Как привезти машину из Японии в Новую Зеландию

IMG_1277

Здесь в Окленде мне написал знакомый и поинтересовался, что за форум такой «Русский Новозеландец», и почему там без объяснения удалили его пост. Признаться, я понятия не имею, в чём особенность конкретно этого говнофорума, однако, не устану повторять, что любые подобные ресурсы (и мой бложок в их числе) — это информационный мусор. Вся достоверная информация об иммиграции и о стране есть на англоязычных официальных источниках вроде immigration.govt.nz и, например, stats.govt.nz, где нынче Бюро статистики.

Как бы там ни было, чтобы удалённый на форуме пост — на мой взгляд полезный — не пропадал по причине модераторского самодурства, опубликую его у себя. Надеюсь, кому будет полезно. Мне самому пора автомобиль обновить. А то скоро лаптоп будет стоить дороже, чем машина.

Читать далее Как привезти машину из Японии в Новую Зеландию

Правильные ответы на часто задаваемые вопросы эмигрантам

2014-11-28 10.51.04-1

Здесь в Окленде сгущается тьма. Если серьёзно, то здесь просто наступает ночь. Однако, диванные бойцы рунета не дремлют. Думаю, всякий эмигрант с маломальским опытом дискуссий в интернете натыкался на учащих жизни псевдопатриотов. Я говорю о вещах вроде «уехал-молчи» или «вам издалека-то ничерта не видно», или «крысы бегут с корабля», или «вы русофоб и ненавидите Великую Россию», что-нибудь про Обаму наверняка слышали, с недавних пор популярны тема Косово и немного ругательно звучащая фамилия Псаки. Сегодня я — исключительно по многочисленным просьбам читателей — расскажу, как на такие выходки реагировать, если реагировать.

Во-первых, троллей, конечно, лучше всего не кормить. Но стоит ли говорить, что сложные диалоги выстраиваются отнюдь не с залётными ботами и непонятного происхождения аккаунтами, а прежде всего с относительно близкими людьми: родственниками, друзьями и знакомыми — которых как бы неприлично вот так просто забанить, вдруг человек оступился, и не имел в виду ничего такого, может был неверно понят, может попал под влияние обстоятельств и прочее. Чаще всего в таких ситуациях есть способы либо выявить невменяемость собеседника (неспособность к рациональному мышлению), либо посеять зерно сомнения в его уме, либо, что крайне маловероятно — переубедить. Отмечу сразу, цели переубедить, конечно, нет — все люди взрослые и сами должны со своими тараканами и гусями уметь справляться. Моя в какой-то мере эгоистическая задача — свести к минимуму количество чужих мозговых завихрений вокруг себя.

Вступление затянулось, поясню на примере с сохранённой орфографией автора, пожелавшего остаться неизвестным. Или известным, не знаю, никогда его больше в интернете не видел, и не увижу, благодаря чудесной системе блокирования, встроенной в Facebook.

Читать далее Правильные ответы на часто задаваемые вопросы эмигрантам

Сколько зарабатывают семьи в Новой Зеландии. Результаты переписи населения 2013

Interactive__There_are_1_5_million_households_in_New_Zealand__Here_s_what_they_earn_-_Business_-_NZ_Herald_News

Здесь в Окленде все, кому не лень, продолжают интерпретировать и визуализировать общедоступные результаты всеобщей переписи населения, проведённой в 2013 году.

Я как-то показывал наглядные карты внутренней миграции населения Новой Зеландии: кто где живёт и куда переезжает. Сегодня с помощью того же аналитика Криса МакДауэлла (Chris McDowall) ознакомимся с доходами населения, а конкретно семейными доходами в зависимости от региона.

Как вы помните из этой инфографики — средний доход на семью в Окленде составляет около $81 тысячи в год — это сумма доходов всех жителей одного дома, домашнего хозяйства (household), одной семейной единицы, если рассуждать в терминах статистики. Зарплаты по отраслям были в 2011 году приблизительно такие и не сильно с тех пор изменились.

Больше полутора миллионов домашних хозяйств отмечены на карте. Цвет точки отображает их комбинированный годовой доход. Позиции точек случайны внутри региона, но соответствуют количеству участников переписи.

Читать далее Сколько зарабатывают семьи в Новой Зеландии. Результаты переписи населения 2013

Проблемы первого мира в Новой Зеландии

10014335_549696855148733_8740855496152100977_o

Здесь в Окленде, огромном городе, который по площади больше, чем Москва (до присоединения Новой Москвы), много районов. Каждый со своей спецификой.

Я уже упоминал о них в фактах об Окленде:

Восточный Окленд (East Auckland) — пенсионеры и богачи. Часть земель в этой части города принадлежит маори, и несколько районов из группы заселены «бенефитчиками».
Западный Окленд (West Auckland) — люди рабочих профессий, смешаный состав. Близко Западные пляжи, любители сёрфинга, зелени и прогулок по горам живут здесь.

Разумеется, это упрощённая картинка, карикатура, можно сказать. Сегодня потрачу пару минут и поделюсь ссылками на популярные Facebook-группы, участники которых не прочь поглумиться над стереотипами.

Читать далее Проблемы первого мира в Новой Зеландии

Пример резюме для устройства на работу за границей и особенно в Новой Зеландии

2014-11-02 10.50.42-1

Здесь в Окленде мне часто задают вопросы о том, как искать работу, как правильно составлять резюме. Не берусь давать советы, лишь поделюсь двумя вещам: своим резюме, которое по заверениям агентов и работодателей, что называется, работает и ссылкой на полезный сайт с кучей релевантной информации по теме.

Читать далее Пример резюме для устройства на работу за границей и особенно в Новой Зеландии

Лихие девяностые, промытые нулевые

2014-11-06 08.25.02-1

Здесь в Окленде я давно уже планировал упомянуть одну кухонную тему.

В последнее время в силу разных причин мало общаюсь с новоприбывшими иммигрантами. Сперва пропал интерес к бытовой составляющей переезда, а после рождения ребёнка просто стало некогда. Ребята посвободнее и понеженатее, которые не утеряли связи с общественностью, однако, расказывают интересные штуки. И я, возможно, к сожалению, склонен с ними соглашаться.

Наблюдение следующее. В Новой Зеландии у меня много знакомых самых разных возрастных категорий. В основном это люди 30±5 лет, рождённые между 1979 и 1985 годами, выросшие в девяностых, пережившие в сознательном или околосознательном возрасте распад империи СССР, бедный 1998 год, чеченские войны, взрывы домов, Беслан и прочие трагические и не очень события новейшей истории. Важно не то, сколько в это время произошло условно «плохого», ведь детство и юность времена весьма счастливые по определению, трудности, если они есть, порой не с чем сравнивать. Важно — сколько всего изменилось между 1990 и 2000.

С точки зрения ребёнка — в жизни постоянно появлялось что-то новое, менялся вектор развития. Пример простой: невзирая на то, что родители были беспартийные и в целом далеки от коммунистической пропаганды, я, будучи впечатлительны ребёнком, который посещал общеобразовательную советскую школу, любил дедушку Ленина, читал рассказы о великом вожде, уважал тимуровцев и подвиги советских подростков в гражданскую войну, с гордостью цеплял на грудь октябрятскую звезду и ждал, когда меня уже примут наконец в пионеры. А потом бац — и нет СССР, и что с Лениным непонятно! Взрослые «замяли тему».

Стремительные изменения девяностых коснулись, разумеется, не только идеологических моментов. После распада проигравшей гонку вооружений законсервированной империи в открытые двери повалили всевозможные явления извне.

В кинотеатрах появились не только индийские или мексиканские фильмы, появился местный зейский телеканал, по вечерам там вещали фильмы для взрослых. Видеомагнитофоны с кассетами «Том и Джерри» оказались в каждом доме, а не только у дочери директора артели. Как сами понимаете, артели, кооперативы, возможность вести какой-то бизнес, пользоваться возможностями свободного рынка (не без криминала, разумеется). В школе ввели экспериментальные программы эстетического воспитания, появились предметы «Танец», «Театр». У нашего небольшого городка появился город-побратим Бейкер-сити из штата Орегон, оттуда прилетели учителя-добровольцы и, как я сейчас понимаю, религиозные фанатики, которых пускали на уроки к третьеклассникам рассказывать о боге и английском языке. В СССР секса не было, а в девяностых его было через край: вспомните жутко пошлые фильмы вроде «Интердевочка» и книги вроде «Записки дряной девчонки». Всё это было очень новое, много и сразу.

Дело не в том, что именно поменялось, и даже не в том, сколько всего поменялось, а в том, что на протяжении почти десяти лет в наших детских жизнях постоянно появлялось что-то неожиданное, доселе неизвестное. В итоге мы, поколение выросших в девяностых, привыкли к новизне, научились адаптироваться и воспринимать незнакомые прежде концепции. Мы научились учиться, а точнее приспосабливаться. Если бы меня попросили охарактеризовать своё постсоветское поколение Y одним словом — это было бы слово «открытость», «open-mindedness», если не по-нашему.

Самый популярный пост в этом блоге озаглавлен «Вы гомофоб, если…». В путинской России внезапно, и я уже не раз упоминал, что сие стало для меня неожиданностью, тема однополых отношений оказалась очень горяча. Теперь её, конечно, побили обыкновенный фашизм и украино-русская война, но в 2010 «гомосеки» были, как я сделал вывод из количества и содержания комментариев — самой главной проблемой России ™.

Скажу от лица нескольких знакомых иммигрантов 30±5 лет, на которых строятся наблюдения, изложенные в этом посте. Когда мы приехали в Новую Зеландию, страну, где проституция легальна, премьер-министр лесбиянка (говорят), гей-парады проводят так же регулярно, как парад сисек — здесь гейская тема уже давно не «тема», а обыденность — мы восприняли такое положение вещей, как данность. «О, геи, прикольно!» — такова была наша реакция, не более. В конце концов это личный выбор взрослых людей как и с кем им жить по обоюдному согласию. Эти моменты не вызывали каких-то особенных вопросов, всякое бывает.

«Всякое бывает» — это то, что мы вынесли из, простите за штамп, лихих девяностых.

Удивительно, но многие выросшие в период путинской «стабильности», русские ребята лет 18-25, имеют кардинальным образом иные взгляды на вещи. Приезжая в западную, прогрессивную по западным меркам Новую Зеландию, русская молодёжь ухитряется сохранить путинское мировоззрение: правды не существует; социального контракта нет и хуй на всех; великая духовность позволяет делать что угодно, если ставить свечку на Пасху; традиционные ценности (wtf?); мочи пидоров, конечно, но лесбиянки это секси; честных людей не бывает, кругом враги, враньё и политота; негры и чурки понаехали и заполонили; Обама чмо, демократия не для России, да и нет никакой демократии; задорновское «ну, тупыыые» тоже взялось откуда-то; из свежего — «крымнаш», конечно.

Родители рассказывали, что в своё время, будучи молодыми выпускниками советских ВУЗов, они выбрали частичную иммиграцию: переехали в Зею, подальше от лживой советской системы, где трудились, ходили в походы, пели песни под гитары с друзьями-туристами, растили и учили нас с братом, почти не касаясь структуры тотального и планового вранья. Необходимость лгать — этого они не приняли.

Переехав буквально месяц назад жить в Новую Зеландию, отец как-то за ужином поделился мыслью, что ощущения от современной России у него, как от СССР в 1980 году — враньё, и нет ему конца. «Война за мир» и прочие оксюмороны вернулись и живее всех живых, как Ленин, который, очевидно жил, жив и будет жить в сердцах, мавзолеях и головах.

Именно врать — себе и окружающим — научилось поколение, выросшее в нулевых, в «стабильной» путинской России. В этой встроенной лживости кроется, как мне кажется, тайна циничного и абсурдного строения современного русского иммигранта: живущего здесь, в Окленде, ругающего здесь, как бы очень-очень искренне любящего далёкое там, однако, по прежнему живущего здесь.

Такие невесёлые соображения. Предупреждая осуждающие комментарии — да, со стороны виднее.

О русскоговорящих иммигрантах, серьёзно

2014-11-02 12.03.55-1

Здесь в Окленде мне скинули в фейсбучный чатик ссылку на доклад с сайта новозеландского Министерства социального развития под названием «Социокультурные и психологические проблемы адаптации русскоязычных иммигрантов в Новую Зеландию», написанный учёными из Университета Виктори в Веллингтоне (Victoria University of Wellington).

Согласно переписи населения 2001 года больше 5600 русскоговорящих (русских, украинцев, белорусов, казахов и пр. выходцев из стран бывшего СССР). Пару лет назад я интереса ради прикинул, что таковых в Новой Зеландии больше 10 000. В 2013 прошла всеобщая перепись населения, и там следующие цифры: 9426. Тадам, сходится!

Если это важно, русских среди них всего лишь 5979, что составляет сильно меньше одного процента от общего населения страны.

Много ли это? Смотря для чего. Для создания руссконовозеландского телеканала, наверное, маловато. Для создания возможности замкнуться на своих: русский врач, русский механик, русская школа — возможно, достаточно. Для поддержку движухи на говнофорумах, бложеках и в фб-группках всяких — может даже многовато. Как бы там ни было, надеюсь, отчёт веллингтонских специалистов поможет разобраться.

Несколько коротких фактов о русских (для других русскоговорящих, пропорции скорее всего те же):

  • $21200 — медианный доход для новозеландских русских старше 15 лет.
  • 95,2% русских людей старше 15 лет имеют среднее образование.
  • 12,2% родились в Новой Зеландии, остальные родились где-то ещё (подавляющее большинство в России или СССР).
  • Бóльшая часть русских живет в Окленде — 61,5%
  • Средний (медианный) возраст русских, что значит половина старше, а другая половина младше — 32,5 года.

Дополню пост фактов о русских иммигрантах цифрами из министерского доклада (имейте в виду, там данные не самые свежие, и выборка не самая большая):

  • 9% русскоязычных не могут говорить по-английски совсем или испытывают серьёзные трудности. Я бы предположил, что этот процент с 2002 года уменьшился, ибо стало проще путешествовать, общаться, приехали молодые.
  • Исследования 2002 года показали, что среди русскоязычных высок уровень депрессии
  • Русские «любят» болеть и лечиться, отчего нагружают систему здравоохранения чаще прочих («utilise health and social services more often»).
  • Плохо приживаются. Этот факт мне было сложно точно перевести: «[…] and fail to adopt the resilience patterns typical of other migrants». Занятно, что к подобным выводам в 1998 году пришли исследователи, сравнившие русских евреев с эфиопскими после их переезда в Израиль. Судя по всему, культурная особенность такая «негибкость».

По поводу последнего пункта напомню, что как-то делился ссылкой на исследования Дэвида Бартрэма (David Bartram) об иммигрантском счастье восточноевропейских народностей в Великобритании. Выводы следующие:

Читать далее О русскоговорящих иммигрантах, серьёзно