Игра в бирюльки, плюсы и минусы

Мельбурнские пирс и пожарная башня
В день по фото. Мельбурнские пирс и пожарная башня. Полноразмерная картинка.

Здесь в Окленде начались трудовые будни, и я пробую спать меньше по представленной недавно на Хабре схеме «Спать мало, но правильно». Я уже как-то замечал, что сплю в будние дни по пять-шесть часов, иначе времени на хобби вроде этого блога и «» совершенно не хватает. После прочтения оказалось, что большей части перечисленных советов я так или иначе следую. Осталось начать делать зарядку и перестать пить кофе. И наступит гармония с миром.

Не так давно мы с под вино и барбекю затеяли обсуждение достаточных и необходимых условий для достижения этой гармонии и о жизненных стремлениях вообще. Что проще, стараться достигнуть состояния комфорта или по максимуму избегать обратных, дискомфортных ситуаций?

Новая Зеландия, как я говорю практически с первых дней здесь, поражена «нормозом». Здесь всё нормально. Не хамят в автобусах и магазинах, аккуратно водят, достаточно платят, не очень греют солнцем и не очень поливают дождями. Есть комары, но обычно не больше одного на дом. Бешеных собак нет, детских домов нет, ядовитых змей и пауков — нет. Полицейские взяток не берут предстают перед судом за халатность, когда долго ищут попавшую в канализационный люк девочку. Проворовавшиеся чиновники публично извиняются и возвращают потраченные деньги налогоплательщиков в казну. При этом народу никто не запрещает выходить на улицы и ратовать за попранную демократию. За сломанную случайно ногу будет платить государственная медицинская страховка. На образование банки дадут в долг денег, как и на дом, при наличии работы, конечно. На работе будут платить «белыми» и, кроме двадцати дней выходных, оплачивать около двух недель больничных и отгулов по срочным причинам вроде похорон. Само собой, холодным вечером на улице трясти деньги никто не будет. Да и вечер будет скорее прохладным.

Однако, попадаем ли мы в зону 100% комфорта, в наше «счастливое место»? Отнюдь нет. Из интернет-магазина не привезли вовремя посылку; автобус опоздал на десять минут; на работе слишком загрузили и недоплатили; яблоко попалось червивое; соседские кошки гадят под террасой; в центре — пробки, а в рыбном магазине, твою мать — воняет!

Вопросом общего характера является для меня, какую сторону выбрать? Что больше тянет/толкает вперёд: желание достичь комфорта или избежать дискомфорта? Не стоит полагать, что первый вариант — это яхта на лазурном берегу, а второе — домик в деревне. Кому-то хорошо, читай «комфортно», когда тихо над рекой комарики пищат, а кого-то раздражает очередь в аэропорту, когда билет в первый класс.

Я разложил эту путаницу по полочкам следующим образом. Представим, что вы китайский подросток, у которого нет работы. Нет работы, нет еды — очень стрессовое положение. Вы начинаете много копать, так много, что вас замечают и делают бригадиром. Теперь у вас есть работа, зарплата, крыша над головой и еда. И основная цель теперь — свести к минимуму раздражающие факторы, спокойно трудиться, чтобы завести детей и дослужиться до начальника участка. Таким образом, приложенные в начале пути усилия во много раз больше, чем мал-по-малу продвижение по карьерной лестнице.

Потеря комфорта или его острый недостаток являются, на мой взгляд, гораздо более серьёзным двигателем по жизни, нежели постепенное улучшение самочувствия и увеличение благосостояния. И это не зависит от места жительства или уровня достатка. Есть Ричард Брэнсон, который строит космодром, а есть скучные толстощёкие толстосумы.

Классическая история. «Бутылка вина наполовину полна. Хочется сдохнуть, как хочется жить», — поют Шнур с группой «Рубль». Сами понимаете, нужно выбрать для себя.

[audio:http://staskulesh.com/wp-content/uploads/2010/02/Finskiy_zaliv1.mp3|titles=Финский Залив — Рубль]

P.S.: Сегодня на BrainBang’е вибромассажёр дёсен.
P.P.S.: А это место по прежнему вакантно. Желающие, чтобы ссылка на их интересный проект появилась в блоге с 6000 читателями, пишите мне на почту:

Футбольный матч в Непале

Вид на поле

Здесь, в Катманду, очень любят футбол. Ещё чуть-чуть играют в волейбол и лапту. На футбольное поле мы, участники фото-семинара, прошли бесплатно. Ребята предъявили автомобильные права. Лично я показал охране блестящий пропуск в новозеландскую школу английского. После чего нам было позволено всё — хоть на поле выходить. У r0ver была тема «Отдых», поэтому он там исснимался весь: залезет на трибуну, сядет перед колоритным болельщиком на корточки и смотрит на него через камеру с расстояния фута. Слушай, спрашиваю, а их не напрягает, когда ты им весь обзор закрываешь? Очень напрягает, говорит и добавляет, мол, первые десять минут. Товарищ voskresenskiyng в этом время скучал и вяло шатался в зоне ворот, но мяч туда упорно не летел.

Матч был какой-то суперфинальный, поэтому трибуны были полны, а билеты стоили до пятисот рупий. Было три типа билетов: пролетарский — деревянные скамейки под открытым небом, вип — пластиковые стулья под навесом и супер-вип — ряд пластиковых сидений вдоль границы поля. Немного удивило и насторожило количество присутствующей на стадионе охраны. Фотографировать себя они не разрешили.

Игра была так себе. Вратарь при вбрасывании пинал мяч в аут, игроки путались в собственных ногах и забили гол лишь в конце, когда устали. Я так понял, что большая часть присутствующих болела за ребят в чёрной форме, наверное, непальская сборная. Футбол сам по себе очень мешал снимать. Чуть отвлёкся, всё — стоишь, следишь за мячом. Народ, стоит заметить, проявлял эмоции не очень активно. Вместо волны истерики после единственного и решающего гола они подняли руку в отставленным большим пальцем вверх, мол, во! Мне повезло найти в скоплении людей подростка, который, безусловно, поигрывая на камеру, прыгал, кричал и хлопал в ладоши.

Поход на центральный стадион Катманду в очередной раз показал: границ у футбола нет.

Ещё фотографии

Конфуз

Здесь, в Ханоме, утро, и я смотрю новости Первого канала, где журналисты второпях не только криво перефразировали мой вчерашний пост о беспорядках в Бангкоке, но и обернули всё так, будто я сижу там в аэропорту и взываю к протестующим. Во-первых, я не в Бангкоке. А во-вторых, основную часть «новости» для поста я взял в LA Times. А получилось, уверен, очень просто: погуглили, подредактировали, готическим голосом начитали текст и вперёд — в эфир.

В мире настоящих событий меня не было в тайской столице ни в день событий, ни за день до, ни после — я в деревне у друга, что в паре тысяч километров от столицы, гляжу на колонны на балконе и думаю про журналистов с Первого канала, что молодцы ребята, работают. Могли бы и письмецо черкануть, уточнить на всякий случай, ей богу, все контакты на сайте. Пилот самолёта никогда не скажет, что потерялся, он скажет: «Не уверен в своём местонахождении».

Возвращаясь к новостям на Первом, то был, пожалуй, доселе самый широкий охват аудитории и, если верить статистике, самый бесполезный. Разве что люди записали ник на бумажку и сегодня утром, придя на работу, будут спрашивать его у Яндекса. Вот уж вряд ли.

В видео ниже на 2:08.


Вчера дозвонился в авиалинии, у которых телефон, судя по всему, дымится, и отменил билет Бангкок – Куала Лумпур. Буду в течение следующих суток добираться в столицу Малайзии самоходом на автобусах.

Автостоп

Мне недавно в интервью задали вопрос: «Что вы делаете, чтобы не сойти с ума?» Я немного подумал и ответил: «Вот, ровно всё то, что я делаю в жизни, я делаю, чтобы не сойти с ума».

Евгений Гришковец

Здесь в Окленде ещё как минимум неделю буду жить в огромной чёрно-белой квартире один. Свежевыжатый апельсиновый сок и сон на диване при свете зелёной гилянды, что увивает белые трубы под потолком.

Умение вслепую печатать на клавиатуре сродни владению музыкальным инструментом, когда вы с закрытыми глазами можете наиграть частично забытую мелодию.

Вчера вечером казалось, гул труб и кондиционеров искусно закольцован неизвестным мне диджеем, как и псевдослучайные прохожие. Вон корейский парень в зелёной футболке, наверняка он раз за разом проходит тем же путём под этим же окном, как только я отвернусь. Вот пара готов, что живут неподалёку. Молча бредут куда-то к набережной. Оба в чёрных одеждах, проколотые уши и языки, ботинки на высокой подошве с металлическими вставками. Неприлично, эклектично смеются. Длинные, худые с искусственно измождёнными гримом лицами. Так для кого-то я каждое утро хожу к половине девятого на работу.

Сначала в гору немного, потом мимо кафе, где под огромными зонтами сидят люди, которые не могут проснуться. И бритоголовый мужик с дикими глазами и скрученной в косичку бородкой каждое утро читает газету. Поглядывает снизу вверх, обнажая белки глаз. Пожилая индианка, торгующая газетами NZ Herald, говорит прохожим: «Доброе утро», и те нередко останавливаются, чтобы обсудить последние новости.

Как и все русские, подверженный привычке пялиться в чужие незашторенные окна, я гляжу на просыпающихся людей постарше, которым достались квартиры в новом здания из стеклобетона с прозрачными балконами и окнами во всю стену. Они в халатах сидят у столиков с газетой, полноватые женщины с мутным взглядом готовят свежий салат. Нанятые китаянки выгуливают их мелких собак по мощёным дорожкам прилегающего садика.

Маорийские работники рыбного рынка заторможенно курят в прохладной тени навеса ледодельной фабрики, которая сыплет и сыплет лёд в кузова подъезжающих грузовиков. В аквариумных офисах напротив гудят шефы, заряженные кофеиновыми клизмами. Телефоны звонят, деревья качаются, и ветер дует.

Возмущения в матрице заставляют проснуться. На углу двух улиц с английскими названиями, ногами в телефонной будке, с платком на лице навзничь лежит непохожий на бездомного мёртвый человек.

P.S.: Читать пост и слушать этот французский трек: Vive La Fete — Noir Desir. Весь альбом доступен по этому адресу.

Новые ощущения

119Кб

Сумасшедший утренний Макс. Ни одной параллельной линии на фотографии. Всё разваливается, пока он не собрался.

Здесь в Олкенде во всю идёт Movember — месячное мероприятие по ращению усов для борьбы с раком простаты и осенней депрессией, собрали в прошлом году почти миллион долларов на этом — а я приобрёл японского трансформера с автофокусом. Имя ему Yashica 230AF. Два объектива на 35-70 и 70-210 вместе с плёночным тельцем обошлись всего в 70NZD, отчего я был очень рад.

Фотография устройства

Про писек

Вот уж не знаю почему, наверное, с волосатых времём перепалок на КомпПрессе (поставьте вручную кодировку KOI8-r, чтобы текст стало видно или вот ссылка) очень не люблю анонимных комментаторов. В те времена, когда интернета было намного меньше, чем сейчас, долбоёбов было ровно столько же, оттого и получалось, что концентрация любителей показывать свою письку из-за угла и кричать ругательства, была выше. К анонимусам тогда было принято обращаться не иначе как «анонимное чмо» и посылать нахуй. И не мучаться потом от угрызений совести ни чуточки.

Господа анонимусы, я понимаю, что это очень сложно, отвечать за свои слова, но вот я пишу это и в контактах есть мои имя, фамилие и номер электронной почты, а у вас не только не получается зарегистрироваться двумя кликами в системе, но и просто «Вася из Москвы» снизу подписать чаще всего «ломает». Так то я за демократию и свободу слова, как одну из её ипостасей, и потому не запрещаю анонимные комментарии. И раз за разом занудно, пытаясь никого не обидеть матом, прошу представиться.

Но хватит этого мизантропического бреда, не будьте письками, послушайте лучше хорошую песню Imitosis в самом конце этого поста. Я серьёзно, послушайте.

P.S.: Неплохой аутентичный инди-рок с использованием струнных инструментов и доброго, доверительного голоса. Альбом 2007 года Andrew Bird — Armchair Apocrypha. Подробнее об альбоме на сайте исполнителя. И схожий дядька Josh Ritter — акустическая гитара, негромкий голос, простенькие душевные мотивы — альбом Golden Age of Radio. Такие песни поют, когда одни. Я бы выделил второй трек альбома Бёрда: Imitosis (6Мб). Похоже на любимый в России Brazzaville.

Утренняя пантера

134Кб

Проголосовать за эту фотографию на фотосайте.

P.S.: Исходник (154Кб).