Русские и американский расизм

Здесь в Сантьяго, после шестнадцати лет жизни за границей, дивлюсь тому, с какой яростью русские, в особенности русские иммигранты со всего света, в общем-то единогласно топят за то, что поделом этим чернокожим, развели, мол, понимаешь, лутинг, грабежи и погромы! Звучат гордые лозунги «All Lives Matter», якобы — все жизни одинаково важны и термины вроде «расизм по отношению к белым».

Поражает прежде всего упоротость упорность, ортодоксальная уверенность в своём личном мнении, основанном чаще всего на анекдотичных, случайных, субъективных, единичных данных из личного опыта. Каждый, кто бывал или живал за границей, с особым трепетом относится к таким инцидентам: когда кто-то на него(неё) косо посмотрел и что-то гадкое сказал или сделал.

Не скрою, и я получал добренькие сообщеньица от новозеландских дремучих ксенофобов, и расстраивался, помню. От ксенофобии до расизма один шаг.

Но «они (протестанты) крушат частную собственность» — это недопустимо! Ну, недопустимо. Кто-то крушит, кто-то не крушит. Откуда у вас такая ярая привязанность и священная любовь к частной собственности-то вызрела на российской почве? Выживание в агрессивной среде, постоянная боязнь, что вот всё, что накоплено непосильным трудом кто-то придёт и отберёт? Достоевская народная дремучесть и дешевизна человеческой жизни в России? Защитная реакция после нестабильного детства в постсоветском пространстве? Выходит, опять виноваты лихие девяностые?

Как правильно отметил знакомый философ, понятие частной собственности произрастает прежде всего от владения жизнью своей единственной и неповторимой. Личное тело — это самая частная, самая собственность, что есть у каждого из нас. И за право обладать этим достоянием в полной мере, не бояться потерять его из-за плохого настроения хранителя правопорядка — за это, в частности, вышли люди на улицы в США и по всему миру.

Граждане, выросшие в странах, где отродясь чернокожих не видали, отчего-то полагают, что не привилегированны, и не расисты уж совершенно точно. При этом те же самые люди, утверждают, что «All Lives Matter» и не видят, хоть ты тресни, что это и есть самый настоящий расистский лозунг, который ратует за сохранение статуса кво, что есть неравенство. Лозунг «Black Lives Matter» напротив — пытается озвучить и добиться равенства для по-прежнему угнетённой части населения в огромной, богатой, многогранной стране.

«All Lives Matter» — это расизм.

С расизмом по отношению к белым проблем нет вообще никаких по одной причине — его не существует. То есть да, конечно, где-то белых недолюбливают. Думаю, в мягко-средней и относительно массовой форме неприятие белокожих можно обнаружить, прожив пару десятков лет в традиционном регионе Японии или в Бутане, например. Я что-то подобное может быть испытывал, живя в Китае. Однако, масштабы тех проблем намного, намного меньше, чем тот ужас, которому систематически подвергаются чернокожие граждане в США.

Расизм — обычное явление: такое же естественное, произрастающее из ксенофобии и чувства сохранения ячейки общества, племени, если угодно. Проблемы систематического расизма — это то, что убивает людей и заставляет всех яростно выходить на улицы, невзирая на газ, дубинки, автоматы и военные вертолёты.

В книге «Белая хрупкость» отлично объясняется, почему хуже нет сочувствия, чем белая женщина, проливающая слёзы по поводу убитого полицией черного ребёнка. Это по праву вызывает у чернокожих афроамериканцев гнев и ярость. Почему?

Потому что слёзы белой жещины — это попытка перетянуть одеяло внимания на себя белого любименького. Смотрите, мы тоже страдаем. Это не про вас! Постарайтесь понять и помочь. Не можете помочь — постарайтесь понять.

Понять — очень сложно. Глубокие проблемы пожилой иммигрантской страны, где хотели, как лучше, а всё в итоге смешалось так, что вон несколько веков разобраться не могут. Это их, американцев, борьба. И это их, чернокожих американцев, насущная проблема. Кому какое дело, что считает эмигрант где-то там в интернете, который вещает про «все жизни важны» и готов виртуально броситься грудью на защиту чужой, но, блядьвычтосовсемтамохуели, собственности?

Наверное, железобетонная уверенность — это защитный механизм вроде нахохлившейся птицы — желание казаться больше, чем есть на самом деле. Особенно этому подвержены вырвавшиеся из Путинской России достигаторы, которые сами, всё сами. Не скрою, сам был этому чувству подвержен неоднократно: весь мир у ваших ног, вы ими шебуршите, и мир вертится!

Молодым и старым очень почему-то важно высказывать своё мнение, как неоспоримую истину: первые хотят выглядеть старше и серьёзнее, вторые думают, что уже стали старше и серьёзнее. В итоге и те и другие выглядят, как упёртые глупцы, неспособные не только увидеть возможные пути к решению задачи, но даже осмыслить «дано».

Вот уже кто-то уже обвиняет меня в левых убеждениях. Как предприниматель, владелец бизнеса, в целом человек, голосующий за правых, и обладающий пока молодостью, здоровьем и финансовой независимостью, я точно не попадаю в категорию «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…» Прошёл даже тест — либертарианец-центрист c небольшим уклоном влево.

https://twitter.com/stas_kulesh/status/1266909924384178177?s=20

Я за частную собственность и её защиту. Я за защиту жизни и прав любого человека. Полиция обязана ловить грабителей. Все полицейские должны не убивать безоружных людей. Аргумент «ну, это просто несколько мудаков-полицейских» не принимается: все пилоты должны взлетать и столько же раз успешно садиться. Нет проблемы систематических авиакатастроф. Шанс быть застреленным, если вы чернокожий в США — в 5-13 раз выше, чем у белого человека.

Очень, очень рекомендую до, после, а лучше вместо комментариев в интернете прочитать, пусть даже в кратком содержании, книгу «White Fragility». Есть и другие книги попроще.

Дорогой черный неамериканец, когда решишь приехать в Америку, ты станешь черным. Не спорь. Перестань долдонить, что ты — ямаец или гайанец. Америке плевать.

Ссылка на источник

Ссылка на комментарии

Понаехи в Новой Зеландии

2015-10-11 17.59.29-1

Здесь в Окленде услышал сегодня от пятидесятилетнего русского на русской пати, мол, все эти, небелые, понаехали, куда катится страна (Новая Зеландия)? Это не привычная общевидовая ксенофобия, но в общем-то — расизм.

Набор претензий стандартный:

они не интегрируются, сбиваются в коммуны, потом вон вывески на китайском и во власти Ли всякие, что теперь, за них голосовать?

При этом оправданием своего расизма человек считает тот неоспоримый факт, что все такие! Мол, если поскрести любого англосаксонского старожила Страны большого белого длинного облака, не без труда найдутся точно те же чувства и мысли.

Не сходятся как минимум три вещи в схеме:

  • Иммигрант рассказывает другим иммигрантам на чисто иммигрантской вечеринке и на чистом иммигрантском языке о том, как другие иммигранты, его нынешние сограждане, отличающиеся лишь внешним видом и культурным фоном, охуели и скоро всё испортят.
  • Местные старожилы — это те, кто составил правила, по которым эти самые иммигранты попадают в страну. То есть они не только не против появления в списке кандидатов людей с фамилиями, отличными от «Смит», но и очень даже за. Добро пожаловать, господа Кузнецов, Сикх, Каменски, Ли, Ким, Мумбуту, Кумар и так далее.
  • Если следовать логике категорического императива и пожелать, чтобы максима «валите, чурки, нахуй» стала всеобщей и повсеместной, то… то не стояло бы здесь, в Окленде, никакого русского иммигранта, рассуждающего о том, у кого кожа желтее.

Не клеится дело об «они заполонили».

Я не стал спорить, лишь сказал, что дети будут в одной школе учиться, в одни университеты ходить и через пару поколений смешается всё в едином котле. Не скрою, я, будучи иммигрантом, пока верю в «diversity» и пишу об этом английском слове в своём русскоязычном блоге.

Ссылка на комментарии

Мы уйдём из зоопарка

Моя как бы теория о том, что вне зависимости от места — все люди одинаковые. Ну, на базовом уровне. Есть культурные различия, гендерные, конечно. Но всё это надстройки, которые в современном обществе, где слово “толерантность” не ругательство, но набор общепринятых моделей поведения, размазываются.

Конечно, есть расизм, конечно, есть сексизм и прочие -измы, пережитки двадцатого века, но ситуация меняется к лучшему. И меняется довольно быстро. Во время первого моего посещения Китая, следуя традиционному поверью, что слюна — это нежелательный элемент в организме, мол, все болезни через неё выходят, оттого нужно чаще от неё освобождаться — народ плевался буквально всюду: в кафе, в самолёте, в вагоне метро, из окна проезжающего автобуса. Их так с детства учили, мол, здоровее будешь. И курили китайцы везде.

Перед олимпиадой в Пекине в стране прошла государственная кампания по борьбе с плеванием и курением. По правую руку от входа в Запретный город есть неплохая пельменная, где за стеклом видно, как мясо заворачивают в тесто: очень вкусно получается. Так вышло, что я там отобедал пару раз с разницей в три года. Во время первого посещения я наслаждался едой, сидя в клубах табачного дыма. Три года спустя там стояли кондиционеры и таблички “No Smoking”, снаружи висел агитплакат о неприглядности плевания — и никто не курил, никто не плевал. Такой пример из личного опыта.

Так или иначе, общепринятые нормы успешно меняются. И есть мнение, что в Новой Зеландии, стране, где женщинам первым дали право голоса, вроде довольно успешно справляются с организацией комфортного существования самых разных сограждан. Во избежание путаницы, сразу поясню смысл почти ругательного в России слова “толерантность”. Общество не запрещает иметь своё мнение по тому или иному вопросу однако за правило хорошего тона принято держать это мнение при себе, ведь оно — личное.

Публичные высказывания подобного толка жёстко пресекаются. Что, на мой взгляд логично. Никак нельзя во всеуслышанье бросаться заявлениями в духе “гомосексуализм — это болезнь“, “иммигранты из Индии не совсем новозеландцы” или “у женщин зарплаты меньше, потому что у них месячные“. Во-первых, потому что это ложь, во-вторых — глупость и пещерность.

Ничего страшного, если вы автомеханик и тихонько бурчите себе под нос “понаехали, не пройти, не проехать”. Однако, на более сложных позициях лично я ожидаю более серьёзного, современного, если угодно, взгляда на окружающую действительность. Прежде всего это касается тех, кто учит в университетах, вещает в медиа, лечит, управляет страной. Не знаю, как у вас, а у меня религиозный мусульманский или православный доктор вызывает сомнения. Вы как бы понимаете, что этот человек должен быть креационистом, то есть — в процесс эволюционного развития от простого к сложному не верит. Может ли искренне верующий религиозный доктор качественно лечить неверного или того “хуже” — гея?

Отрадно, что не только мне кажутся абсурдными комбинации “босс-сексист”, “журналист-расист” или “министр-гомофоб”. Индийского министра здравоохранения, который заявил, что половые отношения между мужчинами — это болезнь, с которой нужно бороться всеми силами, сняли с поста. Новозеландского телеведущего Пола Генри прогнали из телевизора после язвительных ремарок об иммигрантах. На прошлой неделе за сексистские высказывания был с позором уволен высокопоставленный босс по имени Томпсон (смешной комикс по теме).

Не знаю, как вам, а мне жутко интересно наблюдать за подобными изменениями в мире. Мы становимся лучше.

P.S.: Добавил ещё одну школу английского на сайт Studyaway.ru: Unique New Zealand — выбирайте, приезжайте учиться!

Ссылка на комментарии