Суперинстаграм наносит ответный удар

Здесь в Окленде где-то раз в год, обычно сразу после рождественских каникул, я придумываю что-нибудь эдакое с коллекцией инстаграммов за прошлый год.

После того, того, как мобилохудожникам дали волю и разрешили постить не только квадраты, аккуратные мозаики снимки собирать стало намного сложнее. В прошлом году провозился часов восемь, и в конце концов всё обрезал под квадрат и аккуратненько разложил.

Вот, что получилось в этом году.

Читать далее Суперинстаграм наносит ответный удар

Суперфуфел

Внутри Святого Павла

Здесь в Окленде огромные билборды рассказывают, что выходит очередное скучное дрочилово про Бэтмэна и Спайдермэна.

Мы, как мне кажется, становимся свидетелями и участниками интересного культурного феномена начала двадцатьпервого века (а точнее 2010-ых годов): большинство самых популярных (самые высокие кассовые сборы) — это фильмы про несуществующих нелюдей, супергероев. Достаточно депрессивная модель, кстати, если сравнивать с мышцами и пушками 1980гг — маленький мальчик раньше мечтал много тренироваться и стать Роки, потому что он живой человек; а вот Дедпулом, Спайдерменом или Супермэном ему никогда не стать. Замороченным Бёрдманом — это да, это мальчик станет, если будет стараться и пытаться разобраться.

Предупрежу баянистое «всегда так было» — не было! Самый кассовый фильм местами лихих 90-ых — Титаник. До этого когда-то были Унесённые ветром, мелодраматичный мюзикл «Звуки музыки», религиозный эпос «Десять заповедей», исторический «Бен Гур», даже «Доктор Живаго» был самым кассовым в своё время.

Во-первых, это эскапизм — бегство от сложной, хаотичной, постмодерновой (символы символов) реальности невероятно ускоренного мира информационной эры. Прикол в том, что даже этот лубок постепенно усложняется (смешивают вон миры Супермэна и Бэтмэна), и его вскоре придётся выбросить и снова заменить чем-то простеньким.

Во-вторых, и мой любимый Stephen Fry один в один повторяет наши с @msvetov рассуждения: любовь к примитивным и скучным супергероям — натуральный инфантилизм; настоящая болезнь современного общества, о которой будут писать в учебниках культурологии.

Бегство от сложного и запутанного мира, в котором всё меньше примитивных и скучных региозных мифов, и всё больше сранго постмодернизма и релятивизма. Последние два вселяют болезненное беспокойство в разумных обезьян, и им хочется на ручки, обратно, к простым сказкам про плохих и хороших, про абсолютные ценности и железобетонные принципы, коих в реальной жизни, от стохастического электрона до теории игр в макроэкономике — хуй. Отсюда же местами избыточная толерантность: всякого можно обозвать расистом, а расизм — это плохо; каждого можно назвать сексистом, а сексизм — это отвратительно. Все расисты, все сексисты, все ксенофобы, кто-то больше, кто-то меньше, кто-то совсем чуть-чуть. Освободителе рабов какое-то время владели рабами.

Идея замены, условно, Иисуса Бэтмэном тоже обсуждалась — на этот раз с @grayraw, который совершенно верно назвал тягу к супергеройскому фуфлу новым мифотворчеством. Раньше верили в золотых коней, огненные кусты и воскрешение, теперь в неуязимых зелёных человечков и роботов с горящими сердцами.

Как правильно отмечает Стивен:

«Life is complicated. And nobody wants to believe that life is complicated. I suppose you might call is the infantilism of our culture. […] People think they can’t bear complexity.»

Никто не хочет думать, граждане современного гражданского общества в основном хотят, чтобы им наконец-то в явной форме сказали: это белое, это чёрное. Не просто так Ницше отмечал, что рабская форма существования естественна для нашего биологического вида. Отсюда тысячелетия религиозного (христианского в основном) задротства. Отсюда человек-муравей, человек-паук, человек-индюк и другие животные.

Жалость вообще, а особенно к самому себе — отвратительное чувство. Именно оно во всевозможных вариациях «оскорблённых чувств верующих» лежит в основе проблемы современного культурного инфантилизма, как мне кажется.

Вокруг Лондона за 40 шагов на личном опыте

Вокруг Лондона за 40 шагов

Здесь в Лондоне, сходили на один из туров «Вокруг Лондона за 40 шагов». Лёгкий формат, простая подача, хороший ритм. Если посетить несколько прогулок, мне кажется, захочется город узнать поглубже.

Вокруг Лондона за 40 шагов

Энтузиазмом артистичного гида вполне себе можно заразиться.

Вокруг Лондона за 40 шагов

Традиционно всячески поддерживаю и без зазрения совести рекламирую людей, которые ухитрились из любимого хобби сделать профессию. Константин Пинаев — как раз такой случай.