Мüнстерская истерия, часть 12, заключительная

Jan_van_Leiden_by_Aldegrever

Портрет пророка, императора Яна Лейденского

Начало истории ищите здесь: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9, часть 10, часть 11.

Наконец после 14 месяцев ожидания наёмники получили то, зачем пришли: город был разграблен, почти все мужчины и часть женщин и детей убиты на месте. Духовных лидеров, верхушку секты, было приказано взять живьём.

Бернард Ротман, мыслитель, теолог, большой анабаптист, труды которого изучают в университетах по сей день, идеолог мятежа — единственный, чья судьба неизвестна. Скорее всего он был убит в первые часы после захвата, либо успешно бежал и скрывался до конца жизни.

Бернард Ниппердаллинг несколько дней прятался на чердаке, но был вскоре обнаружен и схвачен.

Факты о захвате императора Яна Лейденского противоречивы: одни говорят, что он боролся, как зверь, другие, что трусливо сдался при первой опасности. На суде он, будучи изворотливым шарлатаном, предлагал вместо казни возить его по Европе в клетке и показывать за деньги. Или (у парня было несколько вариантов на уме) дать ему возможность обратиться к относительно радикально настроенным анабаптистами в других частях Европы, и рассказать им об ошибочности их веры, он, мол, поведал бы им, как никто другой, о том, что после всего содеянного в Мюнстере, очевидно — бог точно не хочет анабаптизм, мол, плавал, знаю. Прохвост детектед.

Читать далее Мüнстерская истерия, часть 12, заключительная

Мüнстерская истерия, часть 11

Witch-scene4

Начало истории ищите здесь: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9, часть 10.

Тучи сгущались над коронованной особой. В конце января император, традиционно собрав всех на площади, выступил с новым откровением. Он рассказал, что не зря говорил о тяжёлой ноше, взвалив на свои плечи совокупность грехов жителей Мюнстера он слегка оступился и недостаточно корректно интерпретировал предыдущее сообщение от бога. Он не имел в виду, что мы все будем физически спасены из сложившейся ситуации, но духовно. Так даже лучше! Души горожан, это было достоверно известно Яну, стали чисты, как никогда, они стали светлы и легки, и даже в случае физической гибели их бренных тел, бессмертные души отправятся прямиком в рай. Всё благодаря его пророческим страданиям и непрерывной работе и заботе о подопечных. Вождь такой вождь.

Идея была принята со скрипом и не без труда. Заметив ропот среди новоиерусалимцев, шпион принца-епископа решил воспользоваться моментом и перед тем, как навсегда покинуть поселение, оставил на двери ратуши гневную записку, в которой по пунктам разобрал противоречивые высказывания лжепророка. Ян Лейденский не сразу узнал о существовании записки. Слух успел разлететься по пустынным улицам усталого города.

Собак съели уже давно. Начали есть мёртвых и мёртворождённых и живых детей — настоящий голод. Подданные императора потеряли способность мыслить. Граждане умирали на улицах. Живые потихоньку сходили с ума. Пророк обещал, что камни мостовой превратятся в хлеба, и выжившие из ума фанатики грызли булыжники, ломая зубы. В то же время, как и положено, верхушка получала нормальный паёк и император вместе с приближёнными не выглядели голодающими, они кушали хорошо.

В конце концов обезумевшие от голода, обезумевшие от религии мюнстеряне обратились к Яну с просьбой выпустить их из города, прекрасно отдавая себе отчёт в том, что их, еретиков, принц-епископ скорее всего будет пытать и в итоге казнит. Может сперва накормит. И это был достаточный повод.

Пророк великодушно отпустил отчаявшихся подобру-поздорову. Однако, Франц отказался их принимать. Слабые, больные, безвольные, беглецы слонялись меж двух стен: городской стеной Мюнстера и заградительным кольцом, построенным принцем-епископом. Армия Франца пушечными выстрелами отогнала жалкую горстку, убив часть и оставив остальных питаться травой в мёртвой зоне и медленно, но верно погибать от голода. Больше полусотни человек оказались в нейтральной зоне. И обе стороны наблюдали, как один за другим они бессильно падали и затихали. День за днём.

К концу июня 1535-го года принц-епископ собрал достаточно информации от перехваченных беглецов, чтобы иметь возможность протащить несколько сот элитных солдат под покровом ночи за стены Мюнстера. По неизвестной причине вместо того, чтобы открыть городские ворота, отряд занял позиции в центре города в ожидании атаки со стороны осаждённых.

Хаотические уличные бои, с отношением сил 400 тренированных солдат против 6-7 тысяч умирающих от голода блокадников, длились до восхода. Потом на площади появился император и предложил воинам сложить оружие и покинуть город. Командир категорически отказался, без флагов и оружия его людей ждали унижение и верная смерть. Переговоры шли около часа. За это время один из наёмников взобрался на городскую стену, выкрикнув секретное слова, поднял флаг. Анабаптисты были заняты уличными боями, и стены остались без защиты. Так армия Франца Вон Вольдека без особенных усилий вошла в город.

Продолжение следует

Следующая часть »

Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9, часть 10.

Мüнстерская истерия, часть 9

graefin_helfenstein_von_matthaeus_merian_d_ae

Начало истории ищите здесь: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8.

Через две недели полигамии, в середине июля, недовольные восстали. Им невероятно везло. Буквально за один вечер вся идейная верхушка, включая Главного палача, старейшин, священника-идеолога и самого пророка, были схвачены и заперты в городской тюрьме. Власть оказалась в руках народа. И повстанцы не знали, что с ней делать.

Очевидно, план оказался неполным. За стенами анабаптистов, вне зависимости от выбранной ими ветки подсекты, ждали заряженные пушки и металлические пруты с копьями. Более того, тысячи голодных до наживы наёмников вообще не в курсе, что горстка активистов захватила власть и готовы покаяться и сдаться. Не было никаких гарантий, что в открытые с миром ворота города не ринутся разъярённые толпы пьяных насильников и мародёров. Телеграф ещё не изобрели.

Поступили предложения: вернуть оставшихся в живых представителей прежнего горсовета и дать возможность им решать; или отправить гонцов (которым не факт, что кто-то поверит) к принцу-епископу Францу Вон Вольдеку, и просить у него милости. Пока восставшие планировали, что делать дальше, фанатичные мюнстеряне, любители полигамии и пророка в целом, разносили по ночному городу весть — пророк схвачен, произошёл переворот, предатели должны умереть. Вскоре на тюрьму окружили, притащили пушки, и Ян Лейденский был освобождён, а восставшие, коих было несколько сотен человек, казнены. Неплохо бы планировать заранее.

Пост стоило озаглавить так: от размеренной жизни германского города ремёсел, искусств и богословия к массовым убийствам без суда и следствия, сексуальным утехам и тирании за полгода.

Напоминаю, что всё это время землевладелец принц-епископ пытается отвоевать свой Мюнстер обратно. И, стоит понять, он старается действовать по возможности разумно, это его город, вариант «сравнять с землёй» — не вариант. Однако, состав мятежников изменился. Режим ужесточился и после нескольких итераций пророчеств, одно другого противоречивее, за стенами остались самые, как сейчас говорят, промытые. Несогласные либо бежали, либо смирились, либо были физически уничтожены. Подобным образом, я предполагаю, работали отряды СМЕРШ и прочие бесчеловечные сталинско-советские организации. Впридачу Ян Лейденский и его люди полностью отказались от переговоров, не оставив Францу выбора. В конце августа Франц осуществил вторую крупномасштабную атаку на Мюнстер.

Спустя месяцы осады оставшиеся в Мюнстере жители были уже не просто булочниками и портными, но стали настоящими ветеранами обороны. Каждый знал свою роль и своё место на стене. Регулярные военные уроки, знание того, что с ними бог, и Ян пророк его, полная самоотдача и фанатичная ярость сыграли с войсками принца-епископа злую шутку. Вторая атака была отбита: многие сотни погибли на стороне наёмной армии, жалкие десятки на стороне защищающихся. Многожёнство таки было правильным решение, пророк не врал, Новый Иерусалим был снова спасен.

Франц, можно представить, очень расстроился. Однако по прежнему не решался разрушать свой город до основания. Быстро победить не получилось. Должно получиться не быстро. Голод — не тётка, как известно.

Идея голодной блокады была не очень популярна среди друзей принца-епископа, соседей, которые помогли ему с деньгами, войсками и оружием, чтобы тот смог быстренько решить свои проблемы и жить дальше, как ни в чём не бывало, и остановить распространение этой анабаптистской заразы. Пока Мюнстер в руках сектоидов, пускай голодный, но их, Бернард Ротман продолжает неведомыми путями рассылать листовки с потенциально опасными идеями. Тем не менее многомесячная осада началась.

За стенами Нового Иерусалима меж тем жители варились в религиозном бульоне, который по мере того, как жидкость выкипала, становился всё гуще. В один сентябрьский день ювелир по имени Йоханн — то ли от голода, то ли от стресса, помноженного на впечатлительность — взялся бродить по улицам, рассказывая всякому встречному, что Ян Лейденский не просто пророк, как будто этого мало, он, не бог, конечно, но совершенно точно фигура библейского масштаба вроде Давида или Ноя

Незамедлительно Йоханн предстал перед старейшинами и был обязан объясниться: что значит пророк больше, чем пророк? Йоханн ответил, что ему было видение, в котором ангел показал ему Яна, спасителя, который собственноручно, подобно Давиду, поражает вражеские силы, Голиафа. (Мы это где-то уже слышали, правда?) После чего ювелир достал меч и церемониально поводил вокруг пророка и, вручив ему клинок, который, естественно, от бога, достал из сумки золотые цепь, перстни, корону, скипетр и державу, и объявил портного из Лейденом наместником бога на земле в человеческом обличье. Пророк беззвучно следовал ритуалу.

Как только Йоханн исполнил свою роль, Ян Лейденский показушно попытался отказаться от возложенных на него обязательств, сказал, что слишком молод, что недостоин, что не уверен в своих силах. Публика настояла, и молодой правитель покорно принял тяжёлую царскую ношу, попутно напомнив историю пастуха Давида, который подобно ему, Яну, взвалил на свои тощие мальчишеские плечи царство после явившегося к нему божественного пророка. Да и противостоять воле божьей опасно, навлечёшь гнев его. Стопудово.

Ну, это уже слишком, не так ли? Где-то нужно провести черту. Как-то не надо завираться настолько. Публика отреагировала неоднозначно, и пророк почувствовав волны недоверия на всякий случай устыдил толпу в неверии и обещал обезглавить любого, кто усомнится в его новоявленном статусе царя анабаптистов и всей планеты в целом.

Продолжение следует

Следующая часть »

Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8.

Мüнстерская истерия, часть 8

ranters

Начало истории ищите здесь: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7.

В июле пророк в очередной раз собрал всех на площади и сделал шокирующее заявление. Яну было видение. И стоит представить, что обращается он к анабаптистам, представителям одного из самых консервативных ответвлений христианства, живущих по жёстким законам Ветхого завета. Бог, по словам Яна, точно указал путь спасения из блокадного кольца, для успеха он приказывает изменить лишь один нюанс, одну маленькую вещь, один крохотный момент. Бог хочет, требует даже — многожёнство. Немая сцена.

Вновь эта чуднáя история показывает гуттаперчевость человеческого разума и феномена под названием религиозная вера. Когда придерживающися строгих порядков, живущих под колпаком железных, смертельно опасных и предельно ясных законов Ветхого завета глубоко верующих жителей Мюнстера заставили принять многожёнство, они сперва очень удивились, но тотчас согласились, конечно. Иначе смерть от руки Бернарда с длинной фамилией Ниппердоллинг.

Полгода назад эти люди были простыми ремесленниками, жили на соседних улицах, ходили друг к другу в гости, играли с детьми, развлекались и, переживая за будущее, конечно, молились тому же самому богу теми же самыми словами. Теперь жёны, матери и сёстры стали общими. И происходить сексуальные утехи должны в точности, как коммунальные трапезы — на центральной площади, все вместе, в одно время. Свингерство, помноженное на тысячу. Так приказал бог.

Каким-то образом харизматичному Яну Лейденскому удалось убедить старейшин в необходимости и моральной допустимости многожёнства. Запугиванием, цитатами из Библии, подкупом или очередным припадком с пеной у рта — неизвестно. Так или иначе старейшины приняли божественный приказ и разъяснили ошарашенной толпе, в каком месте это написано, и почему не стоит откладывать оргии на завтра. У мудрого Соломона было 700 жён, далеко ходить не нужно. Кстати, точно той же логикой оперировал тридцатилетний, чем-то похожий на Абдулова из «Карнавала» Давид Кореш из Техаса, имевший больше сотни жён, фанатичных последователей его секты «Ветви Давида». Развитие идёт по спирали.

Очень сложно однозначно определить полный набор причин, способных заставить благоверных людей изменить точку зрения на противоположную. Вчера за секс вне брака смерть, сегодня — это обязалово. Особенно с учётом того, насколько бесправными были женщины шестнадцатого века. Где заканчивается искренняя вера и начинается базовое желание мужского населения сношаться с наибольшим количеством партнёрш, особенно если мужики постарше, а девушки помоложе? Во времена событий в Мюнстере замуж выходили, как сейчас в сильно верующем Афганистане — начиная с 10-12 лет. Соблазн велик. Вопрос сложен.

Многие историки распознают в поведении Яна Лейденского паттерны, свойственные сексуально озабоченному аддикту. Двадцатичетырёхлетнему молодому человеку весьма хочется, и хочется всегда. В родном Лейдене, кстати, у пророка осталась жена, в Мюнстер он прибыл благоверным, религиозным и очень даже женатым человеком. Последнее не помешало, как мы помним, объявить о божественном союзе, который отсюда и до гроба, со вдовой Яна Матиса на следующий день после гибели последнего. Теперь Лейденскому захотелось ещё. И уже знакомый нам священник Бернард, идеолог анабаптизма мюнстерского разлива, очень просто рационализовал шатания в линии партии: предсказания пророков являются самой достоверной на текущий момент информацией, поступающей к нам от бога, таким образом, даже если нам смертным кажется, что она идёт в разрез с написанным в Книге, это лучшее, что у нас есть, самые свежие новости оттуда — пророк всегда прав.

Спешу заверить, что при всей моей неприязни к религиозным заблуждениям, тоталитаризм и тирания вообще, как неограниченная власть в руках одного человека — ни в коем случае не являются последствиями встроенного в нас механизма веры в высшие силы. Тирания — это конечный результат. Религия в схеме, лишь один из способов его достижения, медиум. Не самый изощрённый, не премину заметить. Другими примерами могут послужить национализм и ксенофобия. Пожалуй, нет ни одного народа, не запятнавшего свою историю геноцидом. Но это совсем другой, не менее длинный разговор.

Вернёмся в Мюнстер. Закон о многожёнстве был незамедлительно приведён в действие. Женщины, которые замужем за лютеранами, были насильно разведены и отданы праведным анабаптистам. Та же участь постигла женщин, мужья которых покинули город или скрывались — им были назначены новые мужья. Двери в Мюнстере уже давно сняли с петель (коммуна, все свои), и фанатичные градоправители могли свободно входить в семейные дома, и если кому-то из них казалось, что девочка, без привязки к установленному законом совершеннолетию, на глазок, созрела — ей находили мужа анабаптиста. С огромным трудом представляю родителя, который был бы ОК по этому поводу.

Нововведения, как можно догадаться, пришлись по нраву отнюдь не всем. Жители города разделились на две группы. В одной собрались совершенно ёбнутые по меркам морали XXI века религиозные фанатики, готовые отдавать своих дочерей, спать с чужими жёнами и соблюдать все правила, оглашённые пророком. В другой — сомневающиеся.

Продолжение следует

Следующая часть »

Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7.

Мüнстерская истерия, часть 7

Muenster_merian

Начало истории ищите здесь: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6.

Дабы противостоять осаждающей армии принца-епископа, жители коммуны были организованы в военизированные отряды — ремесленники учились пользоваться оружием, каждый получал роль по мере способностей и возможностей. Последнее, стоит заметить, очень сильно помогло в оражении атак и на месяцы продлило блокаду.

Не будем забывать, что дело происходит в брутальные по нынешним меркам средние века. Армия осаждавших Мюнстер состояла из наёмников. Солдатам кроме, грубо говоря, зарплаты обещали обычный для тогдашних конфликтов набор бонусов: ненаказуемые изнасилования и традиционное мародёрство. Бери что нравится, делай что хочешь.

Одолженные принцем-епископом у соседних землевладельцев пушки начали массивную артподготовку 22-го мая. План был за четыре дня разрушить стены и на восходе 26-го числа через бреши стремительно войти в город. Всё просто и понятно. Кто первый вошёл, тот получит больше бонусов, кто последний — будет довольствоваться остатками: старухами и столовым серебром. Конфликт в Мюнстере не был чем-то особенным, офицерский состав не говорил по-французски, не ел трюфеля и не слушал клавесин в салнах. Нельзя сказать, что дисциплина в многотысячном сборище наёмников была на высоте. Под грохот пушек солдаты, находясь на безопасном расстоянии от города, травили байки у костров и пили сивуху, какая была.

Пили вояки крепко. Оттого, перепутав закатные сумерки с ранним утром, группа вдребеги пьяных, желающих ворваться в Мюнстер первыми наёмников начала внезапную, незапланированную атаку за сутки до срока. Им очень не хотелось опоздать на распродажу. Казалось бы, ничего страшного, но к всеобщему смешению и остальные, не такие пьяные, солдаты пошли в атаку — боясь не успеть к раздаче. На закате. В сгущающихся сумерках.

Атака началась без участия командиров, без команды от принца-епископа. В этот вечер анабаптистам пригодились знания и навыки, полученные на ускоренных курсах военного дела, в которых они под страхом смерти участвовали последний месяц.

Бой закончился в кромешной темноте. Осаждающие потеряли около 300 человек. За стенами города погибло от силы 10.

Естественно, пророк тотчас объявил лёгкую победу даром господним за чистоту помыслов и силу веры, укрепив веру в себя и то, что всё идёт в соответствии с божественным планом. В суеверном мире знаков, примет и поверий это было железным, неопровержимым доказательством.

Пока принц-епискоа приходил в себя после неудачи. За стенами города шло ликование. На городской площади расставили столы и сотрапезничали, почитывая вслух важные моменты из Ветхого завета.

К сожалению, через несколько дней стало ясно, что проблема блокады никуда не делась — у осаждённых по прежнему не было возможности покинуть город, как не получалось у единоверцев извне вступить в ряды военой коммуны Яна. Дело серьёзное, ведь пророк обещал, что лишь благоверные жители Мюнстера будут спасены, и Конец света всё ближе.

Во время одного из сеансов приёма пищи к пророку обратилась пятнадцатилетняя девочка, у неё был план спасения. Разумеется идеи она, будучи глубоко зазомбированным ребёнком, почерпнула из всё той же великой книги, в которой вся правда и ничего кроме правды. Подыскался схожий эпизод, в котором еврейская девушка, находясь в осаждённом городе, обаяла и соблазнила царя-агрессора, напоила допьяна и заколола кинжалом, после чего армия разбежалась, и город был спасён! Роль кинжала в плане нашей пятнадцатилетней датской паломницы должна была исполнить отравленная нательная рубаха, которую она собиралась вручить епископу при встрече, прикинувшись лютеранской беженкой, вырвавшейся из Мюнстера. Весьма наивно.

Пророк, конечно, благословил, и девочка, нарядившись в дорогие аристократические одежды, отправилась в стан врага. Трагичнось истории заключается в том, что из города бежали не только фанатичные девушки с планом и отравленной рубахой, но и обычные люди. По стечению обстоятельств — в этой истории немало таких эпизодов — почти одновременно с датской паломницей из Мюнстера ускользнул безымянный горожанин, который, спасая себя, поведал о затее с рубахой и фальшивой аристократке. Девочку приняли, поймали, привязали к колесу и, сломав предварительно как можно большее количество костей с помощью металлического прута, обезглавили. Обычные для средних веков дела. В моей истории — показатель того, насколько сильно человек способен верить в идею. До последнего вздоха несчастная не отреклась от анабаптизма.

Несколько месяцев осада шла без особых успехов: городские наводили хаос ночными вылазками, осаждающие атаковали, но, натыкаясь на яростный отпор, отходили к исходным позициям.

Традиционно, если что-то не получается, значит мы делаем что-то не так. Как узнать, что не так? Бог его знает. А! Для общения с богом есть пророк, давайте узнаем у него — что делать дальше?

Продолжение следует

Следующая часть »

Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6.

Мüнстерская истерия, часть 6

001

Начало истории ищите здесь: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5.

Что делать? Пророк погиб. Осада продолжается. Помощь не придёт. Ждать воскрешения или второго пришествия?

В тот же вечер в окне дома городского консула, избранного правителя Бернарда Ниппердоллинга загорелся свет. Вскоре эмоциональной публике предстали три фигуры в белом: молодая вдова Яна Матиса, юный Ян Лейденский и хозяин дома, Бернард Ниппердоллинг. Ян Лейденский провозгласил, что смерть пророка была предрешена, и это есть часть большого, ведомого лишь ему плана. Смерть Матису была наказанием за попытку преуменьшить мощь господа, присвоив себе неотвратимый разгром войск принца-епископа. Если б положение вещей было иное, пророк победил бы, чего, как все видели, не случилось. Значит таков был план. Логично, чо. После этого новый Ян рассказал о сне, увиденном из незадолго до гибели пророка. В ночном видении он был на поле боя, и лицезрел пронзенного копьём Матиса, и солдат, содеявший это, повернулся к Яну Лейденскому и молвил: «Не отступайте от своего священного пути. Ян Матис получил то, что заслуживает за гордыню свою. Продложайте дело божье и воздастся вам. А также возьми в жёны его вдову». Так и сказал солдат во сне. Толпа стояла ошарашенная: то ли наглостью, то ли ложью. Ян заполнил паузу рассказом о том, как он тоже был в шоке от видения, настолько, что не мог набраться смелости обсудить сон с кем бы то ни было. Кроме Бернарда Ниппердоллинга, с которым Ян поделился сокровенным. Уважаемый, законно избранный в горсовет консул Бернард тотчас подтвердил слова молодого человека. Железная логика. Перед, прямо скажем, обеспокоенной сложившейся ситуацией толпой стоял выбор: верить или гнать в шею? Так родился новый пророк. Не такой сумасшедший, но гораздо более радикальный.

Искренность заявлений и поступков Яна Лейденского по сей день вызывает сомнения у многих историков. Буквально на следующий день после явления народу с балкона жители Мюнстера были отвлечены от приготовлений к Концу света дикими воплями. Свежеиспечённый пророк носился по улицам абсолютно голый и изо всех сил принимал божественные откровения и ретранслировал их. Я порой стараюсь поставить себя на место мюнстерского обывателя. Наверное, сложно, будучи разумным человеком, способным участвовать в нетрививальной социально-бытовой схеме повседнедневности представит, что кто-то зайдёт так далеко, прикидываясь посредником между Землёй и Небом, неужели он не боится кары господней? Мы все видели, что стало с предыдущим носителем высших знаний. Может действительно этот Ян из Лейдена настоящий святой?

Так или иначе театральные постановки и перфомансы позволили Яну установить новый порядок. Бог сказал, что горсовет стоит разогнать, и вернуться к проверенному Библией способу самоуправления, во главе которого лежит принцип дюжины старейшин — так написано в Ветхом завете. Кроме этого Бог назвал каждого из дюжины по имени. Естественно, в список попали люди, верующие не только в Бога, но и в Яна. Справедливости ради стоит заметить, что Бернард Ниппердоллинг, представитель старого горсовета, в совет старейшин не попал. Для него, как одного из самых ярых приверженцев, была создана позиция Главного палача. По его части работы был завал. Ведь с обращением к Ветхому завету, как единственно верному источнику морали, закона и государственного устройства вообще, в жизнь горожан вошли многие неприятные правила.

Одна из особенностей людей, склонных к религиозным верованиям — фактическая избирательность. Неугодное и неудобное отходит на второй план, на первый выводится то, что приятно и чаще всего выгодно с точки зрения популярности, комфорта и(или) с финансовой стороны. Простейшим примером послужит тот факт, что Библия учит: иметь рабов хорошо. Мы все знаем, что это прекрасно, только рабам не очень. Оттого нынче принято рабовладельчество считать негуманным и в общем и целом отсталым явлением с точки зрения развития морали и человечества в целом. Если вы спросите любого верующего в Христа и его родителя, почему христианин одобряет рабство, скорее всего услышите некий обтекаемый, удобный, отнюдь не связанный с прямыми указаниями священной книги ответ. «Здесь играй, здесь не играй, здесь селёдку заворачивали» получается.

Вернёмся, однако, к Яну Лейденскому, бывшей жене Яна Матиса и их другу Главному городскому палачу Бернадру Ниппердоллингу. Ветхий завет, божественное откровение всезнающего, всемогущего, вездесущего существа, стал настольным пособием судотворческой системы Мюнстера. Краткий список поступков, за которые любящий бог рекомендует использовать смертную казнь, на всякий случай:

  • Невнимательно слушал священника;
  • Был гомосексуалистом;
  • Предсказывал будущее, гадал на удачу;
  • Ударил отца;
  • Прелюбодействовал;
  • Имел половые сношения вне брака;
  • Если женщина сплетничала или не подчинялся воле родителей или мужа.
  • Следовал иным религиям или не верил вообще.
  • Если в свадебную ночь выясняется, что невеста не девственница — положено умертвить. На всякий случай.
  • Богохульство карается смертью.
  • Был слишком любознательный.
  • Грешников, их детей и пожилых родителей желательно убить. Матерей изнасиловать и тоже от греха подальше придушить.

Очень непросто остаться в живых, оказавшись в такой жёсткой схеме, где шаг в сторону — смерть. Молодой Ян с поразительной скоростью создал воистину тоталитарную коммуну. Имея возможность напрямую общаться с богом, Ян смог задавать вопросы без посредников. Если пророку нужно было избавиться от помехи, достаточно включить внутреннюю рацию, получить сообщение свыше и отдать приказ фанатичным последователям.

Двери было приказано держать открытыми всегда. Дети стучали на родителей, имущество богатых и бедных стало общим и было использовано в целях секты. Военный коммунизм версии 1534 года. Металлические инструменты, столовые принадлежности, статуи — всё это было переплавлено в пушечные ядра. Всё для фронта.

Продолжение следует

Следующая часть »

Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5.

Мüнстерская истерия, часть 4

st.anthony

Начало истории ищите здесь: часть 1, часть 2, часть 3.

Массовая истерия в те времена была явлением отнюдь не редким. Города окунались в мир сумасшедших бредней и галлюцинаций на недели. Жители носились с выпученными глазами, видели огненные шары, демонов, ангелов, чёрта лысого. Их охватывало экстатическое состояние, судороги сводили конечности. Истерический смех, грудные рыдания раздавались из каждого второго окна. Безудержное веселье с плясками сменялось внезапными приступами животного голода, нередки были случаи каннибализма. В особо тяжёлых случаях конечности чернели и буквально отваливались. Огонь Святого Антония сжигал людей изнутри.

Вышеописанные состояния отнюдь не выдумки Босха, но научно доказанный эффект грибка под названием спорынья, произрастающего на ржи. Эрготизм — достаточно хорошо изученное явление. Вредоносный грибок обнаружили в XVII веке и с тех пор старались его избегать. Кроме того в рационе появился картофель. Последний случай произошёл в Африке в 1993 году, до этого в 1951 году во Франции целый город сошёл с ума. В России вспышки зарегистрированы в 1926-27 годах.

Есть мнение, что в Мюнстере произошло уникальное совпадение: появиление пророков совпало с очередной вспышкой эрготизма. Существуют более прогрессивные (и одновременно спекулятивные) версии, указывающие на то, что пророки так или иначе знали об эффекте чёрных ржаных зёрен и умышленно спровоцировали вакханалию. В конце концов, один из пророков был булочником. Представьте на минуту финальную сцену экранизации «Парфюмера» Зюскинда — как то так, если верить историческим источникам, выглядел город в течение несколько дней.

К тому моменту город насчитывал больше полутора тысяч свежеконвертированных, повторно крещёных анабаптистов. Теперь эти люди получили пророка. И они носились по улицам, видели горящие кресты в небесах, ангелов, дьявола — что, легко представить, имело сильнейший эффект на католиков и лютеран. Многие всерьёз задумались о Конце света. Кто-то в спешке покинул Мюнстер.

Анабаптисты, невзирая на то, что их было меньшинство, довольно скоро получили контроль над торговым домом и городской площадью. Городские власти, от греха подальше, признали свободу вероисповедания. Уникальный случай в истории и в Европе на тот момент. В Мюнстере легализовали оппозиционную, радикальную ветвь христианского культа — анабаптизм стал разрешённой религией.

События развивались стремительно, принц-епископ Франц Вон Вольдек, католический наместник Мюнстера, судорожно пытался связаться с соседями и Центром, предсказывая отнюдь не Конец света, но мгновенное распространение заразы. Слух о том, что в Мюнстере можно открыто быть анабаптистом, общаться с богом напрямую и участвовать в разделении общественного имущества после грядущего Второго пришествия Христа, разлетелся по бедным районам Европы ещё быстрее. Для феодалов это было начало конца. Крестьянское восстание со столицей (Новым Иерусалимом), лидерами (Янами-акробатами) и ресурсами (богатый город ремесленников).

Довольно скоро — речь идёт о днях — анабаптисты начали давить лютеран и католиков более ожесточённо, настаивая на обязательной конвертации. Принц-епископ покинул город и, собрав армию, состоящую из горожан-единоверцев, групп помощи соседних правителей и наёмников, окружил и осадил Мюнстер, свой собственный город. Абсолютно естественное решение правителя — вытравить заразу, придушить в зародыше. За стенами теперь остались почти исключительно анабаптисты.

Граница осаждённого Мюнстера составляла тогда больше пяти километров. Контролировать каждый метр днём и ночью оказалось не такой простой задачей. Так или иначе тонким, но стабильным ручейком из-под пера Бернарда, идейного вдохновителя анабаптистов, потекли листовки и воззвания, разнося пагубные идеи по всем уголкам и без того нестабильной страны. Конец света был неотвратим. Пророк был уже здесь. Христос на подходе.

Следующая часть »

Часть 1, часть 2, часть 3.