Corners

Here in Auckland, there is a retirement village in my neighborhood. The village consists of a mere few oblong and stocky blocks of flats. Almost every evening, when I return home from work I pass those one-roomed cells shut off from the external world by plastic sliding doors. Near one of the flats there is an old useless TV set which practically melts into the background in the gentle shadow of a nearby tree. The TV set is there in the rain and in the heat, very beautiful, almost like in the “American Beauty”.

It seems to me, now I start to realize why I used to admire photos by Stephen Shore. He was the first photographer in the world having exhibited in the Metropolitan Museum of Art inter vivos. A year ago I kept  the browser window with his works in sight trying to understand why they seemed so much special.

I don’t know about you but I am often attracted by the harmony of static scenes being, as one would think, quite ordinary. It can be soft light, geometry of lines, a combination of colors, a combination of textures, or all said above in one. I mark such photos with purple tag. They represent a space for the lively play of fancy, the scenery for imaginary situations and characters. This is the way to obtain photos without  people involved. No faces at all. The time-space, which has been stopped in a photo and fixed as it was, does not notice anything and continues its own existence. You are watching a film where static actors are shot on a static camera but there is no doubt that they are alive.

2. Auckland, New Zealand

3. Zeya, Russia

4. Zeya, Russia

5. Zeya, Russia

6. Heihe, China

 

7. Guangzhou, China

8. Kathmandu, Nepal

9. Nanchang, China

10. Zeya, Russia

11. Guangzhou, China

12. Katmandy, Nepal

13. Guangzhou, China

14. Zeya, Russia

15. Pekin (Beijing), China

16. Pekin (Beijing), China

17. Novosibirsk, Russia

18. Hong Kong, China

19. Zeya, Russia

20. Zeya, Russia

21. Zeya, Russia

22. Harbin, China

23. Blagoveschensk, Russia

24. Shenyang, China

25. Shenyang, China

26. Shenyang, China

27. Shenyang, China

28. Pekin (Beijing), China

29. The Great Wall of China

30. Pekin (Beijing), China

31. Pekin (Beijing), China

32. Xiamen, China

33. Xiamen, China

34. Xiamen, China

35. Xiamen, China

36. Guangzhou, China

37. Guangzhou, China

38. Guangzhou, China

39. Guangzhou, China

40. Guangzhou, China

41. Shenzhen, China

42. Shenzhen, China

43. Guangzhou, China

44. Shenzhen, China

45. Hong Kong, China

46. Hong Kong, China

47. Macau, China

48. Macau, China

49. Hong Kong, China

50. Hong Kong, China

51. Macau, China

52. Macau, China

53. Macau, China

54. Macau, China

55. Macau, China

56. Macau, China

57. Shenzhen, China

58. Macau, China

59. Macau, China

60. Macau, China

61. Macau, China

62. Hanoi, Vietnam

63. Hoi An, Vietnam

64. Macau, China

65. Macau, China

66. Shenzhen, China

67. Nanning, China

I would modestly remind you that any of the above photos you can get for private use (for your desktop or  wallpaper), if you apply at the following address

Самые популярные записи за 2009 год

Здесь в Окленде я привожу в порядок рабочие дела и отчаливаю в отпуск. На выходных подписал с помощью друзей несколько сотен (!) открыток. Извините, кто не успел. Осталось дойти до почты, оклеить конверты марками и отправить. Отдельно напишу о том, наскольку удивилась маорийка в отделении New Zealand Post.

Этим постом отмечу самые комментируемые посты за прошлый год, который выдался очень длинным, насыщенным и традиционно необычным на всякие события. Фото кликабельны.

Январь

Пара фото с пика Мата
Фотография, за которой туда и ехали

Ещё много ссылок с фотографиями

Вдогонку к предыдущей промоакации


На съёмочной площадке непальского фильма Dasdhunga

Здесь в Окленде чудный солнечный день. Спасибо за комментариии к сайту. Я наметил несколько направлений по улучшению и получил несколько предложений на разработку флеш-портфолио. Думаю, мы с tema_nz можем потянуть ещё парочку проектов, поэтому не стесняйтесь, пишите на почту: .

Для тех, кто пропустил предыдущий пост или пожалел свой трафик, покажу фотографии с обложек трёх десятков (sic!) альбомов, которые можно найти на сайте.

Ещё тридцать четыре фотографии

Мастер Самоделкин и Маргарита

Брик Бэй
Магазин мужских штук в Катманду. Размер побольше.

Здесь в Окленде грядёт праздник Хеллоуин, все наряжаются в кровавых Бэтменов и прочий котобейкон. Потихоньку планирую четверговый День рождения. Опасаюсь авралов на работе в связи с окончанием месяца.

Уж так вышло, что с момента моего возвращения в Новую Зеландию из прошлогоднего путешествия по Азии длиной в двадцать тысяч километров, камера в руках не снимает. Забросил и ломо, и полароид. Причина проста — либо заниматься этим всерьёз, либо не заниматься вообще. Знаю, lookaround, меня в этом не поддерживает, как знаю и то, что такое состояние временно.

Моя фотография из гонконгского Диснейленда на первой странице в результатах поиска по запросу «говнофотограф с говнозеркалкой». В этом посте то, что не вошло ни в одну из многочисленный серий, и на отдельный пост не тянет. Солянка из фото-обрезков за последние полтора года.

Ещё двадцать одна фотография

Кантонийская столица

Мужчина выгуливающий котов

Здесь, в Гуанчжоу, тепло, людно и не понимают моего китайского, зато гораздо лучше с английским. Третий по размеру город в Китае, расположенный в благоприятной близости от Гонконга с его гипертрофированной экономикой, он по достоинству считается одним из лучших мест для комфортной жизни экспатов. Как и в случае с двумя другими гигантами, Пекином и Шанхаем, точной информации о количестве жителей мегаполиса нет. Оценки варьируются от 6 до 20 миллионов человек. Одно скажу — народу в Гуачжоу полно.

На спальном автобусе мы прибыли в город ночью. Таксист потерялся и очень долго кружил по, как потом оказалось, центру в поисках гостиницы. В 4:30 ночи спрашивал у торгашей, как проехать. Вот люди работают, вот люди устают, подумалось мне тогда.

Утром я отправился в экспедицию на поиски метро. Оказалось, что до ближайшей станции топать больше двадцати минут по каким-то пролетарским районам, где пахнет кухней, и дети играют в теннис на столе, где вместо сетки два кирпича и палка-перекладина. Метро меж тем одно из лучших из тех, что я видел. Тёплые, чистые, тихие вагоны, можно, не напрягая связок, разговаривать. Самый, пожалуй, эффективный способ перемещения по разбросанному по берегам реки городу. Кстати, о реке: вечером того же дня был опробован копеечный паром, вышло, это самый быстрый и самый дешёвый способ попасть в центр из нашего YHA хостела.

Район Riverside известен своими объедальнями и выпивальнями. Как стемнеет, здесь собирается и стар, млад, относительно недорого поесть рыбно-морских деликатесов. В тазах плавают омары, на жаровнях деревянные палочки, с насаженными кальмарами и осьминогами. Отвлекусь немного, расскажу о продавцах муры на палочках. Уж не знаю почему, но отчего-то этим занимаются таджики или похожие на них национальные меньшинства. Городские беспризорники и мелюзга-карманники обычно той же масти. Немного странное наблюдение в свете того, что 9 из 10 китайцев принадлежат к этнической группе Хань. Забавный факт для любителей омонимов. В Китае около десяти миллионов представителей народа Hui— «Дунгане» по-русски.

Возвращаясь к теме поста, в Гуанчжоу я провёл больше недели. За это время посетил самый большой в Азии парк развлечений, где опробовал американские горки, после которых подкашиваются ноги. Покатался по Жемчужной реке на теплоходе по ночному городу среди светящихся небоскрёбов и разноцветных деревьев. Поел экзотической еды в уютном ресторанчике на Шамиан острове. Взобрался на гору Большого белого облака, посмотрел сквозь дымку на городской пейзаж. Попил кофе в Старбаксе, получил вьетнамскую визу.

В отличие от чудовищного Гонконга, металлического муравейника, состоящего из стекла, бетона, автомобилей и куда-то бегущих людей, Гуанчжоу более человечен. Остальное расскажу в фотографиях.

Ещё 18 фотографии

Уголки

Телевизор

Здесь в Окленде по соседству от меня расположен дом престарелых, retirement village. «Деревня для уединения», если перевести буквально. На деле это несколько продолговатых многоквартирных приземистых домов. Почти каждый вечер, возвращаясь с работы, я прохожу мимо однокомнатных ячеек, отгороженных от внешнего мира пластиковыми, раздвигающимися дверями. Рядом с одной из квартир и в дождь и в зной стоит старый, никому не нужный телевизор, почти сливающийся в мягкой тени близстоящего дерева с фоном — как в «Красоте по-американски», очень красивый.

Кажется, я начал понимать, почему мне когда-то очень понравились фотографии Стефена Шора, первого в мире фотографа, при жизни выставлявшегося в Нью-Йоркском музее исскуств (Metropolitan Museum of Art). Год назад я несколько недель не убирал окно браузера с его работами, пытаясь понять, что в них особенного.

Не знаю, как у вас, а у меня, нередко так бывает, что глаз своей гармоничностью притягивают казалось бы совершенно обычные статичные сценки. То это мягкий свет, то геометрия линий, сочетание цветов, фактуры, всё это вместе взятое. Для себя я такие фотографии помечаю фиолетовым тагом. Они — пространство для игры фантазии, декорации для вымышленных ситуаций и персонажей. Так получаются фотографии без действующих лиц. Без лиц вообще. Остановленное в фотографии и без того недвижимое время-пространство ничего не замечает и продолжает существование. Вы смотрите кино, в котором неподвижная камера снимает недвижимых актёров, но нет никаких сомнений в том, что они живые.

Ещё 66 фотографий. Помогите выбрать 6 лучших

Бамбуковый лес

Бамбуковый лес близ Нанчанга

Здесь, в пятидесяти минутах от Нанчанга, у реки расположился островок бамбукового леса, в котором предприимчивые китайцы организовали что-то вроде базы отдыха. Насколько мне известно, это часть национального парка, призванного сохранить редкие леса. Гамаки, уютные бамбуковые хижины, вкусная кухня, простенькое караоке, река, в которой местные жители с фонариками, привязанными к палкам, по ночам ловят раков, а днём катают туристов на разноцветных рафтах. Этот уголок уже давно стало излюбленным местом нанчанской тусовки иностранцев. В основном это преподаватели английского языка в местных школах и университетах. Общительных хозяин языкам не обучен, но это не мешает ему быть гостеприимным и доброжелательным.

Мы с elsueno и shader пили на берегу реки знаменитое Tsingtao и играли на гитаре. Сашка выстукивал ритм-секцию на там-таме, а Максим дурным голосом кричал то и дело проплывающим на лодке китайцам: «Цьянь! Гей уо цьянь» — «Деньги! Деньги давай»! Вечером после нетривиальной карточной игры в английско-канадской компании, в которой правилами предусмотрено пить почти после каждого хода (drinking game), проигравший желание elsueno спел ничего не понимающему спящему в гамаке во дворе китайцу три куплета из песни «Love Me Gentle, Love Me Sweet», мы сдерживали смех, скрываясь в кустах. После многодневной беготни по перенаселённому Пекину три дня в бамбуковом лесу полностью перезагрузили сознание, освободив место для новых впечатлений.

Ещё двенадцать фотографий