Рефлекции и релятивизм

2015-04-04 12.04.45-2

Здесь в Окленде у меня в ванной комнате лежат на полу весы. Устройство простое, пружинное. Сверху расположено небольшое колёсико, оно помогает настроить точку покоя: чтобы когда никто не стоит, весы показывали ноль. Иногда этот показатель сбивается, чаще всего в минус, и в эти дни все домашние чувствуют себя немного лучше.

Вычислил намедни один из основных индикаторов эффекта работы российской пропаганды и общей промытости. Пишешь в личном пространстве личное мнение, скажем, «Путин охуел» — достаточно очевидная вещь, как по мне: 15 лет у власти, война, коррупция, хуй, а не свобода слова, пропаганда, экономика, технологии, инновации, теперь уже и культура, почти всё в жопе — а в ответ слышишь не «не, ну, это не так, вон какие хорошие дороги, школы и больницы, вон сколько счастливых людей и как свободно им дышится и живётся», а обескураживающее «так ведь все охуели! Все политики такие. Путин как минимум не хуже прочих».

Это блядский релятивизм и классический пропметод. Дискуссия сознательно сливается. Теперь внезапно мы обсуждаем всех политиков сразу (очень широооокая тема) и на их фоне как бы отбеливаем Путина-злодея тем, что он, возможно, не самый плохой. Хм. Возможно, Пол Пот похуже будет. Cпособ сей есть сознательный софизм, приводящий к ложному заключению (‘fallacy’).

Всё равно, что оправдывать вора тем, что другие воровали и воруют больше. Воровать нехорошо. Принимать людоедские законы «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», защищая свои коррупционные схемы, нехорошо; отжимать территории чужих государств нехорошо; сбивать гражданские самолеты нехорошо, поддерживать террористов нехорошо; сажать невиновных людей за то, что они пришли на демонстрацию или оказались родственниками лидера оппозиции, нехорошо. Да, возможно, этим занимаются где-то еще (где, кстати?), но ведь это вообще никак не оправдывает злодея и его шайку. Поэтому баню, когда начинается «да они там сами», почти сразу.

Возвращаясь к весам в ванной. Такое ощущение, что с помощью сраного релятивизма, одного из самых эффективных и популярных инструментов информационной войны, точку покоя в российских напольных весах увели сильно в минус. Оттого у многих россиян, защитников путинской мафии и самого узурпатора, не только сместились моральные ценности, но и появилось приятное чувство, что всё так и должно быть, всё нормально, и даже очень хорошо. В зеркало им при этом смотреть, конечно, не хочется.

Дополнение: в комментариях университетский товарищ добавил, как мне кажется, правильно.

Дело не только в количестве (сдвиг вдоль шкалы весов), но и в качестве (подмена шкалы). Люди со слабым критическим мышлением потеряли ориентиры старые и измеряют все новыми навязанными ценностями. Пропаганда формирует альтернативную реальность. В ней «успехи» страны приписывают личности Путина, а ошибки страны оставляют неудачами конкретных людей или превращают в фарс. Если спросить человека, далекого от спорта, за кого он болеет, он ответит, что болеет за того, кто побеждает. Политика превратилась в спорт, и бесполезно спрашивать ватника, почему он ватник. Чтобы видеть грядущее поражение Путина, нужно хорошо знать историю.

Как-то так.

Мины и лампочки, и немного раньше было лучше

2015-01-20 14.24.13-1

Здесь в Окленде я начал замечать то, чего раньше ны было. В общении с новыми — в том смысле, что с неизвестными прежде — русскими появились специальные, сигнальные темы.

Одна украинская знакомая отметила, что было бы очень удобно, если б над головой у каждого висела лампочка. И чтоб загоралась она красным светом, если человек «крымнаш», гомофоб, женоненавистник, «я за свободу слова и против терроризма, но…» или «я не расист, но…» и подобное по степени оголтелости.

Взгляды на некоторые основополагающие моменты современного мира — демократического общества, если угодно — в котором так много самых разных людей, вполне отражают адекватность человека. На мой взгляд.

Не прослеживается здравомыслие в таких базовых вопросах? Будь готов — ожидать теперь можно чего угодно. Опыт показывает, что говно не приходит одно, оно приводит своих друзей: если в голову пробралась одна мысль, жди полный букет заблуждений. И нередко глубокую религиозную или иную веру в мистическое впридачу.

Ещё давно, без особенного углубления в социально-философские темы, я написал в очередных «фактах о себе»:

Ратую за адекватность. Это главный критерий оценки человека.

Чем старше становлюсь, тем меньше уповаю на силу слова и переубеждения и ещё меньше желаю участвовать в воспитании чаще всего немаленьких взрослых.

Если лампочка горит красным, то ничего хорошего ждать от индивидуума не приходится — в любой момент могут прорезаться зубы, и начнётся грызня без цели и счастливого конца. Оттого из круга общения краснолампочников приходится выключать. Обычно не очень жаль, но не всегда удобно. Оттого, разумеется, я не завожу с порога разговоры о российской хунте, Майдане, свадьбе Стивена Фрая, последнем фильме Звягинцева, песне «Путин — хуйло!» или девчачьих танцах в храме.

Эти темы — мины. Наступишь неосмотрительно — и нет прежней лёгкости в общении. Вряд ли что-то страшное случится, но осадочек останется.

Завершу пост такой мыслью: раньше (10 лет назад, например) таких тем не было, мы говорили со своими и новыми людьми о чём угодно.

Почему теперь не так? Может потому, что раньше хотелось (и получалось) быть со всеми друзьями, оставаться на волне, ощущать себя частью группы с едиными взглядами. Может оттого, что вообще всё это было маловажно и гораздо больше интересовал противоположный пол и заумные тексты Сартра с алкогольной продукций из ближайшего ларька.

Обсуждают ли «Левиафан» двадцатилетние русские?

Причина всех болезней

Озеро Таупо

Здесь в Окленде мне на глаза попалась статья американского экономиста Роберта Путнэма (Robert Putnam) под названием «Процветающее общество. Социальный капитал и общественная жизнь» (Источник, на английском).

Давным давно, во второй половине двадцатого века, в Италии придумали дать регионам возможность самоуправления. Так получилось, что на территории «сапога» образовалось 20 структурно идентичных правительств. Один вроде народ, один язык, общая история, не супер-разные социально-политические и культурные условия. В общем посадили люди умные одинаковые семена демократических институтов на участках с разной почвой.

Что из этого получилось? Спустя десять лет какие-то регионы из-за нововведённой системы самоуправления, что называется «поднялись», а какие-то закисли. Партийный состав, конечно, был смешаный, но не настолько отличались программы партий, насколько велика оказалась разница результатов. Дело не в зёрнах, но в составе почвы.

Одно из исследований показало, что наиболее процветающими оказались области с большой степенью вовлечённости граждан в общественные дела (civic engagement): заметная политическая активность, высокая явка избирателей, активный клуб читателей локальных газет, многочисленные члены церковного хора, книжные клубы, спортивные секции, общества выпускников университетов и школ и так далее. Чем больше всевозможных объединений по интересам, тем прогрессивнее и успешнее работали нововведения свежеставленных правительств, тем более успешными и благополучными становились регионы.

Оказалось, что именно горизонтальное развитие «социальных сетей», а ни в коем случае не укрепление вертикали — для всех хорошо. Чем больше граждан взаимодействует друг с другом, находя общие интересы, точки пересечения, тем выше уровень доверия в обществе. И это очень важный момент, о котором чуть позже.

На «негражданской» (uncivic) чаше весов оказались южные места вроде Сицилии или Калабрии, где народ жил и живёт по понятиям. Где, как показали исследовани, концепт «гражданства» (citizenship) вообще не существует, как таковой. Каждый сам за себя. Законы написаны для дураков. Нарушать их не только можно, но и нужно. Особенным шиком считается умение законом наказывать врагов. Доверять никому нельзя. Все общественные дела (уборка парка, например) — попадают в разряд «это не моё дело, пусть этим займётся кто-нибудь другой». В роли «других» выступают абстрактные понятия вроде: «власти», «правительство», «государство», «властьимущие» — но ни в коем случае не сами граждане.

В итоге подавляющее большинство жителей неблагополучных областей хронически несчастны, подавлены, бессильны. Они находятся в постоянном страхе, что та зыбкая стабильность, которая образовалась, может закончиться в любую секунду, если «боссы» начнут передел владений. Совершенно не удивляет тот факт, что правительственные проекты в этих регионах стремительно заглохли.

Ничего не напоминает?

Читать далее Причина всех болезней