Лукас про Лукаса

Здесь в Окленде детский инструктор по плаванию по имени Лукас рассказал, что его лучший друг — русский, но живёт не здесь, а в России. И не живёт, а в армии служит, очень патриотичный друг. Я говорю, мол, дай угадаю, он переехал в Новую Зеландию тинейджером? Да! Ну, тогда понятно.

Уж сколько раз наблюдал, что внезапно любящие всем сердцем Российскую Федерацию и Путина — это выросшие дети, увезённые родителями в подростковом возрасте: вырванные из среды, вырванные из единственного и прекрасного детства. Таких после возвращения в телевизор тащат, любят ретвитить в интернетах.

Тёплую детскую Россию родители разрушили эмиграцией. Взрослая Россия таким детям не знакома, она прикидывается знакомой, душевной такой, уютной и по-детски приятной. Манит неотвратимо. И возвращаются они в города своей юности, связавшись предварительно со школьными друзьями в Одноклассниках, Вконтактиках и Телеграмах. Интернет сближает.

А дальше, многие из подросших подростков, по ним личным наблюдениям — не выдерживают несовпадоса российской действительности со здравым смыслом и возвращаются за границы Великой и прекрасной: в Германии, Америки, Австралии, Канады, Новые Зеландии…

Разумеется, это есть небольшой набор моих анекдотичных эпизодов. Уверен, где-то есть научные исследования, подтверждающие сей факт.

Парню в русской армии не нравится. Все, кхм, слишком грубые, очень агрессивная среда, пишет. Услали его, как положено, далеко от родных, в противоположный конец самой большой в мире страны. Абсолютная несвобода. Всё в традициях этого ужасного СССРского института насилия.

Лукас-тренер, как и его русский друг, отслужил в армии. В Сингапуре. Было ОК, говорит. Учит детей плавать теперь.

Когда Лукас-сын узнал, что Лукас-тренер был солдатом, он немного подумал и сказал, что это, наверное, не очень хорошо, потому что солдаты бывают злые, у Урфина Джюса были злые; но потом, говорит им дровосек лица сделал весёлые, и они стали добрые — как Лукас-тренер.

— Это хорошо, что он теперь детей учит плавать теперь, а не солдат, — подытожил четырёхлетный сын.

P.S.: По поводу прокисшего сегодняшнего праздника традиционный пост: «55 процентов опрошенного населения считают, что третья мировая война возможна, а ещё 23 убеждены в том, что она уже идёт. Хорош подпитывать деструктивное начало, собою займитесь!» и «Больше полумиллиона челове погибло на этом небольшом участке фронта. Говорят, новозеландцы сражались отважно, и гибли с честью. Не говорят, что Черчилль был «эффективный менеджер» и цель оправдывала средства»

Хижина дядюшки Бека


Здесь в Окленде ребёнок естественным образом подрастает и начинает вслушиваться в разговоры взрослых, и делать выводы. Теперь нельзя при нем обсуждать себя, других, недетские концепты и явления, коих в относительно активной родительской жизни подавляющее большинство.

Он и раньше впитывал всё, конечно, но в болтливо-пытливые четыре года уже не только запоминает, но и анализирует; вопросы задаёт потом, запутывается от нашего обыденного сарказма и периодических приступов рунглиша.

Плавно, как многое с детьми, в жизни личной — в отношениях между родителями, я имею в виду — произошли изменения. Утром все торопятся, бегут на работу. Днём активно работают и чуть-чуть с ребёнком втроём вечером, потом усталые сыр, кино и домино, и спать. На выходных — по максимуму с ребёнком. Иногда, эпизодически, «время для себя» (me time), но это отдельно от супруги/супруга. Так выходит, что некогда поговорить нормально. Оставлять надолго дитя и улетать вдвоём в Европы (где прекрасно, спору нет), это дорого, сложно и, как ни крути, носит нерегулярный характер; и скучают все, что не есть самый комфортный элемент.

Привычные с предродового периода будничные задушевные беседы между людьми, у которых типа чуйства друг к другу — этого, похоже, не будет пока ребёнок в школу не пойдёт (или не закончит?).

Сперва, как завязались долгосрочные отношения, привычной после холостой жизни «privacy» не стало, теперь вон новые метаморфозы личное пространство переживает. В самом деле нужна хижина в саду, как у Марка Твена или дом со звукоизолированным подвалом, как у Бека.

Дисконнект

2016-03-17 15.28.40

Здесь в Окленде сильно помогает меньше расстраиваться о бездарно проведённом времени отключение всех оповещения кроме тех, которые связаны, например, с потерей денег (напоминание об оплате счета, ушедший в минус банковский счёт, и прочее).

Чаще всего и так полно дел в течение дня, понятно, чем заняться, и нет ничего такого важного в Facebook или Инстаграмме, о чем нужно немедленно знать и действовать! По поводу действительно неотложных дел — кто надо позвонит, я считаю.

Приложил картинку с сыном не просто так: особенно дико и глупо заниматься в голове разбором рабочих или социально-виртуальных полётов параллельно с по-настоящему неповторимыми моментами с семьёй. Оповещения повышают уровень беспокойства, сбивают с толку и мешают сосредоточиться на прямоздесьисейчас.

Людям свойственно распылять внимание и переоценивать важность событий, а дети очень быстро растут.

Недетская детская литература

2015-08-17 10.18.52-1

Здесь в Окленде, приблизительно полгода назад, брат прислал в подарок своему двухлетнему племяннику книжку с русскими сказками. Настоящий русский фольклор.

И вот уже несколько месяцев пытаюсь объяснить своим родителям, что это пиздец, а не истории для впечатлительного ребёнка. В основном выясняется, что я ненавижу всё русское и брата заодно.

Понимаю, что, возможно, сын просит знакомые сюжеты. В его мире не так много сюжетов. Читали бы ему Библию или Коран, просил бы и их. Мы, взрослые, выбираем, что для ребёнка лучше на данном этапе.

Старик вскочил, бросил в него топором и отрубил ему лапу. Сам убежал, спрятался.
Заревел медведь и ушел на трех лапах в лес.
Старик взял отрубленную лапу, принес домой:
— На, старуха, вари. — и так далее

Такие истории генерируют бесполезные страхи, с которыми потом ребёнку и нам, родителям, приходится разбираться.

Мне не кажется, это факт: мой двухлетний мальчик начал боятья темноты, волков и чудищ в бамбуковых зарослях рядом с домом. Раньше не боялся.

В своей жизни я видел волка несколько раз: три раза в зоопарке, один раз во время туристического сплава по реке. Они не страшные и абсолютно не релевантные. Человек давно победил волков, медведей, пауков, тараканов, драконов, акул, чудищ — всех победил, чего уж там.

Зачем забивать ребенку голову ужасами, болью и расчлененкой — я не знаю. «Поколения выросли», как и «это такие традиции» — не убедительные аргументы. Лично для меня «традиционное» значит вызывающее недоверие. Это касается буквально всего, не только сказок. «Традиционная медицина», например. Традиционно обрезание, например, тысячи лет уж так калечат детей. Нахуй не нужно.

Слово «традиционно» — красный флаг, что этого делать не нужно. Ибо чаще всего традиции те вышли из предрассудков, страхов и предубеждений наших предков.

В их систему ценностей и нюансы быта ребенок окунётся, если заинтересуется фольклором тех или иных народов в сознательном возрасте. Фольклор изучают историки и культурологи: обычная наука, никакой мистической и сложносочинённой ценности. Если сказка учит моего ребенка бояться волков — нахуй такую сказку. Гораздо важнее история, в которой рассказывается, как под машину не попасть.

То, что нам в детстве читали ужасные сказки тёмного средневековья с его ужасами, и нашим родителям читали, и прародителям читали — абсолютно не означает, что мы обязаны продолжат эту традицию. Отношения в социуме коренным образом изменились. Например нет рабства, которое норма для последователей традиционных носителей морали в виде Корана, Нового и Ветхого заветов. Гуманистические ценности сильно изменились даже за последние 50 лет. Коммунистический писатель Корней Чуковский, который изобрёл ГУЛАГ для детей и у которого отлично рифмуются «проклятый Зоосад» и «бедный Петроград» — повод для отдельного поста. Из тогдашних Агния Барто и Маршаки относительно ничего. Заходер депрессивный какой-то.

Со времён петровских крестьян и хрущёвской оттепели так много появилось нормальных историй, в которых нет сложнообъяснимых моральных парадоксов, утробных страхов, и персонажи ведут себя, как люди: не причиняют страданий, не унижают друг друга. Историй много и нет дефицита: нет нужды пичкать детей страшилками и предрассудками из прошлого.

Разумеется, в подростковом возрасте я с удовольствием читал о том, как Синдбад Мореход кормил птицу Рухх, срезая мясо с икр своих ног. Разумеется, хорошо шли фантастические боевики Гарри Гаррисона и совершенно не нежные персонажи «Принцев Амбера» Роджера Желязны. Всему своё время. В два года Сказки Братьев Гримм и другой фольклор — русский или не русский — спасибо, не надо.

По мотивам этого поста в fb.me/kulesh

Детское время / Взрослое время = ?

2015-08-10 10.02.55

Здесь в Окленде, продолжая тему учёта и организации личного времени, посчитал на днях «детское» время. Поскольку Лукас ещё мал, с ним всегда болтаются какие-то взрослые. Стало интересно, сколько часов с ребёнком проводим мы, сколько бабушка с дедушкой, сколько няня и прочие. Расчёт получился приблизительно следующий.

Дитя просыпается в 7:30, спит днём с 13:30 до 16:00 и ложится в 21:30 — итого получается 11,5 часов в день. В неделе 7 дней. Чтобы удобно было калькулировать, округлим до 80 часов — столько активного детского бодрствования нам взрослым нужно еженедельно осваивать.

Я не буду разбивать между папой и мамой, ибо мы стараемся проводить время втроём, а не по отдельности. Разбиение будет такое: родители, прародители, другое (няня и прочее).

Cсылка на случай, если график не видно: Первая диаграмма. Вторая диаграмма.

Небольшие пояснения к отражённому выше. В садик двухлетний ребёнок пока не ходит. Жена работает 4 полных дня в неделю. Я сам на себя работаю в Sliday, как помните, по 5 часов в день. Раз в неделю у нас с ним бассейн.

Если прикинуть, что на ногах мы, родители, проводим 224 часа, и 55,5 из них проводим с ребёнком, то это ≈25%. Много это? Мало это?

Внимание, вопрос! Попробуйте узнать у своих родителей, сколько их взрослой жизни в процентном отношении уходило на ваше непосредственное воспитание?

Наш мальчик

IMG_0565

Здесь в Окленде мы какое-то время регулярно фотографировали сына, что называется «на большую камеру». Текста в этом посте будет мало. Не только чужие дети быстро растут.

Читать далее Наш мальчик

Как я провёл новогодние праздники в Новой Зеландии

vsco_011314_60

Здесь в Окленде я уже писал о том, что всё меньше фотографирую на зеркалку (называю её теперь «большая камера»). В основном все эксперименты с плёночной фотографией свелись к тому, что мобильные снимки быстрее, проще и, с появлением VSCO Cam приложения на iPhone, выглядят не менее «плёночно». Сие, конечно, моё личное мнение, а то плёночники любят обижаться и доказывать свою правоту, и исключительную истинность способа производства фотографий, которому стотыщмиллионов лет.

На днях количество просмотров моего Flickr-аккаунта с дурацким студенческим никнеймом piterpan паревалило за миллион, что весьма приятно. Настроил автоматическое добавление обработанных в VSCO Cam фотографий туда. Таким образом — и это прекрасно! — за всем, что происходит в моей фото-жизни, можно следить в одном месте — flickr.com/photos/piterpan. Там и инстаграммы, и VSCO, и с большой камеры снимки.

Как вы помните, в начале января мы с подругой слетали на Южный остров и плотно, по 350-500 километров в день, покатались там по местам былой славы и достопримечательностям. Большинство квадратных снимков в режиме реального времени были опубликованы в инстаграмме на @stas_kulesh. Однако, многие не подошли по формату, ибо оказались слишком вертикальные или слишком горизонтальные. Я стараюсь не смешивать форматы, оттого такие кадры не попадают в инстаграм. Покажу их здесь с комментариями.

Читать далее Как я провёл новогодние праздники в Новой Зеландии

Как накормить 20 человек

nz_evas_birthday_IMG_7562

Здесь в Окленде мы изредка проводим кулинарные экспериментиры. Я как-то рассказывал и показывал процесс приготовления сыра типа моцарелла в домашних условиях. Сегодня продемонстрирую вкратце, как делать ‘turduckenqua’.

«Индейкоуткокурицеперепёлка» — так должно звучать полное название блюда на русском языке. Вегетарианцам будет тяжело, мне кажется.

Читать далее Как накормить 20 человек

Страховой случай

IMG_7471 copy

Здесь в Окленде при покупке дома обязательно требуют его застраховать: от пожаров, наводнений и прочее. Относительно недавно, обсуждая этот момент со счастливым обладателем квартиры в Новосибирске, я заметил, что ему, «first home buyer» (начинающему покупателю недвижимости), и в голову не приходило свою недвижимость застраховать. Я был искренне удивлён.

Мол, если что случится — это ответственность собственника, суд будет решать. А какой с него спрос, если это первый дом, купленный в долг? Эдак в одночасье можно из среднего класса скатиться в нижний. Весьма тяжёлая ситуация, как мне кажется: нет квартиры, зато есть семья и большой денежный долг. Придётся долго и много работать, чтобы вырулить на прежний уровень, разве нет?

С рождением ребёнка в моей жизни появились новые штуки, такие как, например: ответственность. Во время последнего торнадо в Окленде погиб один человек — его убило упавшее дерево. У меня появилась страховка жизни.

Землетрясения, пожары и наводнения — это то, что может разрушить мой дом, за который я должен несколько сот тысяч долларов банку, которые мне не очень просто вот так просто взять и достать из кармана, их нужно заработать. Так появилась страховка дома.

Как бы прохладно я ни относился к хламу — диван, кровать, компьютер, машина — будет не очень комфортно вернуться с просмотра нового «Хоббита» и обнаружить пустые пол и стены. Поэтому у меня застраховано имущество: «содержание дома».

Медицина в Новой Зеландии хорошая, но работает неторопливо. Чтобы не сидеть и не стоять в очередях, и вырванные коренные зубы не стоили $2000, как мне кажется, логично, купить медицинскую страховку. Что и было сделано относительно недавно.

Будет более стабильный доход, придётся застраховать и его. Вдруг откажут руки, как тогда писать е-мейлы и рисовать дизайны? Глазами пишут, я знаю, но это не больше 15 слов в минуту, как говорят.

Если мне нужно делать ремонт, то электрические и водопроводные части обязаны делать сертифицированные специалисты. Это дешевле, чем переплачивать повышенную страховку за «самодел». В целом получается очень логично — так можно хоть как-то гарантировать качество работы. Одно за другое цепляется: банк или потенциальный покупатель моего дома знают, что в стене не искрит проводка, и страховка стоит не очень дорого.

В итоге, если однажды дом вместе со мной и имуществом сгорит, банк получит деньги от страховой компании, у моей семьи не будет гигантского долга, они не станут бомжами, не будут мыкаться по родственникам и жить на пособие.

От русских друзей и знакомых я слышал такое мнение, что страховка (особенно, если страховой случай не произошёл) — деньги на ветер и разводилово. А на мой взгляд — это всего лишь уменьшение риска потерять не в один день образовавшуюся относительно благополучную жизнь. И совершенно не ясно, как можно в обычных условиях (без сверхприбылей, кладов и помощи от родственников) обойтись без страховки. Я, можно сказать, действительно был удивлён, так родился этот пост.

По этому поводу вопрос к русским читателям, у которых есть своё жильё, например: у вас есть страховка на случай чего? Если нет, то почему и каков план на случай чего? Если есть, то интересно узнать вашу аргументацию.

P.S.: Тем временем мы со своим приложением Do You Like It? продолжаем атаковать топы таких стран, как Венгрия и Вьетнам. Какие-то такие фотографии добавляют наши пользователи и пользовательницы, порой весьма фривольные, стоит заметить.

Я уехал

IMG_4840 copy

Здесь в Окленде, уложив ребёнка, я сел насладиться вечерним развлекательным интернет-сёрфингом, пробежался по ссылкам агрегаторов Our Signal и Hacker News, заглянул на NZ Herald и в конце полуночного часа оказался на странице третьего новозеландского телеканала 3News: «‘Миллиарды украдены’ при подготовке олимпиады Сочи-2014». В статье был кратко пересказан основанный на публично доступной информации отчёт Бориса Немцова о невероятных распилах и откатах во время постройки зимнеолимпийских объектов в субтропиках близ Сочи.

Помню, когда-то я совсем не интересовался политической обстановкой в мире, устройством российской демократической системы, и всякими геополитическими глупостями. Больших вопросов в духе «Что есть Россия? Что есть Родина?» не задавал. Условные десять лет назад, в свои 20-25, гораздо больше волновали меня рок-н-ролл, женщины, алкоголь, ЖЖ за минет, компьютерные игры и их создание. В то же время, помню, отец — представитель старшего поколения — ворчал, мол, негоже чекисту Путину быть у власти, не к добру это. Я катался на свежекупленных машинах своих друзей и был вполне себе доволен стабильностью и хамовитым стилем речей президента ВВП. Настолько складно для меня выглядела политическая сцена, что уже будучи в Новой Зеландии я, стыдно признаться, голосовал за Медведева на президентских выборах. Впрочем, оправдания ради стоит заметить, что прочие «лидеры» были ещё более клоунские. Особенно «этот волосатый мужик» — помните, был какой-то мурзилка цыганской наружности для видимости свободного выбора. Это меня наебали в первый раз. Стало немного обидно.

Новозеландские примеры работающей демократической системы, «взгляд со стороны», «дух свободы» — называйте это как угодно — сменили мою точку зрения. Вышло так, что спустя пять лет жизни вне России, «стабильность» и озвученные то там, то сям случаи повсеместного воровства и беззакония очень сильно зацепили. Отчего-то казалось мне, что сейчас народ посмотрит видео про Магнитского, почитает Навального, просто оглянется вокруг и… Ну, не встрепенётся в едином порыве, конечно, но будет как бы негодовать. Как бы есть поводы. Казалось мне. Но нужен был лидер, эффективный, уверенный в себе, успешный, который понимает, как работает политика в Российской Федерации. Так получилось, что на следующих российских президентских выборах я голосовал за «мурзилку» Прохорова. Это меня наебали во второй раз. Стало уже реально обидно.

С тех пор прошло уже больше года и стало, если смотреть со стороны, ещё хуже. Если слушать прибывающих в усиливающемся потоке иммигрантов из России — стало намного хуже. Гостивший относительно недавно родитель, прикладного уровня работник крупной государственной корпорации (инженер), сравнил нынешние свои ощущения от жизни в России с теми, что были у него во моего рождения, в 1982 году: страна живёт во лжи, и ни конца, ни края этому не видно. Тридцать лет назад, отчасти по причине такой безысходности, родители вернулись создавать семью в небольшой провинциальный город, где учились вместе в школе, где в простоте устройства можно было отстраниться от общей линии партии, будто и нет её. В Зее, в ячейке общества, жить было легко и приятно. Плоды такого решения вроде не очень плохи оказались: счастливое детство со всеми вытекающими. Эскапизм это или нет — это нам с родителями ещё предстоит обсудить как-нибудь в нашем новозеландском доме. Но я отвлёкся от темы немного.

Сегодня, когда на англоязычном сайте я узнал о украденных миллиардах на стройке Сочи-2014, ничего не встрепенулось внутри. Не стало обидно. Это не мои налоги, не мои Сочи. «Интересно, в какой момент перестанет интересовать происходящее в России, через сколько лет жизни за границей?» — помню, обсуждали мы этот вопрос в иммигрантском кругу на вечеринке. Кажется, этот момент наступил. Больше не цепляет. Это больше не мои проблемы. Похоже, я наконец-то уехал.

Так, наверное, бывает со старыми друзьями — перестал звонить и бац, два года не общались, и фик его знает, что там с человеком происходит, и как-то неудобно теперь в его ситуацию вникать, влезать с советами, просьбами. Был свой, а стал чужой. Отчуждение — есть такое слово в русском языке. Язык пока ещё остался.

Может в моём конкретно случае отгадка кроется в появлении семьи. С появлением ребёнка поменялись приоритеты, многое ушло на второй план: стало ясно, что важно, а что фигня и подождёт. Сложности далёкой холодной, бедной и измученной страны — теперь не входят в список моих забот. Покакал мальчик или нет, и почему раскричался посреди ночи — это реальные проблемы, с которыми в радость разбираться.

Чтение и обсуждение российских новостей — одна из заядлых тем бесед на иммигрантских кухнях, точно вам говорю. Многие, обычно те, кто называет меня русофобом, призывают к соблюдению принципа «О бывших либо хорошо, либо никак»: уехал — не ругай. Я много лет упирался, мол, я так, проездом, посмотреть прилетел, годик тут, годик там, поживём-увидим, может где зеленее будет трава, опять же вернуться отнюдь не сложно. Нынче всё, капут, проблемы любимой Родины больше не цепляют — я уехал.

Второй язык

thai_bangkok_IMG_9412-1600

Здесь в Окленде к нам в гости приходят друзья и знакомые — посмотреть на ребёнка. И многие, если не все, задают один и тот же вопрос: а вы на каком языке будете с ребёнком разговаривать? Конечно, на русском, отвечаем мы.

Я не питаю никаких иллюзий по поводу того, что Лукас вряд ли будет писать по-русски; мооооожет быть не забудет к подростковому возрасту кириллицу и будет хоть как-то читать; к моменту окончания школы говорить он будет скорее всего с ошибками. Это нормально. Главное — потенциал.

Не знаю, очевидно или нет, но когда разговариваешь на двух языках, на самом деле думаешь на двух языках. Если пытаться переводить русские предложения на английские, то получится текст вроде автоматической выдачи Google Translate — смешной и угловатый. Я для себя так понял, что языки в голове укладываются на разные полки, меж которыми, безусловно, великое множество связей и аналогий, однако, во время разговора про них некогда вспомнать. По ощущениям, к пласту связей и аналогий приходится обращаться в моменты пауз и ситуаций вроде «забыл, как это сказать по-русски/по-английски». Занятно, что в последнее время и в русской речи начали встречаться такие заминки. Впрочем смысл некоторых английских слов и выражений довольно сложно переводится на родной язык. Если переводится вообще.

Нельзя сказать, что у меня этот процесс проходил безболезненно. Если интересно, уже рассказывал как-то о своём опыте изучения английского языка или, как говорит Сергей Максимишин, «грубого овладевания» оным. Наблюдения за свежеприбывшими показывают, что думать по-английски среднестатистический иммигрант начинает приблизительно через год. Тогда же начинает понимать, что ему говорят. По-настоящему свободно говорить — лет через пять, если стараться. Здесь я имею в виду уровень, достаточный, чтобы делать бизнес и продавать товар, например. Впрочем, отвлёкся.

Возвращаясь к детям и их мультиязычности. Как говорят учёные, и как показывает опыт знакомых, нужно с раннего возраста учить отделять мух от котлет и поощрять структурное восприятие языка. Проще говоря, важно разделять круги общения, чтобы ребёнок понимал: с родителями я говорю на этом языке, с воспитательницей в детском саду — на этом. Желательно не пытаться общаться с дитём на смеси плохого английского и русского (как многие делают из ненависти к покинутой Родине) — это не только запутает ребёнка, но и вложит ему в голову искажённую картинку мира. Не меньше.

Сегодня заглядывал специалист по вентиляции, пожилой дядюшка, лет 65, был он родом из ЮАР, где одновременно говорят по-голландски и по-английски. Разговорились на тему акцентов. Дедушка рассказал, как в детстве пользовался разными языками дома и в школе и очень рекомендовал не забрасывать языки — ибо они во взрослой жизни могут стать важными активами («assets»).

Я полностью согласен со случайным голландским знакомым. Если в подростковом возрасте мой ребёнок посчитает, что его косноязыкие родители не клёвые («not cool»), и охладеет к «великому и могучему», я буду ОК по этому поводу. Ибо мне достаточно повышенной вероятности того, что ребёнок во взрослом состоянии, если захочет, с лёгкостью сможет обратиться, так сказать, к корням и заняться русским языком всерьёз. Опять же, будет чем выпендриваться перед сокурсницами в университете.

Кроме этого, у мультиязычных людей, мозги не киснут: меньше вероятность заболеть болезнью Альцгеймера, например. Так доживём!

Растём

nz_lucas_kulesh_IMG_6304-Edit

Здесь в Окленде, занимая 80% свободного времени, подрастает сын Лукас. Хороший получается ребёночек.

Для друзей и знакомых: звоните, пишите — мы снова в строю, готовы встретиться или пригласить в гости. Только нужно, пардон, согласовать, ибо не от нас теперь зависит доступность.

Читать далее Растём