Суперфуфел

Внутри Святого Павла

Здесь в Окленде огромные билборды рассказывают, что выходит очередное скучное дрочилово про Бэтмэна и Спайдермэна.

Мы, как мне кажется, становимся свидетелями и участниками интересного культурного феномена начала двадцатьпервого века (а точнее 2010-ых годов): большинство самых популярных (самые высокие кассовые сборы) — это фильмы про несуществующих нелюдей, супергероев. Достаточно депрессивная модель, кстати, если сравнивать с мышцами и пушками 1980гг — маленький мальчик раньше мечтал много тренироваться и стать Роки, потому что он живой человек; а вот Дедпулом, Спайдерменом или Супермэном ему никогда не стать. Замороченным Бёрдманом — это да, это мальчик станет, если будет стараться и пытаться разобраться.

Предупрежу баянистое «всегда так было» — не было! Самый кассовый фильм местами лихих 90-ых — Титаник. До этого когда-то были Унесённые ветром, мелодраматичный мюзикл «Звуки музыки», религиозный эпос «Десять заповедей», исторический «Бен Гур», даже «Доктор Живаго» был самым кассовым в своё время.

Во-первых, это эскапизм — бегство от сложной, хаотичной, постмодерновой (символы символов) реальности невероятно ускоренного мира информационной эры. Прикол в том, что даже этот лубок постепенно усложняется (смешивают вон миры Супермэна и Бэтмэна), и его вскоре придётся выбросить и снова заменить чем-то простеньким.

Во-вторых, и мой любимый Stephen Fry один в один повторяет наши с @msvetov рассуждения: любовь к примитивным и скучным супергероям — натуральный инфантилизм; настоящая болезнь современного общества, о которой будут писать в учебниках культурологии.

Бегство от сложного и запутанного мира, в котором всё меньше примитивных и скучных региозных мифов, и всё больше сранго постмодернизма и релятивизма. Последние два вселяют болезненное беспокойство в разумных обезьян, и им хочется на ручки, обратно, к простым сказкам про плохих и хороших, про абсолютные ценности и железобетонные принципы, коих в реальной жизни, от стохастического электрона до теории игр в макроэкономике — хуй. Отсюда же местами избыточная толерантность: всякого можно обозвать расистом, а расизм — это плохо; каждого можно назвать сексистом, а сексизм — это отвратительно. Все расисты, все сексисты, все ксенофобы, кто-то больше, кто-то меньше, кто-то совсем чуть-чуть. Освободителе рабов какое-то время владели рабами.

Идея замены, условно, Иисуса Бэтмэном тоже обсуждалась — на этот раз с @grayraw, который совершенно верно назвал тягу к супергеройскому фуфлу новым мифотворчеством. Раньше верили в золотых коней, огненные кусты и воскрешение, теперь в неуязимых зелёных человечков и роботов с горящими сердцами.

Как правильно отмечает Стивен:

«Life is complicated. And nobody wants to believe that life is complicated. I suppose you might call is the infantilism of our culture. […] People think they can’t bear complexity.»

Никто не хочет думать, граждане современного гражданского общества в основном хотят, чтобы им наконец-то в явной форме сказали: это белое, это чёрное. Не просто так Ницше отмечал, что рабская форма существования естественна для нашего биологического вида. Отсюда тысячелетия религиозного (христианского в основном) задротства. Отсюда человек-муравей, человек-паук, человек-индюк и другие животные.

Жалость вообще, а особенно к самому себе — отвратительное чувство. Именно оно во всевозможных вариациях «оскорблённых чувств верующих» лежит в основе проблемы современного культурного инфантилизма, как мне кажется.

Уберите детей от экранов!

Здесь в Окленде совсем нечем заняться, оттого поделюсь бесполезным роликом, в котором посчитали количество всевозможных смертей во «Властелинах колец». Как можете представить, их оказалось немало — несколько тысяч!

А теперь приведите детей обратно к экрану: один из фанатов творчества Толкиена не поленился и склеил четырёхчасовую нарезочку, удалив всякий мусор, которого не было в «Хоббите». Прочитать о титаническом труде можно здесь, там же можно скачать торрент (6Гб файл).

Мины и лампочки, и немного раньше было лучше

2015-01-20 14.24.13-1

Здесь в Окленде я начал замечать то, чего раньше ны было. В общении с новыми — в том смысле, что с неизвестными прежде — русскими появились специальные, сигнальные темы.

Одна украинская знакомая отметила, что было бы очень удобно, если б над головой у каждого висела лампочка. И чтоб загоралась она красным светом, если человек «крымнаш», гомофоб, женоненавистник, «я за свободу слова и против терроризма, но…» или «я не расист, но…» и подобное по степени оголтелости.

Взгляды на некоторые основополагающие моменты современного мира — демократического общества, если угодно — в котором так много самых разных людей, вполне отражают адекватность человека. На мой взгляд.

Не прослеживается здравомыслие в таких базовых вопросах? Будь готов — ожидать теперь можно чего угодно. Опыт показывает, что говно не приходит одно, оно приводит своих друзей: если в голову пробралась одна мысль, жди полный букет заблуждений. И нередко глубокую религиозную или иную веру в мистическое впридачу.

Ещё давно, без особенного углубления в социально-философские темы, я написал в очередных «фактах о себе»:

Ратую за адекватность. Это главный критерий оценки человека.

Чем старше становлюсь, тем меньше уповаю на силу слова и переубеждения и ещё меньше желаю участвовать в воспитании чаще всего немаленьких взрослых.

Если лампочка горит красным, то ничего хорошего ждать от индивидуума не приходится — в любой момент могут прорезаться зубы, и начнётся грызня без цели и счастливого конца. Оттого из круга общения краснолампочников приходится выключать. Обычно не очень жаль, но не всегда удобно. Оттого, разумеется, я не завожу с порога разговоры о российской хунте, Майдане, свадьбе Стивена Фрая, последнем фильме Звягинцева, песне «Путин — хуйло!» или девчачьих танцах в храме.

Эти темы — мины. Наступишь неосмотрительно — и нет прежней лёгкости в общении. Вряд ли что-то страшное случится, но осадочек останется.

Завершу пост такой мыслью: раньше (10 лет назад, например) таких тем не было, мы говорили со своими и новыми людьми о чём угодно.

Почему теперь не так? Может потому, что раньше хотелось (и получалось) быть со всеми друзьями, оставаться на волне, ощущать себя частью группы с едиными взглядами. Может оттого, что вообще всё это было маловажно и гораздо больше интересовал противоположный пол и заумные тексты Сартра с алкогольной продукций из ближайшего ларька.

Обсуждают ли «Левиафан» двадцатилетние русские?

Как можно было спасти «Interstellar» от провала

2014-11-15 12.03.41-1

Здесь в Окленде я бездарно потратил почти три часа на просмотр предательски многообещающего кинофильма, написанного и снятого братьями Ноланами, под красивым названием «Interstellar». Слово радует глаз и ухо. Кино — говно.

Это не постмодерн, это клюква. Антинаучная гадость вроде Армагеддона с Брюсом Уиллисом. Космос был в Gravity, сюжет в Inception. Зачем этот цирк — непонятно. Мальчишки Ноланы играют в кинишко про астронавтов и черные дырочки.

Да, рисовался космос под присмотром учёных и визуализация чёрной дыры весьма неплохая, однако, вместо метода научного познания продвигается вера в самые нерациональные человеческие качества: эмоциональность и суеверность. Реальная наука, способная посадить рукотворный объект на поверхность кометы, не так работает.

Картинка ОК, звук ОК — как положено, в космосе тишина — но сюжет кошмарный, и персонажи разговаривают какими-то жуткими шаблонами, а не человеческим языком: «Love is the one thing that transcends time and space» и прочая спиритуальная, ненаучная, лубочная дрянь. Какой был мысл рисовать реалистичный космос, если в нём не реальные люди?

Приведу пример, чтобы два раза не вставать. Сестра сожгла поле, чтобы выманить брата и посмотреть на свои детские коробки, которые от неё и так не прятали! Брат вернулся, чтобы обнаружить друга сестры с монтировкой, и жену с ребенком в машине. Очень напряжённая ситуация, чего уж там. И тут выбегает сестра с наручными часами в руке — папа шлёт нам код Морзе из подпространства! Стресс как рукой снимает. Все обнимаются. WTF? Была бы пародия, всё было б супер, а ведь они всерьёз.

Теперь о главном, о чём на самом деле нужно было снимать условный «Interstellar».

Читать далее Как можно было спасти «Interstellar» от провала

Авторское кино в Новой Зеландии: Crackheads

tim-IMG_9635-Edit-2

Здесь в Окленде я встретился с кинорежиссёром и сценаристом, создателем фильма «Crackheads», собравшего положительные отзывы на всевозможных кинофестивалях, Тимом Циклаури (Tim Tsiklauri). Как можно догадаться по фамилии, Тимур приехал в Новую Зеландию из России, а родом из солнечной бывшей советской республики под названием Грузия. Приехал давно, в 1995 году, с тех пор живёт и трудится здесь, на досуге пишет сценарии, снимает с соратниками кино. Я задал Тиму за кофе-сессией несколько вопросов, может кому будет интересно.

Читать далее Авторское кино в Новой Зеландии: Crackheads