Новые видеоблоги о Новой Зеландии

Здесь в Окленде не только я маюсь от безделья и записываю видео с россказнями о жизни в Новой Зеландии. За последние два года появилось как минимум два качественных видеоблога, которые заслуживают внимания желающих попутешествовать или переехать насовсем.

В продолжении поста красивые движущиеся картинки, нужные и не очень факты из жизни людей, которых вы скорее всего не знаете и скидки желающим учиться в Новой Зеландии.

Читать далее Новые видеоблоги о Новой Зеландии

Сколько оставлять на чай, а сколько на кофе?

Здесь в Сан-Франциско я впервые столкнулся с американской системой чаевых. Честно сказать, совсем я отвык от такого. Да и «Друзей» давненько не пересматривал. Помнится, там отец Рейчел, отнюдь не бедный, скорее принципиальный, доктор оставлял на чай не больше 6%. Рейчел очень было за него неудобно.

Правду от народа как обычно скрыли. Оказалось, что в США принято оставлять в кафе и в такси (!) на чай не меньше 15%. В Лас-Вегасе (город особенный, однако, тоже город, тоже американский) — 20%. Чаевые по-умолчанию ожидаются. В некоторых местах их просто штампиком вписывают в счёт. Таксисты чаще всего даже не чешутся возвращать сдачу с крупных купюр.

Говорят, у официантов нет минимальной оплаты труда, отчего они работают за вот эти самые чаевые. Мы все должны почему-то с пониманием к этому относиться. В некоторых штатах, как прикинули знакомые ребята в одной из дискуссий у меня в Фейсбуке, при среднем уровне чаевых 8% официант после уплаты налогов — останется должен государству. Эта система fucked up.

Как рекомендует TripAdvisor:

General rule: 10% usually means you are very unhappy, 15% usually means all was ok, 20% for excellent, and 25% for outstanding.

Если вас плохо обслужили, то принято оставлять меньше 15% — например, 10%. Совсем не оставлять на чай отчего-то считается невежливым. Американцы утверждают, что этим бардаком они добиваются контроля качества. Мол, хорошее обслуживание — хорошие чаевые. Я, впрочем, не вижу как именно это работает. Неужели так сложно без морковки на палке делать свою работу хорошо?

Как-то раз в Лас-Вегасе не было при себе наличных. Я вообще стараюсь не носить её с собой в наш пластиково-электронный век. Таксист уверил, что кредитной картой можно оплатить, не проблема. В конце маршрута терминал насчитал мне сверх $16 долларов $4 комиссии за пользование карточкой и «вежливо» предложил выбрать размер чаевых: 0, 20%, 30% или 40%. Я, конечно, выбрал 0, поскольку аппарат уже взял 25% сверх счётчика.

Таксист устроил истерику: «Как так ты не оставил на чай? Ты должен оставить! Я с этих денег живу!» Даже швейцару пришлось вмешаться. Oh, well. Голосуйте, дорогой таксист, за более справедливые схемы оплаты труда и, соответственно, лучшую систему чаевых.

Извращённая схема ставит в неудобное положение посетителя, унижает исполнителя, и совершенно никак не помогает улучшить качество продукта. Всё решается простой банальностью — фиксированная для всех типов профессий минимальная оплата труда. Что может быть проще и справедливее?

В Китае могут оскорбиться, если вы попытаетесь оставить лишние деньги, я об этом уже писал более развёрнуто:

Лучший сервис — в Азии. Не мнящие о себе молоденькие девочки быстро и вежливо принимают заказ, наливают зелёного чая, отходят в сторонку и стоят. Стоит чуть вытянуть шею, они тут, как тут — готовы ответить на вопросы, что-нибудь принести-унести. Такая работа. Чаевые в большинстве азиатских стран оставлять не принято, а кое-где, например, в Китае, даже оскорбительно. Мол, не надо тут деньгами разбрасываться, они на дороге не валяются, мы и так неплохо живём, сказали сколько блюдо, столько оно и стоит. Есть и другая причина, о которой позже.

В России, если я правильно помню, было что-то вроде 10% чаевых. Их хотя бы считать просто.

В Новой Зеландии, можно бросить чаевые в общую банку с монетами на кассе или, если действительно понравился сервис, округлить счёт. Этот вариант кажется мне достаточно последовательным: есть цена, есть услуга, есть бонус за исключительность. Никто не оказывается в неудобном положении.

В виде заключения попробую написать «развёрнутее». Хорошая система — простая. Очень хорошая система — простая и никого не напрягает.

Система НЗ, Австралии, Японии, Китая — стран, где чаевые выполняют функцию вознаграждения, а не налога: есть простая работа, её человек за договоренные с работодателем деньги делает по-умолчанию хорошо. Если он делает её лучше, чем хорошо, то клиент награждает его ништячками. Последовательно, просто, логично, никто не напрягается. Плохого работника уволят. Плохой работник не получит чаевых. Клиент не напряжётся, что мало оставил, ибо любое вознаграждение хорошо и приятно. Это просто, логично и по-человечески.

Система США: есть простая работа, человек делает по-умолчанию её как попало. Чтобы делалось хорошо, нужно чтобы клиент доплатил. Сколько именно — неизвестно, клиенту нужно как бы намекать. Если платят хорошо, можно работать лучше, если платят очень хорошо, ещё чуть лучше. Постепенно верхняя граница размывается. Раньше было 10%, теперь вот 15%. Где-то уже 18-20%. Это «левые» деньги, нерегулируемые доходы — это сложно. Клиент напрягается, не оставил ли он слишком много, слишком мало, стоило ли вообще оставлять. Работник напрягается, если ему (лишь по ему ведомым причинам и понятиям) недодали сверх счёта. В итоге девальвируется смысл чаевых, как вознаграждения и как контроля качества. В простом процессе получения услуги за деньги появляется ненужный совершенно человеческий фактор. Чаевые, которые предполагаются, по принципу «если не накосячили» — это лишнее, ненужное межличностное взаимодействие. Я хочу спокойно пить утренний кофе, а не думать, доволен ли моим вознаграждением официант, что значило его выражение лица, не плюнет ли он мне в чашку в следующий раз. Эта система видится мне сложной.

Господа туристы-эмигранты, а как обстоят дела с добровольными вознаграждениями работников сферы обслуживания там, где вы бывали или жили?

Шестнадцать дней в США

Здесь в юго-западной части США я наездил больше 2300 миль. О том, почему в Америке жить нельзя, я напишу как-нибудь отдельно. А пока просто покажу мобильные фотографии в хронологическом порядке. По свежим следам, так сказать.

Читать далее Шестнадцать дней в США

Pussy Riot versus Pussy Putin

Здесь в Оклен­де я до двух но­чи об­нов­лял твит­тер-лен­ту, что­бы узнать, чем за­кон­чит­ся де­ло Pussy Riot.

На сле­ду­ю­щий день о цвет­ных ба­лак­ла­вах рас­ска­зал мне слу­чай­но встре­чен­ный но­во­зе­лан­дец, про­да­вец ку­хонь. Мол, пос­ле Гор­ба­чёва бы­ла на­деж­да, что в Рос­сии де­ла на­ла­дят­ся и вро­де шло на по­прав­ку, а те­перь сно­ва — на­зад в пе­ще­ры. Очень ему груст­но. От­час­ти, ко­неч­но, по­то­му, что я мо­жет быть куп­лю у не­го кух­ню с ус­та­нов­кой.

Ког­да о рос­сий­ских за­ки­до­нах мне рас­ска­зы­ва­ют не­зна­ко­мые пред­ста­ви­те­ли за­пад­но­го об­щест­ва, про­с­тые лю­ди, так ска­жем, из на­ро­да, ко­то­рые сред­не по­ли­ти­зи­ро­ва­ны, и смот­рят вглубь ве­щей, толь­ко если дей­ст­ви­тель­но ин­те­рес­но, ста­но­вит­ся не­уют­но. Я не хо­чу го­во­рить стыд­но, но чув­ст­во схо­жее. Очень точ­но по это­му по­во­ду (в част­нос­ти по те­ме ком­мен­та­ри­ев в ду­хе "ма­ло да­ли") вы­раз­ил­ся ано­ним­ный ав­тор в при­ват­ном твит­те­ре:

Те, кто пи­шет та­кую хуй­ню из ра­шеч­ки, вы­ра­ба­ты­ва­ют Ёба­ный стыд, ко­ий, как из­вест­но, ос­нов­ной про­дукт РФ

Вот та­ко­го ро­да стыд­но, if you know what I mean.

На­пи­шу вкрат­це, что­бы за­крыть для се­бя эту те­му, что ду­маю по это­му по­во­ду. Не то, что­бы это бы­ло ко­му-то ин­те­рес­но, я всё же не по­ли­ти­чес­кий обо­зре­ва­тель, од­на­ко своё лич­ное мне­ние имею, как и пра­во его сво­бод­но вы­ска­зать.

Читать далее Pussy Riot versus Pussy Putin

Слова, от которых тошнит

Здесь в Оклен­де зна­ко­мые ре­бя­та, ко­то­рые чи­та­ют Дёти и про­чие по­пу­ляр­но-псев­до-эли­тар­ные ин­тер­не­ты, по­до­зри­тель­но час­то ста­ли упо­треб­лять в раз­го­во­рах отвра­ти­тель­ную не­до­каль­ку с ан­глий­ско­го "Public relations" – "пи­ар".

"Пи­ар", "пи­а­рить", "пи­ар­щик", "от­пи­а­рить", "са­мо­пи­ар" — про­из­вод­ных не счесть. Ху­же обыч­но­го пи­а­ра — чёр­ный пи­ар. Тём­ный цвет уси­ли­ва­ет не­га­тив­ную окрас­ку са­мо­быт­но­го тер­ми­на. Это уродст­во, не до­бав­лен­ное ни в один сло­варь рус­ско­го язы­ка, не по­нят­ное ни­ко­му из ан­гло­го­во­ря­щих экс­па­тов, проч­но за­се­ло в рус­ском язы­ке ну­ле­вых. На­шлось ему мес­то и в офи­ци­аль­ных по­сла­ни­ях, и в те­ле­ви­зо­ре, и в жёл­той прес­се, и в ку­хон­ных пе­ре­ти­ра­ни­ях кос­тей. Ка­жет­ся, ни­чем его не вы­тра­вить.

На­вер­ное, при­сут­ст­ву­ет что-то при­ят­ное, те­ша­щее са­мо­лю­бие в том, что­бы рас­поз­нать "уме­лый пе­ар". Это как рас­крыть за­го­вор: они ду­ма­ют, что та­кие ум­ные, мол, на­ста­ви­ли ма­ни­пу­ля­тор­ских ло­ву­шек, но врёшь, не возь­мёшь, нас не про­ве­дёшь — это все­го лишь пи­ар. Pussy Riot пи­а­рят­ся, Соб­чак за­ра­ба­ты­ва­ет пи­ар, На­валь­но­му всё, что нуж­но — это пи­ар, жал­ко­му Пу­ти­ну пи­ар­щи­ки на­пи­са­ли сце­на­рии, ещё бо­лее жал­ко­го Мед­ве­де­ва пи­ар­щи­ки снаб­жа­ют ай­па­да­ми. Но нас не про­ве­дёшь — мы до­гад­ли­вые раз­ли­ча­ем, ког­да по-на­сто­я­ще­му, а ког­да иг­ры кук­ло­во­дов.

Ага, щас. Что­бы вы­тя­нуть из вас ху­до­соч­ных все кровью и по­том на­жи­тые средствá. Что­бы за­мо­ро­чить ва­шу бе­до­вую го­ло­вуш­ку. Что­бы сесть на шею, нож­ки све­сить и по­сме­и­вать­ся. В са­мом де­ле, к че­му сей акт са­мо­уни­чи­же­ния?

Из до­ста­точ­но уз­кос­пе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го тер­ми­на, от­но­ся­ще­го­ся к про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­нос­ти от­де­ла по ра­бо­те с об­щест­вен­ностью (впол­не нор­маль­но по-рус­ски зву­чит) па­ра­зи­ти­чес­кое сло­во "пи­ар" уди­ви­тель­но хо­ро­шо при­жи­лось в ат­мо­сфе­ре все­об­ще­го не­до­ве­рия, чи­тай, на­еба­ло­ва. Это не ми­мо­лёт­ное "ми­ми­ми" и про­чий ин­тер­нет-фольк­лор. Да­же "пре­вед" не за­дер­жал­ся так всерь­ёз и на­дол­го. В 2009 го­ду ав­тор кни­ги «Рус­ский язык на гра­ни нер­в­но­го сры­ва» со­вер­шен­но зря по­на­де­ял­ся, что ве­я­ния мо­ды прой­дут и пе­ре­ста­нут "пи­а­рить­ся" все, ко­му ни по­па­дя. Ан нет, про­шло три го­да, и эта за­но­за за­се­ла лишь глуб­же. Рус­ский язык под вли­я­ни­ем сре­ды сам се­бе при­ду­мал сло­во.

Пре­по­да­ва­тель рус­ско­го язы­ка Эль­ви­ра Иль­и­нич­на, "Сталь­ная ле­ди" на­шей треть­ей об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­лы в не­боль­шом го­ро­де Зея, всег­да ре­ко­мен­до­ва­ла для по­лу­че­ния за­вет­ной пя­тёр­ки по со­чи­не­нию не ис­поль­зо­вать сло­ва, в зна­че­нии или на­пи­са­нии ко­то­рых ты не уве­рен. Очень прос­тое на­став­ле­ние. Ко­му хо­чет­ся вы­гля­деть иди­о­том? Ока­зы­ва­ет­ся, очень мно­гим.

Каж­дый раз, цеп­ля­ясь гла­за­ми за "пи­ар" в тек­с­те оче­ред­но­го псев­до­текс­та, я за­да­юсь во­про­сом: что хо­тел ска­зать ав­тор?

Я зна­ком с од­ним или дву­мя гос­по­да­ми, для ко­то­рых "свя­зи с об­щест­вен­ностью" — это ра­бо­та. По­ла­гаю, толь­ко они по-на­сто­я­ще­му по­ни­ма­ют, что та­кое "пи­ар". Осталь­ных хо­те­лось бы ото­слать к сло­ва­рям, да не вый­дет — нет в них та­ко­го сло­ва.

Музыка новой волны

Здесь в Окленде мы с в меру русофобскими иммигрантами за чашкой кофе как-то взялись вспомнать былое. Компания собралась разношёрстная. Кто-то уехал из России десять лет назад, кто-то пять, а кто-то месяц как приехал. Кроме обычных, уже порядком поднадоевших тем вроде «пиздец в России» был поднят один, до сих пор волнующий меня вопрос.

Сегодня этому блогу исполняется десять лет, я прекрасно помню, как в пятом общежитии НГУ слушал «Прости меня, моя любовь» Земфиры, и думал, что вот, наконец-то появилась, русская версия Аланис Мориссетт. Первые два альбомы, думаю, все согласятся, были мега-популярны, и гига-хороши.

Как-то так вышло, что ещё до полугодовой поездки в Китай, я, сам того не подозревая, перестал слушать русскоязычную музыку. Наверное, с получением доступа к международным залежам музыкальных архивов на торрентах творчество российской «рок-сцены» стало всё чаще казаться вторичным и не очень свежим. БГ — это очень круто, конечно, и «Навигатор» — очень русский альбом, но всерьёз воспринимать его после Боуи, прямо скажем, стало непросто.

Можно сказать, лет десять я «не в теме», если говорить о российской музыке.

Нынче кроме Pussy Riot никого снаружи не видно и не слышно. В интернете одни пердуны мелькают вроде Юры-музыканта, коричневого Кинчева, расссыпающихся Пикников и располневших Чижей, отвратных поп-мумий вроде Пугачёвой и Лаймы Вайкуле. Очень старые, стоит заметить, поп-рок имена в новостях. На концерт «Ленинграда» я ходил в Кинотеатр Маяковский как раз десять лет назад. Это, сука, очень-очень давно в прошлом.

Есть подозрения, что российские поп-рок-сцены захвачены шоу-мафией, старой гвардией «Песни-99».

Расскажите, пожалуйста, господа-товарищи читатели, что с тех пор произошло в этом отношении? Прошло десять лет, где новые Земфиры, о которых знают все стадионы страны? Что бы вы посоветовали послушать своим будущим детям и внукам, чтобы те поняли музыкальный фон нулевых? Какие имена, альбомы?

Вроде подсказки с поддёвкой: давайте вместе пролистаем чарты русскоязычного сегмента Last.fm и попробуем найти там русские названия — это то, что слушают в России. Посмотрим, например, на топ-150 результатов самых популярных исполнителей.

Читать далее Музыка новой волны

100 фактов о Новой Зеландии, часть вторая

Продолжим начатую пару дней назад серию постов «100 фактов о Новой Зеландии». Сегодня постараюсь вспомнить, что в прошлый раз упустил из виду.

Читать далее 100 фактов о Новой Зеландии, часть вторая