Фантомные боли старого еврея

2015-10-07 09.12.19-3

Здесь в Окленде интересную точку зрения высказал вчера один знакомый. Мы перешли от обсуждения прошлого поста о расисте к сраному релятивизму, бессмысленному постмодерну и современным трендам когнитивистики (науки о мышлении), книгах Сэма Харриса «Побуждаясь», отсюда перекочевали к понятиям абсолютного добра, зла и бытовых «плохо» и «хорошо» на уровнях индивидуума и социума (группы индивидуумов).

В вышеозначенном контексте мой собеседник озвучил следующий тезис.

В так называемом западном мире закон довлеет над «понятиями» (моралью типа). В восточно-европейском мире — наоборот.

Отсюда вытекает характерная отличительная черта русского и братских ему народов: они предпочитают навешивать ярлыки «хорошо» и «плохо» вместо того, чтобы говорить «это не в моих интересах», «это не моё».

Классический пример — отношение к теме однополых отношений между людьми. Западный взгляд: «whatever», это не моё дело, мне не мешает. Восточно-европейский: это аморально, это развращает, это плохо и это надо запретить. В первом случае не получается найти «понятия», позволившие поменять закон. Во втором закон меняется на основании понятий. Смешивают зелёное с горячим.

На каком-то этапе каждому из взрослых нас стоит, как мне кажется, осознать, что нет никаких «плохо» и «хорошо». Есть лишь эгоистичные «меня не касается/касается».

Ибо в современном разнообразном обществе так много разных точек зрения и культур, что очень уж эти примитивные базовые категории размыты. «Плохо» и «хорошо» — фантомные боли старого мира, в котором кондовые философские системы, чаще всего основанные на религиозных поверьях дремучих предков, обособлены и замкнуты на себя.

Если перестать навешивать ярлыки, а подойти к вопросу с более утилитарной и эгоцентристской точек зрения, сразу становится легче: меньше нервов тратится, меньше гнева и говнокомментариев в интернетах.

Флэт уайт наносит ответный удар

2015-05-23 11.52.00-1

Здесь в Окленде я заметил новых читателей. Появились они не как обычно — не после теракта, обвалом рубля или начала войны между Россией и каким-нибудь соседним государством. Новые читатели — кофеманы.

Starbucks​ добавили в меню flat white, теперь второе место после темы иммиграции занимают кофейные запросы:

И так далее. Не Широм единым жив уютненький.

Напомню, что очень подробно я писал об этом исконно новозеландском напитке в одном из прошлых постов. Как можно представить, после этого насыщенного чужими поисковыми фразами поста, тема станет ещё актуальнее.

P.S.: Второй неожиданно трендовый пост — это рассказ о том, как мы попали в аварию в Новой Зеландии, его кто-то отрыл на свалочном Pikabu

Плоский белый кофейный напиток из Новой Зеландии

coffeecup

Здесь в Окленде, когда я написал в Facebook, что стандартный мой заказ кофе состоит почти из одних прилагательных: «large trim flat white, double shot and extra hot, please» – поступило много вопросов по существу заказа.

Что значит «trim»? Поскольку последние анализы показали высокое соотношение неправильного холестерина в крови, доктор рекомендовал меньше есть всякого жирного, и пришлось переключиться на обезжиренное молоко, на самую противную его версию: ‘trimmmed’, ‘trim’, ‘skimmed’, ‘skim’. Всё это одно и то же по сути: молоко, в котором меньше жира, чем в обычном и чуть больше сахара. Последний факт вызывает у многих (и у меня в том числе) резонные сомнения по поводу эффективности и полезности подобной «экономии».

Что значит «flat white»? В Америке, где по опыту моей калифронийской поездки, общая культура кофе находится на нижайшем уровне, и места, где умеют готовить не пойло, а напиток, приходится отдельно искать, никто понятия не имеет о «flat white». Все привыкли пить фильтрованную жижку, в лучшем случае капучино.

Рассел Кроу и «flat white» очень разные выдающиеся явления, но похожи они в одном — Новая Зеландия и Австралия по сей день спорят, чей актёр Рассел, и в каком кафе придумали кофейный напиток. Правда скорее всего где-то посередине.

В бесвкусных восьмидесятых, одновременно в Новой Зеландии и Австралии появилась разновидность капучино, похожая на латте. Same, same, but different. Ключевых различий несколько:

  • Латте подаётся в большой суповой чаше (классическая версия) или стеклянном бокале с ручкой (глянцевые понты). Знакомый итальянец рассказывал, что латте — это утренний напиток, мол, смотришь на восход солнца, прохладно, греешь лицо над чашкой, просыпаешься. «Flat white» — в толстостенной кружке, 150-160 мл, как капучино или чуть меньше.
  • В классическом латте, в связи с большой плоскостью поверхности, мало пены, и пена в основном кофейно-коричневая, может быть немного мелкозернистой белой пены сверху (microfoam). Умельцы рисуют цветочки, что радует. «Flat white» — белой микропены приблизительно столько же, сколько коричневой. Отчего напиток воспринимается, как менее горький.
  • В капучино сверху воздушная пена и обычно отсутствует рисунок. «Flat white» — отлично получаются бело-коричневые разводы. Воздушной, крупной, похожей на мыльную, пены в напитке не должно быть. Как и пузырей. Аккуратная микропена — основное отличие от капучино и кроме того — показатель качества. Пузыри — это серьёзно. Я встречал в Foursquare негативные отзывы, мол, пузыри в flat white, дерьмовое место, не ходите туда.
  • Классические капучино и латте обычно содержат стандартный ‘shot’ кофейного экстракта. Стопка крепкого кофе — столько выходит из эспрессо-машины под действием водяного пара за один раз. Коммерческие агрегаты позволяют выжать двойную дозу из бóльшего количества кофе и делят её на две чашки — вы наверняка замечали специальные язычки, «кофеотводы». Так вот «flat white» чаще всего содержит двойную дозу, то есть два ‘shots’. Более того, в ‘large’ нередко добавляют третий, чтобы не казался слабеньким. Уровень крепости в том или ином заведении формируется в зависимости от потребностей публики: где-то собираются люди постарше и постоянно просят сделать слабую версию «flat white» (‘single-shot’, ‘half-shot’, ‘half-strength’, ‘weak’), и владелец понижает планку; где-то тусит молодёжь, и там как минимум две дозы в каждой чашке. В незнакомом месте приходится уточнять. Слышал, что новозеландская версия крепче, чем австралийская.
  • С точки зрения температуры ожидается, что «flat white» будет той же температуры, что и капучино, не супер-горячий, как классический латте. Именно по этой причине я прошу «extra hot».

Плохие рисунки, пузыри, неправильное соотношение пены и микропены, недостаточная (или излишняя) крепость, пережжёные зёрна, передержанный экстракт, перегретое молоко (варёное), неудобные чашки, отсутствие коричневого сахара — всё это проблемы первого мира, с которыми нам приходится сталкивать каждый день. Это очень печально и порой наводит на мысли о самоубийстве, конечно.

А какой фразой вы заказываете кофе? Что-нибудь особенное?

Жизнь или кошелёк? Кофеин или спирт?

Вчера вернувшаяся из Москвы знакомая девушка Оля, которую вы могли видеть среди участниц конкурса Мисс Окленд 2010, рассказала за рюмкой молдавского коньяка «Белый аист», что чашка кофе в столице нашей бедовой Родины стоит в среднем 200 рублей (179235). С учётом чаевых, которые, если я правильно помню, принято оставлять в количестве не менее 10%, общая стоимость окажется около 220 рублей, что составит примерно 10 новозеландских долларов.

Здесь, в Окленде, большая кружка кофе стоит от 2,50 до 4,80 местных долларов — в два с лишним раза меньше, чем в Москве.
(Цены на другие повседневные вещи можно посмотреть здесь или в одном из моих постов: первый, второй.)

Анализировать почти ничего не нужно. Москва большой город, дорогое жильё, бла-бла-бла — это всё понятно. Подобные цены я видел и в крупном Новосибирске и в небольшом, но удалённом от Европы Благовещенске: далеко возить невысокий спрос и бла-бла-бла — это тоже всё понятно. Неясно следующее: как получается, что цена чашки кофе в русской кофейне равна стоимости полноценной бутылки водки? Те же 200 рублей. Удивительное рядом.

Для сравнения, бутылка любого крепкого алкоголя (водки, текилы, виски) стоит в Новой Зеландии 35-45 долларов, что в десять раз (!) дороже капуччино или латте. Такие вот пропорции, ребята.

Точнее сказать диспропорции.

Дмитрий Медведев: «В России на каждого человека, включая младенцев, сегодня приходится около 18 литров чистого алкоголя, потребляемого в год… Это более чем в два раза превышает уровень, который ВОЗ определила как уровень, опасный для жизни и здоровья человека». — Большой Город, №18 (239)

Спасибо, Капитан Очевидность. Помнится, ещё в октябре 2009 года президент начал антиалкогольную кампанию. Как успехи? Судя по всему, не очень (ссылка по теме).

Поскольку среди почти 10 000 постоянных читателей этого блога есть люди самые разные: территориально и статусно. Давайте попробуем вспомнить, сколько стоят чашка кофе и бутылка водки в вашем городе? Я говорю об обычных местах, не нужно нам элитных кофеен и премиального бухла.

Пишите в комментариях в формате: «Окленд, Новая Зеландия Кофе: 4,5NZD (100 рублей) Водка: 40NZD (1000 рублей)». Давайте переводить всё в рубли, иначе ненаглядно получится. Спасибо.