Когда нельзя воровать у своих, будем воровать у кого придётся

Когда-то в 2008 у меня в оклендском студенческом общежитии из-под носа утащили сумку с документами. Так пропали мои кредитные карты, пара линз и, что самое обидное, заграничный паспорт. Я уже как-то писал о непрофессионализме консульской службы Новой Зеландии. О том, как восстановление паспорта заняло полгода, стоило больше 700 долларов и потребовало совершить две поездки в столицу. Тогда мне несколько раз что-то обещали (позвонить, приехать) и всякий раз приходилось в последний момент разбираться самому. В итоге пришлось лететь в Веллингтон за пару дней до Рождества, что, сами понимаете, стоило в полтора раза дороже обычного.

Именно тогда в переписке с В. Мартыновым, консулом Российского посольства в Новой Зеландии, проскочила фраза «по минуте на пенсионера», отражающая то, насколько они там заняты, мол, войдите в наше положение. После этого мы с профессором Молчановым () сели и прикинули, сколько тут русских, какие у них могут быть дела с консульством, сколько часов в рабочем дне, сколько человек заняты разгребанием бумажек и так далее. Вышло, что в день к ним поступает около 5-ти заявлений о смене паспортов. Согласитесь, не так много для восьми часов? Однако, весь процесс занимает больше четырёх месяцев.

Многочисленные читатели-иммигранты в комментариях подтвердили, мол, у нас, в Америке, Афганистане, Германии, Израиле, Испании, Италии, Канаде, Швеции, Финляндии, Японии — точно то же самое. Подписчики из России в основном позлорадствовали, что, конечно, их не красит, и жизнь им не облегчает. Из недавнего, что ещё в процессе: ребята не могут поменять загранпаспорта, теряют отпуск — в Москве кончились бланки, и когда ситуация исправится отсюда никто из консульской службы не может узнать. Это было вступление.

Видно по той же причине — кончились бланки — первый секретарь и консул Российского посольства Валерий Мартынов поехал кататься на арендованной в компании Hertz машине Ford Focus (что ж ещё, конечно) по Южному острову. Где-то в районе Инверкаргилла он её отличным образом загнал в ручей. Позвонил и сообщил, что машина «протекла и не едет». Работники Hertz не дураки, довольно быстро разобрались, что машина была утоплена, а значит на ней разъезжали вне дороги, а значит страховка этого не покроет, а значит — 10000 новозеландских долларов платить должен русский.

Первичное разбирательство показало, что Валерий виноват и должен, обязательно должен вернуть деньги. Мартынов тотчас обанкротился. Дело оказалось в Высшем суде Новой Зеландии (всё это на наши налоги), где судью поставили в известность о том, что первый секретарь Мартынов, находясь в составе Российского консулата в Новой Зеландии, обладает дипломатической неприкосновенностью и, как следствие, никакие 10000 долларов платить не намерен. Фак ю.

Вы считаете, это похоже на случай, когда необходимо пользоваться правом на дипломатическую неприкосновенность?

Вопрос, конечно, риторический. Кому-то работать на заводе, а кому-то за счёт одного государства (России) путешествовать по экзотическим странам, чтобы потом, облажавшись, за счёт другого государства (Новая Зеландия) выйти из воды сухим. «По минуте на пенсионера», ага. С утра после чтения новостей неприятный осадочек остался.

Впрочем, это ещё цветочки. В 2001 году в Оттаве, Канада, русский дипломат сбил на своём бэтмобиле женщину, насмерть. Тест на алкоголь проходить отказался и не сел — всё на основании дипломатической неприкосновенности.

P.S.: Напоминаю, что завтра в девять часов, если я не помру от кашля, соплей и чихания, пройдёт очередной выпуск видеочата. Я устрою виртуальную встречу с Юлей, выпускницей школы Languages International, о которой рассказывал вчера.