ничего чуть больше недели, а нащёлкал, как студент фотошколы. Скоро будет много новых картинок.

Эта же фотография размером побольше

Фото, которое доставляет

Отель Пекин

Здесь, в Пекине, я провёл больше недели. Сегодня пробежался по фотографиям. Скоро, без сомнений, будет, что показать. На фотографии один из центральных отелей Пекина, который так и называется — Отель Пекин.

Кстати, помню, когда-то для меня было загадкой, как ты получается, что «у них» Бэйцзин (Beijing), а у нас Пекин. И то, и другое суть одно и то же и переводится, как «Северная столица». В Азии вообще было принято не мудрить особенно с названиями. Так нынешний Ханой был когда-то Донгкинь — «Восточной столицей», а Киото так и вовсе просто — «столица».

«Пекином» город впервые назвали французские миссионеры четыреста лет назад, когда в северных китайских диалектах ещё не произошёл сдвиг согласных, когда практически все звуки [k] трансформировались в [t]. В южных диалектах этого сдвига не произошло, и, например, в кантонском название столицы Китая до сих пор произносится как «Бакгин». На протяжении истории Пекин был известен в Китае под разными именами. С 136 по 1405 годы и затем с 1928 до 1949 его называли Бэйпин — «Северное спокойствие».

Пришедшие к власти коммунисты вернули городу столичный статус. Соответственно, изменилось и название. Бежавшее от гнева народного на Тайвань правительство Китайской Республики официально никогда не признавало смены названия и до конца шестидесятых демонстративно писали в картах Бэйпин, указывая тем самым на нелигитимность нового режима.

Версия побольше выглядит эффектнее

Back in the PRC, Часть 3 из 3

Запретный города в Шеньяне

Здесь, в Шеньяне… Этот город совершенно заслуженно называют северной столицей. Мало того что один из параноидальных императоров построил здесь второй Запретный город, это еще и торгово-промышленный центр, через который текут товары и деньги из северо-восточной части страны на юг, в центр. В Шеньяне наряду с “Макдоналдсом” и “Кентукки Фрайд Чикен” есть “Старбакс”. В Китае это не только буквально единственный источник нормального кофе, но заодно и показатель уровня города. Кофейня в Китае – место деловых встреч. В заведениях популярной сети D.I.O. Coffee нередко звучит рояль, в аквариумах поблескивают золотые рыбки и по натянутым полупрозрачным нитям течет вода, изображая водопад. Кожаные сиденья и блюда из голубиного мяса, приготовленного особенным образом. Чаще всего дороговато, но сервис на высоте.

Ещё текст и фотографии

Back in the PRC, Часть 2 из 3

Вид на Харбин сверху

Здесь, в Харбине, огромный, многомиллионный город, современный, но все же с налетом провинциальности. Излюбленное место русских туристов из дальневосточного региона. После Хэйхэ в Харбине – цивилизация. Этот город – смесь небогатых северных районов с цветущими гигантами восточного побережья Китая. Огромные, тридцати-и-более-этажные дома не только в деловом центре, но и во всех других районах. Здесь меньше понимают по-русскии совсем чуть-чуть начинают говорить по-английски.

До русского района от вокзала можно дойти пешком, минуя многокилометровые подземные магазины. Можно взять такси и уехать в центральный парк развлечений, там со 110-метрового колеса обозрения весь город как на ладони. На Солнечный остров – главную достопримечательность Харбина – придется ехать на такси. Это действительно остров, за рекой. Кроме искусно постриженных кустов в виде фигур животных, там находится музей технических достижений из стекла и металла, парк с фонтанами, мостами, беличий остров, аттракционы. В музее с юмором объясняют “ на пальцах” природу физических процессов, а бОльшая часть экспозиций посвящена китайской космической программе. Часть парка – русское поселение. Несколько зданий в стиле пятидесятых, действующий русскоязычный театр. Последнее забавно, но не более и к посещению отнюдь не обязательно. Чего не скажешь о канатной дороге через реку. Около получаса из надежной кабинки можно наблюдать город с высоты двадцатого этажа. Немного боязно, если ветер, но оно того стоит.

Ещё фотографии и текст

Back in the PRC, Часть 1 из 3

Вид на Хэйхэ с русского берега Амура

В журнале «За рубежом» напечатали мой материал о Китае. Как его сверстали, я до сих пор не видел. Кто найдёт, расскажите-покажите, пожалуйста, какие фотографии выбрали в номер.

«Несколько лет назад у меня появилась идея улететь далеко-далеко в экзотическую страну, полежать там на пляже, лениво перемежая купание работой в интернете. Сперва выбор пал на Таиланд, но случайная встреча с русским, живущим в Китае, добавила очков азиатскому гиганту».

Тогда, в 2006 году, я прожил четыре месяца в Нанчанге, четырехмиллионном центре одной из южно-центральных провинций. Уже тогда Китай поражал высоким уровнем жизни в больших и не очень городах и общей, витающей в воздухе идеей — завтра будет еще лучше. “Будет ли?” – думал я тогда. На центральной площади Пекина вовсю шли приготовления к Олимпиаде, гигантские цифровые часы отсчитывали секунды, оставшиеся до счастливого дня – 08.08.08.

Буквально два года спустя, в сентябре 2008-го, я оказался в городе Благовещенске на границе с Китайской Народной Республикой и был удивлен и заинтригован происходящим “ на той стороне”. За несколько лет моего отсутствия провинциальный город Хэйхэ оброс высотками и аккуратно постриженной зеленью на свежеотстроенной набережной. В то время как на русской стороне люди в темноте береговой линии пили пиво и курсанты военного училища выясняли отношения с ребятами в длинноносых ботинках, с китайской стороны доносилась музыка, мигали разноцветные огни, взрывались фейерверки.

И именно с Хэйхэ началось мое путешествие по Азии, которое не закончилось до сих пор. Эти слова я пишу, сидя на колючем одеяле недорогой гостиницы в Катманду.

Продолжение с фотографиями

Возвращайся в родимый свой лес

Гуанчжоу

Здесь, в Ханое, город мотоциклистов и туристов, о котором подробнее расскажу позже. А пока в преднерожденном понижении духа думаю над вишлистом и о прошлых и будущих планах. Буду всё это переваривать, лёжа в гамаке на одном из южных пляжей Вьетнама. Оттуда через Лаос в Тай и основную часть ноября в Непале.

Напоминаю, что получить отпечаток практически любой из моих фотографий можно, обратившись в магазин интерьерной фотографии FotoO2. Кроме того готовятся несколько публикаций в глянцевых изданиях и пара выставок в относительно крупных европейских городах. Следите за обновлениями, что называется.

Сумасойти

Шенжень