Мифы о Новой Зеландии


Башня спасателей на Безелс Бич, Новая Зеландия. Фото кликабельно.

Здесь в Окленде я уже несколько раз порывался развеять мифы и сказки, которыми кормят людей агентства и приключенческие романы вроде «Детей капитана Гранта». Поправьте меня в комментариях, если что-то забыл, буду дополнять пост. Вдобавок помечаю его тэгом «Памятка«, чтобы иметь возможность ссылаться на него при удобном случае.

Город Новой Зеландии — это, как город в России

Не совсем так. В Новой Зеландии есть всего лишь несколько настоящих городов, с развитой инфраструктурой и небоскрёбами. Если серьёзно, то всего три: на Северном острове Окленд (1,3 млн. жителей), Веллингтон (386 тыс. жителей) и Крайстчёрч (386 тыс. жителей) на Южном. Остальные «города» — меньше 170 тысяч, да и те можно по пальцам пересчитать. После сильно урбанизированных миллионеров вроде Новосибирска, с многоэтажными коробками, пробками и прочим говном, местные «города» выглядят очень по-простому и более человечно. Как известно, чем больше город, тем быстрее в нём ритм жизни. Из списка выше только Окленд, пожалуй, может похвастаться лёгким налётом столичности и задать активному человеку бодрый темп. Который, конечно, ни в какое сравнение не пойдёт с московской шизогонкой. Многие москвичи, разочарованные в меньшем количестве «риальных» клубов возвращаются в Россию. Это ОК.

В Новой Зеландии тепло и тропики

Неправда. Как мы поняли, если не хочется жить в деревне, то выбор невелик: Окленд, Веллингтон или Крайстчёрч. Расскажу вкратце о погоде в каждом из них.

Читать далее Мифы о Новой Зеландии

Информационная голодовка

Не­ра­бо­та­ю­щий подъ­ём­ник на скло­не го­ры Ру­а­пе­ху, Но­вая Зе­лан­дия. Фо­то кли­ка­бель­но.

Здесь в Оклен­де, что­бы не те­рять связь с Ро­ди­ной, я каж­дый день от­кры­ваю Лен­ту, Га­зе­ту и дру­гие рос­сий­ские но­вост­ные ре­сур­сы, узнать — что но­во­го; за­гля­ды­ваю на LJ.ru и Ян­декс.Бло­ги — узнать, что вол­ну­ет бло­го­сфе­ру. Са­мо по се­бе же­ла­ние оста­вать­ся в кур­се со­бы­тий от­ни­ма­ет не очень мно­го вре­ме­ни, чи­таю я быст­ро. Го­раз­до доль­ше за­ни­ма­ет усво­е­ние ин­фор­ма­ции.

Нет, я не бу­ду го­во­рить, что в Рос­сии ка­кой-то бес­про­свет­ный пиз­дец, это не мне ре­шать, да и не очень сие важ­но. Со сво­и­ми де­ла­ми каж­дый раз­бе­рёт­ся сам. Де­ло в чуж­дых мне аб­сурд­нос­ти и ир­ра­ци­о­наль­нос­ти, ко­то­рые как чу­ма кру­жат над го­ря­щи­ми ле­са­ми, стро­я­щи­ми­ся га­зо­про­во­да­ми и чи­нов­ничь­и­ми да­ча­ми.

Очень слож­но, на­хо­дясь в ком­форт­ной сре­де од­ной из луч­ших стран ми­ра, уло­жить в рам­ки здра­во­го смыс­ла каж­дод­нев­ные со­бы­тия рос­сий­ской дейст­ви­тель­нос­ти. Я пов­то­рюсь, не в оцен­ке, "пло­хо" или "хо­ро­шо", де­ло, но в то­таль­ной "не­скла­ду­хе". Сю­жет­ная ли­ния со­вре­мен­ной вер­сии "По­вес­ти вре­мен­ных лет" за­став­ля­ет че­рез каж­дое сло­во оста­нав­ли­вать­ся и вслух про­из­но­сить: "Да как, блядь, так то?!"

Сер­до­боль­ные ба­буш­ки при­карм­ли­ва­ют без­дом­ных со­бак, со­ба­ки уро­ду­ют де­тей. Жё­ны чи­нов­ни­ков от­кры­то по­ка­зы­ва­ют мил­ли­ар­ды, за ко­то­рые ни­кто и не ду­ма­ет от­чи­ты­вать­ся. Мужья хвас­та­ют­ся пу­с­ты­ми кар­ма­на­ми и еди­ног­лас­но по­вы­ша­ют се­бе окла­ды. Им похуй. Пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки освя­ща­ют бое­го­лов­ки и ез­дят на Cadillac Escalade — ду­хов­ные лю­ди, в ас­ке­зе ищу­щие ис­тин­ную ве­ру. Ле­са го­рят, МЧС по­ку­па­ют ка­кую-то хуй­ню за мил­ли­о­ны руб­лей на­ло­гоп­ла­тель­щи­ков, ФСБ дер­жит лю­дей в СИ­ЗО до бук­валь­но­го по­си­не­ния; в во­ен­ные час­ти за­ка­зы­ва­ют пол­ный спек­тр ли­ней­ки им­порт­ной про­дук­ции ком­па­нии Apple, а по пу­ти сле­до­ва­ния в часть сол­да­та-сроч­ни­ка уби­ва­ют за ор­га­ны. Вра­ги кру­гом.

Мед­ве­дев, бу­ду­чи уни­каль­ным су­щест­вом с от­сут­ст­ву­ю­щим ге­ном тще­сла­вия, встре­ча­ет­ся с на­сто­я­щи­ми людь­ми вро­де Джоб­са и хо­дит с ни­ми ря­дом, как бы на рав­ных. Пу­тин транс­фор­ми­ро­вал­ся в су­пер-Пу­ти­на, от ко­то­ро­го пу­ли от­ска­ки­ва­ют. Сла­бых мест у премь­е­ра нет. Он иг­ра­ет в ка­кую-то свою ве­сёлую иг­ру, зво­нит пре­зи­ден­ту из го­ря­щих ле­сов, до­кла­ды­ва­ет с серь­ёз­ным ли­цом об­ста­нов­ку на мес­тах. Пре­зи­дент обес­по­ко­ен: "Вла­дим­рч", — го­во­рит, — "Да­вай, до свя­зи, я, если бу­дут спра­ши­вать, в от­пус­ке".

В суб­тро­пи­ках прой­дёт зим­няя олим­пи­а­да, а вмес­то де­мон­ст­ра­ции, где как бы мож­но вы­ра­зить своё не­до­вольст­во те­ку­щим по­ло­же­ни­ем в стра­не — ак­ция по сда­че кро­ви или ав­то­гон­ки. Ка­кой-ни­будь пра­пор­щик на­да­ёт "хорь­кам" ре­зи­но­вой ду­бин­кой по го­ло­вам. Ему похуй, ведь в Да­гес­та­не про­изо­шла дра­ка с учас­ти­ем че­ты­рёх со­тен че­ло­век и при­ме­не­ни­ем ог­нест­рель­но­го ору­жия, а в Скол­ко­во, от­ре­шён­ные от ми­ра се­го вла­ды­ки, стро­ят го­род-сад для сво­е­го потом­ст­ва и пра­во­слав­ных про­грам­мис­тов. Ми­ли­цию бо­ят­ся, пре­зи­ра­ют и не­на­ви­дят все, кро­ме бан­ди­тов. Ми­ли­ция груст­но ху­я­рит вод­ку, схо­дит с ума и стре­ля­ет по слу­чай­ным про­хо­жим.

Ме­ду­за Гор­го­на обо­жра­лась ржа­но­го хле­ба и за­бо­ле­ла эр­го­тиз­мом: зме­и­ные го­ло­вы глю­чат, по­еда­ют друг дру­га, гни­ют, от­ми­ра­ют, отва­ли­ва­ют­ся. На мес­те од­ной ста­рой вы­рас­та­ют но­вые две. Всем похуй. Ме­ня дав­но ин­те­ре­су­ет во­прос, те мо­ло­дые лю­ди, ко­то­рых ро­ди­те­ли за­сы­ла­ют учить­ся на чи­нов­ни­ков и управ­лен­цев, они вот с са­мо­го пу­бер­тат­но­го дет­ст­ва го­то­вы во­ро­вать и брать взят­ки? Са­мо со­бой ра­зу­ме­ет­ся, сис­те­ма вы­дав­ли­ва­ет не­со­глас­ных, гов­но по­вы­шен­ной плот­нос­ти. Уве­рен­ность во­ру­ю­щей час­ти рос­сий­ских граж­дан в собст­вен­ной без­на­ка­зан­нос­ти — вот, что страш­но. Су­дам ни­кто не ве­рит, су­ды бло­ки­ру­ют YouTube.

Стра­ну за­тя­ги­ва­ет ксе­но­фо­би­ей, как озе­ро ряс­кой. Ка­ды­ров при этом ста­вит за­ко­ны ша­ри­а­та вы­ше го­су­дар­ст­вен­ных. Ка­кие-то но­са­тые лю­ди тан­цу­ют лез­гин­ку на Крас­ной пло­ща­ди, где ле­жит труп Ве­ли­ко­го Вож­дя, ка­та­ют­ся по ули­цам Сто­ли­цы На­шей Ро­ди­ны и па­лят в воз­дух. Моск­ви­чи их не­на­ви­дят. Моск­ви­чей не­на­ви­дят все осталь­ные. При этом "все" стре­мят­ся в Моск­ву, где хо­тят мно­го ра­бо­тать, ку­пить ма­ши­ну и сто­ять в душ­ных проб­ках, ле­тать в пот­ный Еги­пет и жить за же­лез­ны­ми две­ря­ми.

Все до еди­но­го, кто го­во­рит о ком­форт­ной жиз­ни в Рос­сии, по­стро­и­ли свой ком­форт на изо­ля­ции, за­крыв­шись стек­лян­ны­ми ку­по­ла­ми. Пис­то­ле­том "Оса" от быд­ла, ав­то­мо­би­лем от гоп­ни­ков, взят­кой от ми­ли­ции, справ­кой от ар­мии, зна­ком­ст­вом от по­жар­ной охра­ны, день­га­ми от бан­ди­тов и чи­нуш. "Стек­лян­ны­ми", по­то­му что лю­бо­му яс­но на­сколь­ко хруп­ка та­кая за­щи­та. Под­ре­зал ко­го-то на до­ро­ге без раз­мет­ки — по еба­лу на! Не крал, не пил, при­шёл на ми­тинг — в тюрь­му, хо­рёк. За­бо­лел, по­го­рел — под­бра­сы­вай мо­нет­ку, авось, по­ве­зёт — день­ги тут не ре­ша­ют. Всем похуй.

Им всем похуй, а мы бе­сим­ся, ком­мен­та­рии пи­шем. Не знаю, за­ме­ча­ли ли вы, но мы те­перь злим­ся по лю­бо­му по­во­ду. Де­вять стра­ниц гов­но­ком­мен­та­ри­ев под фо­то­гра­фи­ей Мисс Рос­сия — пле­чи му­жи­ко­ва­ты, ру­ки во­ло­са­ты, рот ра­бо­чий, в го­ло­ве ве­тер. Дев­ка кра­си­ва, дев­ке сем­над­цать лет, вся жизнь впе­ре­ди — на­до ра­до­вать­ся. Ан нет, озло­би­лись, ки­да­ем­ся.

Вот это вот всё про­ис­хо­дит пря­мо сей­час, и в но­вос­тях каж­дый день по цик­лу: сверх-Пу­тин, на­ру­ше­ния, раз­об­ла­че­ния, уход от от­вет­ст­вен­нос­ти, во­ровст­во, мы — рус­ские!, чур­ки… "Опять взо­шло солн­це" — это не но­вос­ти. Хва­тит. О важ­ном рас­ска­жут зна­ко­мые и BBC, аль­тер­на­тив­ную вер­сию по­ка­жет CNN. С се­год­няш­не­го дня объ­яв­ляю бес­сроч­ную но­вост­ную го­ло­дов­ку.

Туман, полицейские и мудаки


Можно, простите, купить эту фотографию размером побольше: на рабочий стол или для печати.

Здесь в Окленде сегодня утром был такой туман, что без очков можно было смотреть на солнце, и табло над скоростным шоссе говорило: «Осторожно, туман». Только надпись ту можно было заметить метров с пятидесяти. Чтобы не пропустить поворот, сонные новозеландцы тормозили ещё больше и плелись полста километров. Оценить, каково это, можно по моим прошлогодним фотографиям.

К слову, о степени расслабленности местных водителей можно судить по такому примеру. Посмотрите на эту картинку. Как бы вы поступили, стоя в правой полосе? Ответ напрашивается однозначный, не правда ли? И канадские товарищи, как это выяснилось в разговоре с тоже считают, что самому умному мудачку никто не даст вклиниться в ряд. Новозеландская действительность опровергает эту точку зрения. Здесь народу в целом очень пофигу, настолько, что чаще всего, если вы сделаете жалостливое, очень грустное лицо, то вам позволят встроиться. А вот наглый китаец на дорогой спортивной машине, конечно, поедет прямо.

На дорогах Новой Зеландии спокойно. Молодых рейсеров гоняют, догоняют и сильно штрафуют. Кроме обычного «unsafe driving» («небезопасное вождение»), существуют, например, штрафы за, так сказать, браваду и кураж — «ненужное ускорение». Чтобы со светофоров не рвали. Когда переехавший из Крайстчёрча Фил пожаловался на грубость оклендских водителей, я его пристыдил, рассказав пару эпизодов из русско-азиатской действительности.

В черте города ограничение по скорости 50 километров в час. На некоторых, особенно любимых пешеходами улицах или близ детских садов и того меньше 40 километров в час. Нередко висят фотокамеры и всех фиксируют. В центре на одном из перекрёстков, в месте, где автобусам можно, а всем остальным нельзя, висит спидкамера со вспышкой и постоянно «чикает» нарушителей.

Полицейских с их быстрыми пятилитровыми, «турбованными» авто и блестящими мотоциклами BMW уважают и опасаются. Тем более, что нередко они работают под прикрытием, сидя в обычных авто, как бы припаркованных у дороги. Нам с однажды в чистом поле на Южном впаяли штраф 80 долларов за превышение на три километра в час (113 км/ч вместо 100±10км/ч). За превышение лимита на 16 километров в час вы заплатите 120 долларов, за 50 км/ч — 630. Подробнее здесь (англ).

Кого не любят, так это муниципальных работников, раздающих штрафы за парковки и их «друзей» — водителей эвакуаторов. Последние обычно выглядят брутально, видно, что приходится день ото дня принимать лучи ненависти от сограждан. Невзирая на то, что заплатить за парковку можно по смс, кредитной картой или монетками, всегда что-нибудь идёт не так, и опаздываешь на десять минут, а там штраф на десяток, другой долларов. Среди водителей принято, если уезжаешь раньше проплаченного времени, отдать «квиточек» только что припарковавшемуся товарищу. Всем очень приятно.

Водительские проблемы интернациональны. И основная беда местных автолюбителей, угадайте какая? Правильно — пробки. Утром все едут в центр, вечером домой, днём, часа в три, мамаши забирают детей из детских садов. Широко- и многополосные шоссе, что называется, стоят. С пробками борятся всеми возможными способами. По некоторым полосам можно ездить только автобусам, по некоторым только, если в легковом автомобиле больше одного пассажира, кое-где ставят «импульсные» светофоры и запускают на шоссе по паре авто за раз, и так далее. Постоянно идут какие-то работы по добавлению полос движения. Скоро возле моего дома, судя по листовке, будут с помощью вертолётов бурить скважины, исследуя возможность рытья тоннеля.

В целом в Новой Зеландии водить достаточно просто и комфортно, поскольку на дорогах правила соблюдают, а полицейские взяток не берут. Может быть пора сходить, сдать на права уже наконец. Удачи на дорогах!

P.S.: Мы решили начать рассказывать нашим англоязычным посетителям на RealUSSR о советских городах. Это будут посты вроде «Москва 60-ых) или «Новосибирск: было-стало«. Поройтесь в архивах и, если есть, пришлите мне папины (мамины, тётины, дядины…) фотографии любимого города c подписями, что есть что. Опубликуем с указанием автора. Спасибо.

Высшая мера образования

Киви-бой с бонгом из Веллингтона

Здесь в Веллингтоне культурная и фактическая новозеландская столица. В Веллингтоне всё рядом, вкусный кофе и особенный дух, как говорят его жители. Я бы ещё добавил, что там ужасная погода и сумасшедшие дорожные указатели. В центре, стоит заметить, уютно и весьма богемно. Во время своего последнего визита в столицу я заметил, что на улицах подозрительно много людей, которые ничем вроде не заняты. Студенты, наверное.

После интервью с мне на почту стали поступать различные вопросы, а как то, а что с этим? В частности, много спрашивали про образование: его уровень, доступность и прочие нюансы.

Не секрет, что в Новой Зеландии иностранные студенты — одна из основных статей пополнения госбюджета. Учиться здесь дешевле, чем в Европе и Австралии, уровень ВУЗов достаточно высокий, и условия жизни, сами понимаете, комфортные. «Дешевле» — это 20000 новозеландских долларов в год. Это четыре предмета в семестр. На этом месте, мне кажется, стоит немного рассказать о различиях в системах образования. Их немало.

Наличие учёной степени определяется достаточной суммой баллов по результатам письменных экзаменов (устных не бывает, как говорят, вообще). Само собой, существует набор предметов, обязательных к изучению. Нельзя стать бакалавром математики, пройдя несколько курсов фотографии и дизайна тканей. Как правило, здесь не пишут дипломную работу, как таковую. В некоторых университетах, тем не менее, студентов просят написать отчёт о полугодовой практике.

Четыре предмета, скажете вы, какая халява, мы по десять, а то и больше, зачётов и экзаменов сдавали в сессию. Поинтересуйтесь у , как он провёл прошлогоднее лето. Диме пришлось написать несколько десятков страниц связного английского текста на различные темы за две недели. Это тяжело. Здесь не проще учиться, здесь иначе. Основной упор делается на то, что студент будет сидеть, изучать соответствующую литературу и стараться написать на отлично — дома. Образование добровольно, никто заставлять, а тем более «вытягивать» не будет. Сам концепт этого разрушен отсутствием устных экзаменов. Более того, совершенно не обязательно, что вашу работу будет проверять человек, который преподавал предмет. За проваленный экзамен придётся проходить предмет заново.

Получением диплома специалиста можно заниматься, работая полный день. Вовсе не обязательно набирать по четыре-пять предметов в год, можно взять один, посещать вечерние занятия, написать в конце семестра итоговую работу и получить за неё баллы. Никого, в сущности, не интересует, собираетесь вы «отстреляться» через год, два или через десять лет. Оттого, возраст студентов варьируется от подростков до многодетных матерей, а то и их родителей.

Местному населению образование стоит в четыре-пять раз меньше. Многим, маори, например, бесплатно. По сути любому доступен государственный студенческий займ, небольшие, но достаточные пособия на жильё и питание.

Зарплата человека с высшим образованием в два раза выше, чем у бездипломного выпускника школы. И в полтора раза выше, чем у человека, получившего сертификат — ПТУ по-русски.

Классно, не правда ли? Как вы думаете, каков процент работоспособных жителей Новой Зеландии имеют высшее образование, сравнимое по продолжительности и количеству пройденных курсов с обычной российской магистратурой?

Читать далее Высшая мера образования

Иммиграция в Новую Зеландию, памятка

Парусник в парке Тафарануи
Больше подобных картинок можно посмотреть и скачать тут.

Здесь в Окленде тоже начинается кризис. Неторопливо, как это принято в Новой Зеландии. Всё чаще в аську и почту приходят люди, делятся планами на жизнь. Чаще всего это что-нибудь в духе «думаю продать машину (квартиру) и приехать к вам, в Новую Зеландию, жить». Не вопрос, продав квартиру в Москве можно купить дом здесь и жить некоторое время… Пока деньги не кончатся. Звучит неплохо, но как ответить на вопрос, мол, на каком основании вы собираетесь находиться всё это время в Новой Зеландии, люди не знают. Но, отвечают, у них есть компания («знакомая в паспортном столе», «человек в Москве»), которая может посодействовать в получении визы за сумму, здесь данные разнятся, от 70 до 350 тысяч рублей. Это, простите, наебалово. Поясню почему.

Я знаю, что уже много писал про иммиграционные дела, но в очередной раз, в виде памятки — как это на самом деле работает.

Продолжение поста, много текста