Разжигание свободы слова

2015-01-13-17.02.12

Здесь в Окленде я пожертвовал доллар (в месяц) на осмеяние религиозных идей и защиту свободы слова — средства пойдут на выпуск еженедельной сатирической газеты «Vive Charlie», посвящённой самипонимаетечему. Поддержал и вам советую. Поясню почему.

Неужели защита свободы слова безусловно требует осмеяния религиозных идей? Да — безусловно. И не только религиозных, любых идей. Идеи не люди, их нельзя убить, например, но над ними можно и нужно смеяться.

Всегда найдётся обиженный, кто-то, кто оскорбляется. Cегодня это один персонаж, завтра другой, послезавтра кого-то оскорбит мой внешний вид или ещё что-то на основании его личных поверий и глубоких (кто бы спорил?) убеждений. Границы дозволенного в выражении своих идей не может определять насилие. Поэтому к карикатурам того или иного пророка оскорбляющимся нужно привыкнуть. Тогда и карикатур станет меньше, в основном оттого, что они станут менее смешными.

Нет никаких «они знали, зачем разжигали», есть непонимание основ правового общества. Ты либо с убийцами, либо против. Мы наблюдаем как раз тот случай, когда нельзя быть чуть-чуть террористом — свобода слова не может и не должна быть ограничена чьими-то обидками и нытьём.

На месте неагрессивных верующих я бы вместо показательных обид (мало кого интересующих, кстати) задумался над тем, чтобы проводить работу среди своих единоверцев, объясняя, что свобода слова лежит вне плоскости их поверий и оттого не может и не должна, и не будет(!) ими контролироваться.

Хочешь основать православную/мусульманскую/католическую/буддистскую/нужноеподставить газету, оскорбляющую с точки зрения сотен миллионов скептически настроенных жителей это планеты здравый смысл? Пожалуйста, она найдёт своего читателя, невзирая на оскорбленные чувства неверующих.

С какой стати у религиозной газеты больше свободы, чем у газеты юмористической?

И ведь я не веду никаких религиозных споров с верующими: мухи отдельно, котлеты отдельно. Веруете? Сколько угодно. Только, пожалуйста, и чужие идеи уважайте.

Нет ничего особенного в сатирической картинке. В убийстве невинных свободных людей — не нарушивших закон государства — очень много особенного. Поэтому карикатур должно стать больше, а нытиков меньше.

Смысл свободы слова в симметричности её действия. В первом приближении — сей факт гарантирует спокойное сосуществование разных по взглядам на мир людей. У меня нет никакого интереса никого переубеждать, и нет желания конвертироваться в любую из тысяч разных вер. Веруете? Давайте учиться жить дружно. Не читайте мою сатирическую газету, а я сборники древних сказок не буду читать — и никто не будет обижаться.

Когда из-за древних сказок в убивают моего свободного согражданина — это не помогает жить мирно, не помогает договориться и сгладить углы. Убивать в ответ — не цивилизованный подход. Основать еще десять сатирических газет — это метод: никто не умирает, кто не хочет, не читает.

В идеальном мире всем равнозначным людям, гражданам свободных государств позволено думать, что им хочется. Свобода слова — основа мирного сосуществования в современном мире, где людям дано выбирать любую идеологию, не противоречащую закону. Закон при этом явление эмпирическое, то есть полученное опытным путём. И в нём — о радость, боголюди! — куча всего из всевозможных писаний намешано.

Ключевой момент, что закон, наука, современное правовое общество — всё это работает. Мы долго живём, мало голодаем и летаем запускаем роботов на кометы. Год 2015 скорее всего будет лучшим за время существования человечества. Выбирая жизнь в таком обществе (и сопутствующие блага в виде технологий, например), люди самых разных взглядов как бы договариваются следовать законам и уважать базовые свободы. Не нравится — терпи или уматывай, чо. Не надо отравлять жизнь согражданам варварскими нападками и их одобрением.

Если вы в основном согласны с вышенаписанным…

Подписывайтесь на Vive Charlie сегодня »

Если нет — ‘oh, well’ и ‘so fucking what?’

Дополнение: По комментариям здесь и в ЖЖ стало понятно, что многие не разделяют эфемерный мир идей и реальный мир людей. Отчего задают вопросы в духе: если высмеивать религию, давайте тогда высмеивать цвет кожи или сексуальную ориентацию. Всё в кучу. А ведь на деле просто: цвет кожи — неотъемлемый атрибут человеческого тела — это физическое; религии и любые другие идеи — всего лишь концепции, фантомы, не существующие в природе объекты. Последнее обязательно нужно обсуждать и высмеивать, критиковать. Первое — тоже, конечно, можно, но как бы уже не принято, не смешно и не круто. Прежде всего по причине того, что это как бить лежачего, смеяться над инвалидом, у которого одна нога короче другой, какой смысл его критиковать за это? На примере ЛГБТ я описывал этот концепт в посте «Вы гомофоб, если…».

Можно ли снимать в новозеландских супермаркетах, и суровые буквы закона

Наблюдаю за развитием священной борьбы zyalt, который через генпрокуратуру пробивает дорогу фотографам и журналистам в супермаркеты, музеи, аэропорты и на вокзалы. Как человека, живущего в стране, где частную собственность уважают, а законы соблюдают, меня с самого начала немного смущала парадоксальность ситуации. Да, безусловно, нужен общественный контроль качества сервисов и товаров, но разве не для этого придуманы многочисленные системы контроля вроде жалобных книг и обществ защиты прав потребителя?

Как я уже многократно писал, в Новой Зеландии государственная система, которая работает. Наверное, поэтому местный юрист с тридцатилетним опытом, к которому я обратился за бесплатной консультацией, назвал мой вопрос параноидальным и простачковым («silly»).

Начался диалог с гипотетической ситуации, в которой я владелец кафе в популярном туристическом месте. Окна кафе выходят на местную достопримечательность, и оттого очень многие посетители начинают фотографроваться рядом с ним. Это не только раздражает меня, владельца, но, что более важно, мешает завсегдатаям кафе наслаждаться утренним кофе. Поэтому я повесил перед входом в своё воображаемое кафе табличку, мол, фотосъёмки запрещены. Внимание, вопрос! Будет ли считаться нарушение придуманного локального правила достаточным поводом, чтобы запретить кому-то входить в моё кафе? Является ли это актом вторжения в мою частную собственность, которое может заканчиться вызовом полиции и выдворением виновных?

Посыл русских ребят, заморочившихся этим же вопросом, таков: есть государственный закон, который разрешает фотографировать в публичном месте, и я, как частный владелец публичного места, не имею права отказывать кому бы то ни было в доступе из-за наличия у них фотоаппарата и желания фиксировать окружающую действительность на цифру/плёнку. Поэтому к примеру, активисты из Красноярска, позволяют себе прийти в супермаркет и, невзирая на знак «фотосъёмки запрещены», начать снимать ценники и прилавки, и спорить с охраной, и требовать «нормативный акт», запрещающий такую деятельность. В такой схеме общий закон как будто выше частных правил отдельно взятого заведения. Как с этим в Новой Зеландии?

На мой первый вопрос я получил следующее:

Я не думаю, что поставленный вопрос имеет простой ответ. В том, чтобы поместить запрещающий знак на входе в кафе, нет ничего предосудительного. […] Однако, налицо проблема практического характера. Вы приглашаете публику в свои владения, которые являются кофейней. Нельзя заявить о нарушении прав частного собственника (trespassing) до тех пор, пока посетитель пользуется помещением по прямому назначению (пьёт кофе). Даже, если он при этом не соблюдает озвученное на табличке у двери правило, чаще всего этого не будет достаточно для выдворения его с помощью полиции.
— Фил Ревелл, основатель юридической компании Корбан Ревелл

То есть да, можно запретить, нет, выгонять на улицу человека, который пьёт кофе и при этом фотографирует жену рядом с окном — нельзя. Даже, если это лично меня, владельца кафе бесит. Ключевой момент в этом ответе выделен курсивом — посетители приглашены воспользоваться услугами кофейни. До тех пор пока они пользуются ею по назначению — нельзя их выгнать.

После этого я задал пару вопросов от лица фотографа: «Могу ли я фотографировать всё, что публично видимо и не является секретным объектом и т. п.? Можно ли запретить фотографировать в публичном месте, находящемся в частном владении, повесив запретительный знак у входа?» Словосочетание «частное публичное место», как мне показалось, заставило волосы на голове юриста шевелиться, оттого его ответ был достаточно резок. Фил назвал ситуацию с «общественным контролем» параноидальной, а мои вопросы глупыми, и попросил не отвлекать его, принадлежащего к касте юристов, подобными идиотизмами. Между этими фразами он, тем не меннее, вписал следующие ответы:

Супермаркеты и кафе — не публичное место. Это частная собственность, куда люди приглашены с какой-то целью (воспользоваться той или иной услугой). Если вы находитесь в этом месте, вне контекста его предназначения, вы вторгаетесь, и вас могут попросить уйти. (Прим. автора: Если попросили, а вы не ушли, то можно вызывать полицию, которая поможет вас вывести за порог).

Тем не менее, в Новой Зеландии не существует известных мне законов, которые запрещали бы фотографирование чего угодно. Если это не противоречит правилами безопасности или секретности.
— Фил Ревелл, основатель юридической компании Корбан Ревелл

Так что да — можно всё фотографировать. И да, вас могут попросить уйти, если вы используете время пребывания в частных владениях не по назначению. Если вы откажетесь уходить после просьбы, полицейские помогут вас вывести по просьбе владельца заведения.

Выглядит логично: нельзя играть в магазине на скрипке, положив перед собой шляпу; нельзя раздавать в музее свои флаеры; нельзя сидеть в интернет-кафе и читать книгу; нельзя прийти в ресторан и начать там всё фотографировать, не сев за стол, не сделав заказ. Невежливо оставаться после того, как вас, гостя, по-хорошему попросили уйти.

Впрочем повторюсь, всё вышесказанное применимо в здоровом общесте, где не нужен «общественный контроль», поскольку достаточно контроля государственного. На вокзалах менты не крышуют перепродавцов билетов, в аэропортах не берут взятки за перевес, в супермаркетах не лежат просроченные продукты. Обо всех нарушениях можно куда-нибудь написать, и кто-нибудь разберётся. Так в позапрошлом году кто-то нарисовал хуй на стене дома напротив, мы позвонили в горуправление (City Council) — на следующий день на стене не было нихуя.

Если для вас ситуация предстаёт в каком-то другом свете, пожалуйста, не стесняйтесь озвучить своё мнение в комментариях. Спасибо.

P.S.: Полностью нашу переписку Филом можно посмотреть здесь. Там очень смешное последнее предложение.