Corners

Here in Auckland, there is a retirement village in my neighborhood. The village consists of a mere few oblong and stocky blocks of flats. Almost every evening, when I return home from work I pass those one-roomed cells shut off from the external world by plastic sliding doors. Near one of the flats there is an old useless TV set which practically melts into the background in the gentle shadow of a nearby tree. The TV set is there in the rain and in the heat, very beautiful, almost like in the “American Beauty”.

It seems to me, now I start to realize why I used to admire photos by Stephen Shore. He was the first photographer in the world having exhibited in the Metropolitan Museum of Art inter vivos. A year ago I kept  the browser window with his works in sight trying to understand why they seemed so much special.

I don’t know about you but I am often attracted by the harmony of static scenes being, as one would think, quite ordinary. It can be soft light, geometry of lines, a combination of colors, a combination of textures, or all said above in one. I mark such photos with purple tag. They represent a space for the lively play of fancy, the scenery for imaginary situations and characters. This is the way to obtain photos without  people involved. No faces at all. The time-space, which has been stopped in a photo and fixed as it was, does not notice anything and continues its own existence. You are watching a film where static actors are shot on a static camera but there is no doubt that they are alive.

2. Auckland, New Zealand

3. Zeya, Russia

4. Zeya, Russia

5. Zeya, Russia

6. Heihe, China

 

7. Guangzhou, China

8. Kathmandu, Nepal

9. Nanchang, China

10. Zeya, Russia

11. Guangzhou, China

12. Katmandy, Nepal

13. Guangzhou, China

14. Zeya, Russia

15. Pekin (Beijing), China

16. Pekin (Beijing), China

17. Novosibirsk, Russia

18. Hong Kong, China

19. Zeya, Russia

20. Zeya, Russia

21. Zeya, Russia

22. Harbin, China

23. Blagoveschensk, Russia

24. Shenyang, China

25. Shenyang, China

26. Shenyang, China

27. Shenyang, China

28. Pekin (Beijing), China

29. The Great Wall of China

30. Pekin (Beijing), China

31. Pekin (Beijing), China

32. Xiamen, China

33. Xiamen, China

34. Xiamen, China

35. Xiamen, China

36. Guangzhou, China

37. Guangzhou, China

38. Guangzhou, China

39. Guangzhou, China

40. Guangzhou, China

41. Shenzhen, China

42. Shenzhen, China

43. Guangzhou, China

44. Shenzhen, China

45. Hong Kong, China

46. Hong Kong, China

47. Macau, China

48. Macau, China

49. Hong Kong, China

50. Hong Kong, China

51. Macau, China

52. Macau, China

53. Macau, China

54. Macau, China

55. Macau, China

56. Macau, China

57. Shenzhen, China

58. Macau, China

59. Macau, China

60. Macau, China

61. Macau, China

62. Hanoi, Vietnam

63. Hoi An, Vietnam

64. Macau, China

65. Macau, China

66. Shenzhen, China

67. Nanning, China

I would modestly remind you that any of the above photos you can get for private use (for your desktop or  wallpaper), if you apply at the following address

Самые популярные записи за 2009 год

Здесь в Окленде я привожу в порядок рабочие дела и отчаливаю в отпуск. На выходных подписал с помощью друзей несколько сотен (!) открыток. Извините, кто не успел. Осталось дойти до почты, оклеить конверты марками и отправить. Отдельно напишу о том, наскольку удивилась маорийка в отделении New Zealand Post.

Этим постом отмечу самые комментируемые посты за прошлый год, который выдался очень длинным, насыщенным и традиционно необычным на всякие события. Фото кликабельны.

Январь

Пара фото с пика Мата
Фотография, за которой туда и ехали

Ещё много ссылок с фотографиями

Вдогонку к предыдущей промоакации


На съёмочной площадке непальского фильма Dasdhunga

Здесь в Окленде чудный солнечный день. Спасибо за комментариии к сайту. Я наметил несколько направлений по улучшению и получил несколько предложений на разработку флеш-портфолио. Думаю, мы с tema_nz можем потянуть ещё парочку проектов, поэтому не стесняйтесь, пишите на почту: .

Для тех, кто пропустил предыдущий пост или пожалел свой трафик, покажу фотографии с обложек трёх десятков (sic!) альбомов, которые можно найти на сайте.

Ещё тридцать четыре фотографии

Мастер Самоделкин и Маргарита

Брик Бэй
Магазин мужских штук в Катманду. Размер побольше.

Здесь в Окленде грядёт праздник Хеллоуин, все наряжаются в кровавых Бэтменов и прочий котобейкон. Потихоньку планирую четверговый День рождения. Опасаюсь авралов на работе в связи с окончанием месяца.

Уж так вышло, что с момента моего возвращения в Новую Зеландию из прошлогоднего путешествия по Азии длиной в двадцать тысяч километров, камера в руках не снимает. Забросил и ломо, и полароид. Причина проста — либо заниматься этим всерьёз, либо не заниматься вообще. Знаю, lookaround, меня в этом не поддерживает, как знаю и то, что такое состояние временно.

Моя фотография из гонконгского Диснейленда на первой странице в результатах поиска по запросу «говнофотограф с говнозеркалкой». В этом посте то, что не вошло ни в одну из многочисленный серий, и на отдельный пост не тянет. Солянка из фото-обрезков за последние полтора года.

Ещё двадцать одна фотография

Кантонийская столица

Мужчина выгуливающий котов

Здесь, в Гуанчжоу, тепло, людно и не понимают моего китайского, зато гораздо лучше с английским. Третий по размеру город в Китае, расположенный в благоприятной близости от Гонконга с его гипертрофированной экономикой, он по достоинству считается одним из лучших мест для комфортной жизни экспатов. Как и в случае с двумя другими гигантами, Пекином и Шанхаем, точной информации о количестве жителей мегаполиса нет. Оценки варьируются от 6 до 20 миллионов человек. Одно скажу — народу в Гуачжоу полно.

На спальном автобусе мы прибыли в город ночью. Таксист потерялся и очень долго кружил по, как потом оказалось, центру в поисках гостиницы. В 4:30 ночи спрашивал у торгашей, как проехать. Вот люди работают, вот люди устают, подумалось мне тогда.

Утром я отправился в экспедицию на поиски метро. Оказалось, что до ближайшей станции топать больше двадцати минут по каким-то пролетарским районам, где пахнет кухней, и дети играют в теннис на столе, где вместо сетки два кирпича и палка-перекладина. Метро меж тем одно из лучших из тех, что я видел. Тёплые, чистые, тихие вагоны, можно, не напрягая связок, разговаривать. Самый, пожалуй, эффективный способ перемещения по разбросанному по берегам реки городу. Кстати, о реке: вечером того же дня был опробован копеечный паром, вышло, это самый быстрый и самый дешёвый способ попасть в центр из нашего YHA хостела.

Район Riverside известен своими объедальнями и выпивальнями. Как стемнеет, здесь собирается и стар, млад, относительно недорого поесть рыбно-морских деликатесов. В тазах плавают омары, на жаровнях деревянные палочки, с насаженными кальмарами и осьминогами. Отвлекусь немного, расскажу о продавцах муры на палочках. Уж не знаю почему, но отчего-то этим занимаются таджики или похожие на них национальные меньшинства. Городские беспризорники и мелюзга-карманники обычно той же масти. Немного странное наблюдение в свете того, что 9 из 10 китайцев принадлежат к этнической группе Хань. Забавный факт для любителей омонимов. В Китае около десяти миллионов представителей народа Hui— «Дунгане» по-русски.

Возвращаясь к теме поста, в Гуанчжоу я провёл больше недели. За это время посетил самый большой в Азии парк развлечений, где опробовал американские горки, после которых подкашиваются ноги. Покатался по Жемчужной реке на теплоходе по ночному городу среди светящихся небоскрёбов и разноцветных деревьев. Поел экзотической еды в уютном ресторанчике на Шамиан острове. Взобрался на гору Большого белого облака, посмотрел сквозь дымку на городской пейзаж. Попил кофе в Старбаксе, получил вьетнамскую визу.

В отличие от чудовищного Гонконга, металлического муравейника, состоящего из стекла, бетона, автомобилей и куда-то бегущих людей, Гуанчжоу более человечен. Остальное расскажу в фотографиях.

Ещё 18 фотографии

Уголки

Телевизор

Здесь в Окленде по соседству от меня расположен дом престарелых, retirement village. «Деревня для уединения», если перевести буквально. На деле это несколько продолговатых многоквартирных приземистых домов. Почти каждый вечер, возвращаясь с работы, я прохожу мимо однокомнатных ячеек, отгороженных от внешнего мира пластиковыми, раздвигающимися дверями. Рядом с одной из квартир и в дождь и в зной стоит старый, никому не нужный телевизор, почти сливающийся в мягкой тени близстоящего дерева с фоном — как в «Красоте по-американски», очень красивый.

Кажется, я начал понимать, почему мне когда-то очень понравились фотографии Стефена Шора, первого в мире фотографа, при жизни выставлявшегося в Нью-Йоркском музее исскуств (Metropolitan Museum of Art). Год назад я несколько недель не убирал окно браузера с его работами, пытаясь понять, что в них особенного.

Не знаю, как у вас, а у меня, нередко так бывает, что глаз своей гармоничностью притягивают казалось бы совершенно обычные статичные сценки. То это мягкий свет, то геометрия линий, сочетание цветов, фактуры, всё это вместе взятое. Для себя я такие фотографии помечаю фиолетовым тагом. Они — пространство для игры фантазии, декорации для вымышленных ситуаций и персонажей. Так получаются фотографии без действующих лиц. Без лиц вообще. Остановленное в фотографии и без того недвижимое время-пространство ничего не замечает и продолжает существование. Вы смотрите кино, в котором неподвижная камера снимает недвижимых актёров, но нет никаких сомнений в том, что они живые.

Ещё 66 фотографий. Помогите выбрать 6 лучших

Бамбуковый лес

Бамбуковый лес близ Нанчанга

Здесь, в пятидесяти минутах от Нанчанга, у реки расположился островок бамбукового леса, в котором предприимчивые китайцы организовали что-то вроде базы отдыха. Насколько мне известно, это часть национального парка, призванного сохранить редкие леса. Гамаки, уютные бамбуковые хижины, вкусная кухня, простенькое караоке, река, в которой местные жители с фонариками, привязанными к палкам, по ночам ловят раков, а днём катают туристов на разноцветных рафтах. Этот уголок уже давно стало излюбленным местом нанчанской тусовки иностранцев. В основном это преподаватели английского языка в местных школах и университетах. Общительных хозяин языкам не обучен, но это не мешает ему быть гостеприимным и доброжелательным.

Мы с elsueno и shader пили на берегу реки знаменитое Tsingtao и играли на гитаре. Сашка выстукивал ритм-секцию на там-таме, а Максим дурным голосом кричал то и дело проплывающим на лодке китайцам: «Цьянь! Гей уо цьянь» — «Деньги! Деньги давай»! Вечером после нетривиальной карточной игры в английско-канадской компании, в которой правилами предусмотрено пить почти после каждого хода (drinking game), проигравший желание elsueno спел ничего не понимающему спящему в гамаке во дворе китайцу три куплета из песни «Love Me Gentle, Love Me Sweet», мы сдерживали смех, скрываясь в кустах. После многодневной беготни по перенаселённому Пекину три дня в бамбуковом лесу полностью перезагрузили сознание, освободив место для новых впечатлений.

Ещё двенадцать фотографий

ВКС

Великая китайская стена

Здесь, в окрестностях Пекина, синее небо над Великой китайской стеной. Существует несколько доступных для туристов участков Стены, расположенных в непосредственной близости от столицы. Не самый туристический участок Симатаи состоит из двадцати четырёх растасканных крестьянами на кирпичи секций общей продолжительностью чуть более десяти километров. Часть башен, в начале и в конце пути, восстановлены. Грубо говоря, отстроены заново. Предприимчивые местные жители за порой несоразмерную оказанной услуге плату могут показать короткую дорогу в обход большинства участков, пролегающую по аутентичным деревенским закоулкам. Четыре часа ходьбы вверх-вниз по полуразрушенным ступеням отнимают столько же сил, сколько приносят удовольствия от созерцания одного из величайших и бессмысленных человеческих проектов.

Бытует мнение, что Великая китайская стена — единственный рукотворный объект видимый из космоса. Однако, кроме банальных математических выкладок, основанных на угловых размерах и восприимчивости человеческого глаза, существует экспериментальное подтверждение обратному. Первый китайский космонавт в одном из сообщений Земле передал, что ничегошеньки с орбиты не видно. Вне зависимости от этого факта, петляющая по крутым горам конструкция поражает своими масштабами и безусловно стоит потраченного дня, забитой под завязку карты памяти фотоаппарата и стёртых ног.

Ещё семнадцать фотографий

Небо над Пекином

Улица Zhongguancun

Здесь, в постолимпиадном Пекине, как бы там ни было, очень хорошо. Дышится легче, чем два года назад. Власти побороли песчаные бури, создав лесополосу из пересаженных с южных районов страны деревьев. Прикрыли вредные производства и запретли многим автомобилистам и компаниям пользоваться средствами передвижения. В Пекине больше трёх миллионов автомобилей. Успешно проведена государственная акция по борьбе с курением: в центре города теперь редко увидишь курящего человека, чего не сказать о напоминающих о вреде табачного дыма знаках. Смог теперь не висит круглосуточно, а появляется лишь к вечеру. За ночь его разгоняет ветер и всё утро можно наблюдать синее небо, которое изображают во всевозможных путеводителях.

Синее небо над красными стенами Запретного города.  Первого октября начинается Золотая неделя — крупный семейный праздник. В это время принято навещать родителей, собираться семьёй за обеденным столом, вместе посещать достопримечательности и отдыхать от трудовых будней в тёплой родной компании. В восемнадцатимиллионный Пекин съехались родственники со всей страны. И именно в первый день Золотой недели все они решили посетить Запретный город – вторую основную достопримечательность столицы после Великой китайской стены. Я никогда в жизни не видел такое количество людей на улицах. В итоге запланированный поход в бывший императорский дворец обернулся принудительным участием в массовке фильма вроде «Герой»: чёрная масса людей стекают по ступеням дворца, чтобы слиться с себе подобными, ожидающими их на площади.

По причине тех же праздников не было никакой возможности попасть в начале октября в Шанхай. Невзирая на большое число способов перемещения в восточную столицу Китая, транспортная сеть на несколько недель оказалась парализована наплывом пассажиров. Однако, на всё воля божья: в то время Шанхай страдал от проливных дождей и наводнений. Вслед за хорошей погодой я двинулся на юг, в Нанчанг, город, где началась революция, где вторая по размеру площадь в Китае, где второе по высоте в мире колесо обозрения.

Ещё 15 фотографий

Магия цифр

Продавец закусок

Здесь, в Пекине, олимпиаду 2008 народ искренне ждал и, как мы знаем по итогам, показал всему миру, что не перевелись ещё богатыри на земле ханьской.  Тот факт, что важнейшие спортивные состязания прошли в Китае именно 08.08.08 очень изящно переплетается с азиатскими нумерологическими суевериями. По написанию или по звучанию те или иные цифры напоминают слова и, соответственно, обретают смысловую нагрузку. Восьмёрка в этой концепции – это очень хорошее число, означающее «богатство». Утроенная восьмёрка – это «растущее богатство», поскольку три – это «путь наверх». От региона к региону смысл знаков, конечно, варьируется. Но короткий телефонный номер вроде 888 может продаться на аукционе за сотни тысяч долларов.

Нумерология проявляется и в мелочах. Стоимость подключения к мобильному оператору China Mobile порой зависит не от тарифа, а от «красоты» номера. Нередко можно видеть молодых и не очень людей, сидящих у экрана монитора, подбирающих себе счастливое сочетание цифр. Любые последовательности, содержащие и оканчивающиеся на четыре (звучит, как «смерть») считаются ужасно, ужасно несчастливыми.  На панели лифта многоэтажного дома нет 4 и 14 и 24 этажей. Вместо этого написаны числа: 66, 69 и 99. Будучи иностранцем, я без стеснения выбрал номер с наибольшим количеством четвёрок, и жил спокойно.

Подробнее о цифрах

Люди в форме

Военные в подземном переходе

Здесь, в Пекине, перед Олимпиадой 2008 вывезли все нежелательные элементы за 108 километр и научили водителей пропускать пешеходов. На подходах к центральной площади страны нынче просвечивают сумки. Кроме несущих службу у флага и Дома Советов военнослужащих всюду очень много людей в форме.

Служба в китайской армии дело необязательное. Всеобщей воинской повинности, как сами понимаете, нет. Поступить в армию — дело непростое. Нужно хорошо учиться, сдавать экзамены. В соответствии с традициями тоталитарного государства к людям в форме здесь до сих пор испытывают смешаное чувство страха и уважения. Здесь нормально подойти к стоящему у здания охраннику, постовому на улице, работнику метро или полицейскому и спросить, мол, «как пройти в библиотеку»? Они скорее всего говорят по-английски и помогут.

Служба в органах или в армии на фоне дефицита рабочих мест в стране — привилегия. После поступления у китайской человеко-единицы в миг решается вопрос о средствах к существованию, перспективах карьерного роста, обеспеченной старости. Это выглядит вариантом на пять баллов на фоне известных фактов, что Китай занимает первое место в мире по количеству гастарбайтеров: больше 150 миллионов человек работают не там, где родились, невзирая на жёсткие ограничения миграции. В Шанхае несколько лет назад городские рабочие вышли на улицы, мол, крестьяне, go home! 

Также не стоит забывать о масштабах и развитости коррупции в Китае, которые соответствуют количеству жителей. Поэтому тёплое место в органах является самым настоящим пропуском в жизнь.

Ещё шестнадцать фотографий

Близ Запретного города

Запретный город

Здесь в Окленде я все выходные работаю над фотографиями из Пекина. Провёл там всего ничего чуть больше недели, а нащёлкал, как студент фотошколы. Скоро будет много новых картинок.

Эта же фотография размером побольше

Фото, которое доставляет

Отель Пекин

Здесь, в Пекине, я провёл больше недели. Сегодня пробежался по фотографиям. Скоро, без сомнений, будет, что показать. На фотографии один из центральных отелей Пекина, который так и называется — Отель Пекин.

Кстати, помню, когда-то для меня было загадкой, как ты получается, что «у них» Бэйцзин (Beijing), а у нас Пекин. И то, и другое суть одно и то же и переводится, как «Северная столица». В Азии вообще было принято не мудрить особенно с названиями. Так нынешний Ханой был когда-то Донгкинь — «Восточной столицей», а Киото так и вовсе просто — «столица».

«Пекином» город впервые назвали французские миссионеры четыреста лет назад, когда в северных китайских диалектах ещё не произошёл сдвиг согласных, когда практически все звуки [k] трансформировались в [t]. В южных диалектах этого сдвига не произошло, и, например, в кантонском название столицы Китая до сих пор произносится как «Бакгин». На протяжении истории Пекин был известен в Китае под разными именами. С 136 по 1405 годы и затем с 1928 до 1949 его называли Бэйпин — «Северное спокойствие».

Пришедшие к власти коммунисты вернули городу столичный статус. Соответственно, изменилось и название. Бежавшее от гнева народного на Тайвань правительство Китайской Республики официально никогда не признавало смены названия и до конца шестидесятых демонстративно писали в картах Бэйпин, указывая тем самым на нелигитимность нового режима.

Версия побольше выглядит эффектнее

Back in the PRC, Часть 3 из 3

Запретный города в Шеньяне

Здесь, в Шеньяне… Этот город совершенно заслуженно называют северной столицей. Мало того что один из параноидальных императоров построил здесь второй Запретный город, это еще и торгово-промышленный центр, через который текут товары и деньги из северо-восточной части страны на юг, в центр. В Шеньяне наряду с “Макдоналдсом” и “Кентукки Фрайд Чикен” есть “Старбакс”. В Китае это не только буквально единственный источник нормального кофе, но заодно и показатель уровня города. Кофейня в Китае – место деловых встреч. В заведениях популярной сети D.I.O. Coffee нередко звучит рояль, в аквариумах поблескивают золотые рыбки и по натянутым полупрозрачным нитям течет вода, изображая водопад. Кожаные сиденья и блюда из голубиного мяса, приготовленного особенным образом. Чаще всего дороговато, но сервис на высоте.

Ещё текст и фотографии

Back in the PRC, Часть 2 из 3

Вид на Харбин сверху

Здесь, в Харбине, огромный, многомиллионный город, современный, но все же с налетом провинциальности. Излюбленное место русских туристов из дальневосточного региона. После Хэйхэ в Харбине – цивилизация. Этот город – смесь небогатых северных районов с цветущими гигантами восточного побережья Китая. Огромные, тридцати-и-более-этажные дома не только в деловом центре, но и во всех других районах. Здесь меньше понимают по-русскии совсем чуть-чуть начинают говорить по-английски.

До русского района от вокзала можно дойти пешком, минуя многокилометровые подземные магазины. Можно взять такси и уехать в центральный парк развлечений, там со 110-метрового колеса обозрения весь город как на ладони. На Солнечный остров – главную достопримечательность Харбина – придется ехать на такси. Это действительно остров, за рекой. Кроме искусно постриженных кустов в виде фигур животных, там находится музей технических достижений из стекла и металла, парк с фонтанами, мостами, беличий остров, аттракционы. В музее с юмором объясняют “ на пальцах” природу физических процессов, а бОльшая часть экспозиций посвящена китайской космической программе. Часть парка – русское поселение. Несколько зданий в стиле пятидесятых, действующий русскоязычный театр. Последнее забавно, но не более и к посещению отнюдь не обязательно. Чего не скажешь о канатной дороге через реку. Около получаса из надежной кабинки можно наблюдать город с высоты двадцатого этажа. Немного боязно, если ветер, но оно того стоит.

Ещё фотографии и текст

Back in the PRC, Часть 1 из 3

Вид на Хэйхэ с русского берега Амура

В журнале «За рубежом» напечатали мой материал о Китае. Как его сверстали, я до сих пор не видел. Кто найдёт, расскажите-покажите, пожалуйста, какие фотографии выбрали в номер.

«Несколько лет назад у меня появилась идея улететь далеко-далеко в экзотическую страну, полежать там на пляже, лениво перемежая купание работой в интернете. Сперва выбор пал на Таиланд, но случайная встреча с русским, живущим в Китае, добавила очков азиатскому гиганту».

Тогда, в 2006 году, я прожил четыре месяца в Нанчанге, четырехмиллионном центре одной из южно-центральных провинций. Уже тогда Китай поражал высоким уровнем жизни в больших и не очень городах и общей, витающей в воздухе идеей — завтра будет еще лучше. “Будет ли?” – думал я тогда. На центральной площади Пекина вовсю шли приготовления к Олимпиаде, гигантские цифровые часы отсчитывали секунды, оставшиеся до счастливого дня – 08.08.08.

Буквально два года спустя, в сентябре 2008-го, я оказался в городе Благовещенске на границе с Китайской Народной Республикой и был удивлен и заинтригован происходящим “ на той стороне”. За несколько лет моего отсутствия провинциальный город Хэйхэ оброс высотками и аккуратно постриженной зеленью на свежеотстроенной набережной. В то время как на русской стороне люди в темноте береговой линии пили пиво и курсанты военного училища выясняли отношения с ребятами в длинноносых ботинках, с китайской стороны доносилась музыка, мигали разноцветные огни, взрывались фейерверки.

И именно с Хэйхэ началось мое путешествие по Азии, которое не закончилось до сих пор. Эти слова я пишу, сидя на колючем одеяле недорогой гостиницы в Катманду.

Продолжение с фотографиями

Поговорили, теперь бэклинки

Дал «интервью» boroda-ruda на LookAtMe.

Где-то на другом конце света, в Юго-Восточной Азии, в далеких от Москвы климатических зонах и часовых поясах трубку скайпа снял молодой путешественник Стас Кулеш.

В свой день рождения он оказался в равном удалении от родной Амурской области и от ставшей родной Новой Зеландии.

Привет, Стас. Где ты сейчас находишься?

Спросишь тоже, я не запоминаю эти тарабарские названия. На днях выехали из Hoi An (Вьетнам), небольшой живописной деревушки у океана, сегодня где-то в горах: водопады, поля, джунгли. Мотоциклист-водитель пьёт пиво, рассказывает про Вьетнамскую войну. Немного не по себе рядом с человеком, который держал в руках оружие и стрелял в людей, но ничего, скоро будем в Лаосе вспоминать об этом с улыбкой.

Что у тебя было по географии в школе?

Второе место на областной олимпиаде.

В начале осени ты отправился в Китай. Что из себя представляет Пекин после спортивной Олимпиады?

По сравнению с тем, что я видел несколько лет назад, стало лучше. Полагаю, отчасти оттого, что нежелательный элемент выслали, так сказать, за 101 километр. Впрочем, встречаются нелогичности: перестроили основную, выходящую из Тяньаньмэньской площади  улицу, стилизовали под, извините, Китай, а заполнить магазинами, клубами и прочими заведениями не успели. Стоят разукрашенные цементные коробки, прикрытые кое-где фанерными щитами с изображением того, как должно было быть. В остальном чисто, современно, организованно.

Читать дальше.

Хэйхэ не рифмуется совсем

Здесь, в Хэйхе, всяк китаец знает русский настолько, чтобы что-нибудь продать. Очень для меня необычно. Со времён прошлой поездки по южной части Китая и жизни в Новой Зеландии появилась привычка говорить с азиатами на английском. Исключительно из соображений вероятности. В Китае относительно недавно начали преподавать английский в школе, а русский учили совсем давно во времена, когда русский с китайцем братья навек. Пожилые продавцы и таксисты нередко достают из загашников слова «товарищ» и «спасибо» — не helpful совсем. Если нужно что-нибудь узнать, то лучше всего обратиться к хорошо одетой молодёжи старше тринадцати. Молодые ребята говорить почти не могут, но с довольно большой вероятностью поймут простые предложения. Так в Хэйхе в поисках банкомата я зашёл в детскую школу английского, и вежливый паренёк смущённо отвёл к зданию банка за пару кварталов. ATM тем не менее оказался менее дружественным и по-английски говорить отказался. Приятно, что уже после закрытия банков и повсеместного неадеквата банкоматов с непонятными иероглифами, удалось поменять по человеческому курсу доллары на китайские рубли, пообщавшись на русско-китайско-английском с девочкой в холле одного из дорогих отелей.

Плохой английский с китайским акцентом называют «chinglish». Стоит придумать слово для плохого русского с китайским акцентом, что-нибудь в вроде «китарусский». Именно на этом языке написано большинство вывесок в приграничном городе Хэйхэ. «Самый центр мушин», «Кожа волосы стричь», «место воров засщитных шуров». «Пиво, водка, сигареты» пишут без ошибок.

Городок в несколько сот тысяч активно строится и уже, безусловно, перерос русского соседа напротив. Огромные улицы, гигантские здания. Здесь не работает wikipedia, поэтому точных данных о количестве жителей у меня нет, но точно больше пары сотен тысяч. Широкие улицы с новостройками и гигантскими офисными зданиями-муравейниками. Бесстрашные строители без страховки достраивают башенки на и без того уже невозможной верхотуре.

Поездка по Китаю идёт по нарастающей. Хэйхе, как кривое зеркало Благовещенска, оставил скорее нейтральное впечатление, нежели негативное. На таможне несколько раз и очень долго допрашивали о том, зачем мне рыбацкий нож. Резать, говорю, рыбу и еду. Вечером был поезд на Харбин, потом Шеньян, оттуда с космической скоростью 250 км/ч новой экпресс-дороги в Пекин. Пойду встречусь с shader и olekssa, съем французских булок, да выпью чаю.

P.S.: Отвечая на комментарии к прошлому посту. Очень непросто писать о России так, чтобы никого не обидеть, потому что, как ни крути, страна контрастов и парадоксов. Уж слишком много вопросов в ключе «почему так?» остаются без ответа. Кроме того, житель любого города каким-то образом оправдывает своё там пребывание, закрывая глаза на минусы, масштабируя плюсы. И жителю тому, как актёру школьного драмкружка деревни Малые Пятки, дюже неприятно слышать критику в адрес с таким трудом поставленной пьесы. У меня нет неприязни к Родине, но есть, с чем сравнивать. Более того, я готов изменить свою точку зрения, выслушав объективные контраргументы, а не банальную хуйню в духе «Херни-то понаписал».
P.P.S.: С фотографиями пока не разобрался. Но ждите в относительно скором времени большой фото-отчёт по России с очень вкусной ссылкой на дружественное издание. Ещё где-то будут выставки, и всякое такое.

Галопом по Азиопам

158Kb
Купить на обои для рабочего стола, если угодно.

Здесь, в Пекине, в конце лета жарко и влажно, а видимость составляет не больше двухсот метров. Особенно запомнились мне влажная не от пота, но от воздуха футболка и запах смеси мокрого, гниющего дерева, угля и аммиака чуть сойдёшь с дороги. В тех условиях передвижение по городу превращается в псевдошоппинг, когда из одного магазина с кондиционером идёшь в другой, оттуда в третий, и так далее.

По тагу Пекин можно лицезреть меня в панаме от МТС и ворота в Запретный город, который один стоит того, чтобы приехать в Китай.

Этим постом я завершу китайскую серию дабы не надоесть читателям, буду краток.

Фотографии со всей страны с комментариями. Много. Интересно.

Для жителей столицы и её гостей

Фотовыставка «Мой Китай» будет проходить 18 и 19 августа в Саду «Эрмитаж» (Москва). Это меропрятие является частью фестивальной программы BIGМИР. Спонсорами выступают LiveJournal, National Geographic Channel и всякие такие. Победителю, определённому жюри, от спонсора и туроператора New Times S достанется путешествие в Китай на неделю.

Там можно будет увидеть три моих фотографии. Вот уж не думаю, что туроператор широким жестом отвезёт меня из Новой Зеландии в Китай, но сходите, посмотрите, может будет интересно. Подробнее обо всей этой шушере вот здесь.

О том, как мне жилось несколько месяцев в Китае и впечатления от страны можно прочитать здесь:

P.S. Большая версия Мордора для двухмониторных рабочих столов (350Кб). Ну, или обрежьте, кому нужно.