100 фактов о Новой Зеландии, часть вторая

Продолжим начатую пару дней назад серию постов «100 фактов о Новой Зеландии». Сегодня постараюсь вспомнить, что в прошлый раз упустил из виду.

Читать далее 100 фактов о Новой Зеландии, часть вторая

Иммиграция в Новую Зеландию: Суперпамятка

Lifts at Turoa Ski Resort at Mt Ruapehu, New Zealand. / Подъёмники на курорте Туроа, гора Руапеху, Новая Зеландия.

Здесь в Окленде кто-то мне недавно писал, что сложно в десятилетнем блоге найти информацию по иммиграции в Новую Зеландию. Я с некоторых пор стал помечать подобные посты тэгом "Памятка", но, как говорят, это недостаточно очевидно. Отчего сегодня я соберу все ссылки на посты по теме в одном большом посте и буду его обновлять по мере сил.

Продолжение поста будет интересно в основном лишь тем, кто планирует, как это сейчас модно, «свалить». Уехать за новой жизнью и новыми впечатлениями.

Читать далее Иммиграция в Новую Зеландию: Суперпамятка

Медицина в Новой Зеландии

Здесь в Окленде я всё никак не заболею настолько, чтобы оказаться в больнице, однако, со временем понасобирал информации на медицинскую тему и, пожалуй, сегодня расскажу, как это тут работает. Особенно хорошо помогли комментарии местных докторов (педиатр-диагност, хирург, нейробиолог, уролог, гинеколог) — отдельное им спасибо в прояснение многих вопросов, касающихся финансирования и внутренних процессов.

В Новой Зеландии высокие налоги и бесплатная медицина. Здесь строили систему, опираясь на опыт Великобритании, Австралии и Канады — по британской модели, короче.

Врачи получают очень много, они вместе с юристами являются по сути отдельной кастой. Причём деньги к ним приходят в первую очередь от государства, а не богатеньких больных. Последних здесь не очень много, чай не Австралия.

Как я упомянул выше, много бюджетных средств вбухивается в оснащение клиник и обучение профессионалов. Врачами хотят стать многие, но отнюдь не все желающие могут доучиться: процесс становления хорошего хирурга со всеми практиками и начальными этапами составляет от десяти до двенадцати лет. Печальная особенность Новой Зеландии такова, что многие специалисты уезжают отсюда в Австралию, где врачей тоже не хватает, и где платят за счёт сырьевой экономики заметно больше. Новости долго обсуждали как-то зарплату радиолога в развивающемся районе Австралии, составившую 1 000 000 NZD в год; кроме этого журналисты как-то прикинули, что визит хирурга в отдалённые регионы Южного острова Новой Зеландии стоит налогоплательщикам 400 NZD в час. Отчасти это передёргивание, конечно: высокий часовой рейт хирурга всё одно дешевле, чем клинику там строить; он говорит лишь о сильной нехватке специалистов.

В общем: врачом быть престижно, врачом стать сложно, врачей не хватает, и оттого с ними носятся. У врачей высокие зарплаты, их отправляют на конференции и курсы повышения квалификации, клиники оснащены по последнему слову техники.

Основная претензия русских иммигрантов — то, что их тут не лечат — прописывают панадол и отпускают домой страдать. Попробую объяснить, почему так получается. Вторая в списке жалоб (это отмечают все, не только русские) — слишком долгое время ожидания в больницах. При этом никто вроде конечностей и внутренних органов не лишился, и уж тем более не помер.

Итак, что касается панадола. Если вы заболели, то прежде чем попасть в кабинет узкоспециализированного врача, вам нужно пройти диагностирование: записаться на приём к любому семейному врачу (General Practitioner). Слово «семейный» применено неспроста: предполагается, что вы пользуетесь услугами одного диагноста (в своём районе или каком-нибудь понтовом, где будет место в списках), который следит не только за вами, но и всей семьёй. Далеко не все врачи берут новых пациентов, поэтому, вам может быть придётся в первый раз обзвонить несколько специалистов.

Приём стоит каких-то условных денег: от 15 NZD в простых районах Окленда, до 100 NZD в районах покруче. Средняя цена за визит: 60 долларов. Эти суммы, стоит понимать, ни в коем случае не прибыль врачей-рвачей, но просто ограничель — чтобы с каждой болячкой не бежали в больничку занимать ценное время врача. Зарплату им платит государство.

Однако, не будем забегать вперёд. Во время встречи вы, конечно, расскажете о своих проблемах, блаблабла, доктор на вас посмотрит глазами доктора Хауса и решит, что делать дальше. Раз вы пришли своим ходом к врачу, вы не в самом плохом состоянии, и доктор видит — организм может справиться самостоятельно. Ему лучше знать.

Так большинство приёмов оканчивается панадолом и леденцами от кашля. Если дела плохи, вас направят в больницу или к спецу. Это будет бесплатно и скорее всего медленно. Торзмознутость является основным минусом новозеландской системы здравоохранения. Напомню в очередной раз, что врачей не хватает, поэтому занимать относительно здоровыми людьми клиники — совершенно неэффективно. Как можно догадаться, не вы клиент доктора, а государство, которое ему платит зарплату.

Сократить время ожидания в очередях можно с помощью медицинской страховки. Например, для меня (муж., 29 лет, не пью, не курю, занимаюсь спортом, детей нет) это выливается в ежемесячные платежи размером 33 NZD. Вполне себе по карману.

Предвосхищая возмущенные возгласы понаехавших, рекомендую принять, как данность: в России (и в Москве тоже), где можно купить диплом медика — медицины нет. По качеству системы здравоохранения Россия находится на 130-ой позиции в списке 190 стран: по соседству с Вануату, Гайаной, Перу, Гондурасом, Буркина-Фасо, Суданом и Ганой. Поэтому, грубо говоря, претензии не принимаются. Если вы привыкли пить дешёвый портвейн, то не смешите официантов, называя Pinot Gris кошачьей мочой, в приличном ресторане.

Новозеландскую систему можно ругать сколько угодно, однако, она сравнима с входящими в «Горячую десятку» и становится лучше год от года. В таблице «государственные расходы на медицину в расчёте на количество жителей» страна длинного белого облака находится рядом с Австралией, Финляндией, Норвегией и Израилем. Для более глубокого понимания очень рекомендую посмотреть фильм Майкла Мура «Sicko». Упомянутая там канадская система очень похожа на то, что мы имеем здесь: техническое оснащение больниц и уровень образования специалистов такой же высокий, только нехватка кадров выше.

Если есть вопросы, задавайте, постараюсь ответить сам или с привлечением знакомых новозеландских врачей.

Как я учился водить и получал права в Новой Зеландии

Здесь в Окленде, городе сравнимом по площади с Москвой, мне довольно долго удавалось, имея автомобиль, не уметь его водить. Всегда находился кто-то, способный и готовый использовать его по назначению и, как побочный эффект, удовлетворять мои транспортные нужды.

Так или иначе, меньше года назад мне (да и не только мне, чего скрывать) надоело такое положение вещей. Планшетный аппарат Toshiba Thrive я продал, оттого в автобусах стало совсем скучно. Пришлось стать водителем-автолюбителем. Сперва нужно было четырёхколёсное средство передвижения в пространстве, экономящее время.

Читать далее Как я учился водить и получал права в Новой Зеландии

Поиск работы за рубежом, не выходя из дома

Здесь в Окленде одним из самых популярных вопросов, которые я нередко получаю в письмах читателей, является: «Можно ли найти работу за рубежом удаленно?»

Иногда он видоизменен и выглядит вот так: «Можно ли найти работу за рубежом, не покидая РФ?» или «Стоит ли вообще пытаться искать работу вне РФ пока ты сам в РФ?». Привязка к России тут не обязательна, пишут из Лондона. Основное, наверное — русский язык и менталитет, которые мешают кандидату в поисках работы.

К сожалению, почти всегда остается неизменным один факт — сопутствующей информации в подобых письмах поступает крайне мало. Я даже как-то писал саркастический пост на эту тему, где собрал все идиотские и не очень вопросы в одном квазипослании, и частично на них ответил.

Запрос «смогу ли я найти работу за границей» — такого вот общего характера — он схож с «есть ли бог» или «кому на Руси жить хорошо». Как вы сами понимаете, сие вопросы риторические, и ответить на них не представляется возможным — именно по причине недостатка этой самой информации о вашей конкретной ситуации.

Тем не менее, найти работу вне РФ, постоянно проживая при этом в РФ, возможно и реально — такие случаи даже не единичны, они встречаются сплошь и рядом, с людьми разных возрастов и в самых разных жизненных ситуаций. И это не всегда означает возможности только для айтишников — я лично знаю представителей множества простых профессий, которые успешно устроились на новом месте. Скорее всего они просто меньше сидят на форумах в «интернетах».

Другой вопрос, что продолжительность и сложность этого процесса зависит от того, какую именно работу вы планируете искать, по какой специальности, в какой сфере, как у вас с английским, какова ваша доступность для потенциального интервью, сможете ли вы уложиться с переездом в разумные сроки и так далее, и тому подобное. Чрезвычайно много нюансов, как можно заметить.

Читать далее Поиск работы за рубежом, не выходя из дома

Какочтото

Здесь в Окленде все русские знают и посмеиваются над названием одного городка в центре Северного острова. Что удивительно, местные жители тоже без особого труда понимают, откуда берётся повод для насмешки. Какахи (Ссылка на Google Maps) — любому ясно, что имечко «попахивает».

Посмеявшись вместе, давайте вспомним относительно недавний материал в русском «Esquire» о товарно-денежных отношения в России. Автор философ Глория Ориджи, сотрудник парижского Национального центра научных исследований (CNRS), основатель портала www.interdisciplines.org, автор книги «Введение в Куайна» и редактор сборника «Text-e: текст в эпоху интернета». Так вот Глория в одном из своих трудом описала тип экономики, в котором люди стремятся не только производить плохой товар, но и покупать его! И назвала его, легко догадаться — «Какономика».

Вкратце это состояние описывается следующим образом: «Я верю, что ты не выполнишь свои обещания в полной мере (наебёшь), потому как хочу быть свободным от того, чтобы выполнять мои и не чувствовать себя из-за этого неудобно (наебу тебя)». «Кακός» — от греческого «дурной».

Странность и интерес ситуации заключается в том, что во всех какономических обменах обе стороны, кажется, ведут двойную игру: есть официальное соглашение, в котором две стороны заявляют о своем намерении проводить обмен на уровне высокого качества, и одновременно молчаливое согласие в том, что скидки на качество не просто допустимы, но и ожидаемы. Это превращается в своего рода молчаливое взаимное попустительство. Таким образом, никто не «паразитирует» за чужой счет: какономика регулируется негласной социальной нормой скидки на качество, взаимным принятием посредственного продукта, который удовлетворяет обе стороны, при условии, что они публично продолжают заявлять об обмене на уровне высокого качества. — подробнее в исходной статье

Наверное, не зря относительно недавно певец-юморист Слепаков разродился песней «Купи говно». Состояние это витает в воздухе.

Сегодня мне снилось, что где-то в заросших полях русской деревни, где оводы и пахнет травой вперемешку с навозом, мы с Сергеем Удальцовым, которого я знать не знаю и в целом считаю товарищем крайне неоднозначным, искали в долгом разговоре слово, которое наиболее полно описывает, сложившуюся в политической системе России ситуацию. Сергей, так и был во сне, каким я вижу его на фотографиях с митингов — с непокрытой бритой головой и в гоповской своей чёрной осенней куртке. Через два часа мытарств по задворкам мы, наконец, пришли к консенсусу. Началась гроза, и я проснулся.

Когда-то давно, глядя извне пузыря с пропутинским телевизором, меня буквально вырубало от абсурдности происходящего. Уже не раз давал ссылку на пост под названием «Информационная голодовка«: с 2010-го года это состояние лишь многократно усилилось, будучи мультиплицированным очередными циклами ротации власти. Даже таксист на грязном Бали, который два слова по-английски связывает с трудом, пошутил, вращая кистью руки, как в русском народном танце: «Putin, Medvedev, Putin, Medvedev, Putin!».

Лишь несколько часов назад вымышленный лысый гопник в куртке сумел расставить всё по местам. То, что происходит в России и официально называется демократией, на самом деле ни что иное, как «какократия» («говнократия», если кому так удобнее). Собралась головоломка.

Социальной нормой считается, что по закону скорее всего не будет, но обе стороны понимают, что нужно лишь сохранить видимость. И предпочитают такую, кхм, в обе стороны эластичную систему заявленным в конституции правам и свободам.

Так получаются, например, свобода слова и собраний. Выходить на митинг можно, но, если захотят, то найдут к чему прицепиться и посадят. И обе стороны об этом знают. Удивительно, что от безысходности, наверное — идут: одни с ленточками, другие с дубинками.

На выборах обе стороны обещают действовать честно: голосовать по совести, честно считать. Камеры вон даже поставили. Однако, теперь, думаю, очевидно, что и те, и другие с самого начала понимают: качество голосов будет низкое (карусели, выслуживание нижних чиновничьих ярусов), и посчитают их как-нибудь. Но в конце мы все назовём президента законно выбранным, а Чурову дадим медаль.

В какократической стране, где власть принадлежит говну, пишутся дурные законы, назначаются (не выбираются, нет) дурные губернаторы, заминаются неугодные дела. Я спрашивал недавно у свежеприехавшего из России человека: поймали тех, кто бил журналиста Кашина; осудили тех, кто убил Магнитского; кто взрывал в метро нашли; кто поезд Мск-Питер взорвал — их поймали; в аэропорту бомба была, с этим разобрались; выследили настоящих убийц Политковской? Нет вроде по всем пунктам. Но, невзирая ни на что — власть и народ верят в ненадежность друг друга и закрывают глаза на взаимовыгодный слабый результат.

Москву, я слышал, скоро переименуют в Нью-Какахи, или это приснилось.

 

Кто едет в Новую Зеландию?

Здесь в Окленде я получил странное письмо, в котором ещё не понаехавший, но остроглазый потенциальный иммигрант озаботился, глядя на количество языков на сайтах образовательных заведений (китайский, индонезийский и прочие) не слишком ли тут много «этих».

Не будем разбираться сегодня, откуда растут ноги у такой заочной ксенофобии. Отмечу лишь, что подобные мысли являются одним из первых симтопов синдрома Моего Народа, не раз упоминавшемся в этом блоге. В озвученных moscowlondon и дополненных мной правилах «Когда не стоит эмигрировать» эта тема была затронута:

Если у вас проблемы с терпимостью
За границей принято иметь своё мнение на любого рода вещи, будь то гомосексуализм или расизм. Людей не переделать и на базовом уровне стая всегда против меньшинства. Однако, в отличие от России, где нетерпимостью бахвалятся, здесь держат своё мнение при себе. Публичным гомофобом, к примеру, быть стыдно. В основном потому, что не принято быть невежливым долбоёбом и ставить по любому поводу незнакомых окружающих тебя людей в неудобное положение.

На этой планете, где о правах человека не только в книжках пишут, отвратительное слово «толерастия» придётся забыть, поскольку здесь его не знают. И ваши личные проблемы в виде любых проявлений нетерпимости малого кого интересуют. Будьте взаимовежливы и никто не напомнит вам, что вы иммигрант.

В поисках ответа на насторожившее меня письмо наткнулся на не самый новый, но весьма показательный документ: «Этническая принадлежность иммигрирующих в Окленд — 2006». Сэкономлю время читателям и вкратце перескажу интересные, на мой взгляд, моменты.

Читать далее Кто едет в Новую Зеландию?

Пятимерные Россия и Новая Зеландия

Здесь в Окленде, общаясь со знакомыми и близкими, я нередко наталкиваюсь на стены непонимания, которые с годами (а уж скоро шесть лет будет, как я не живу в России) всё сложнее обойти. Многие моменты, которые в России кажутся нормой, извне выглядят, как, даже извиняться не буду, полный пиздец.

Не люблю метаться от рассказов бабушек на завалинке до перепостов новостных сайтов и интерпретаций политической «аналитики» любой полярности. Очень давно хотелось найти упрощённую схему, которая бы с некоторой — достаточной лично для меня — степенью правдивости описывала различия в культурах стран. Чтобы можно было на всякие ужасы и глупости отвечать: «Это очевидно, у них же в стране M-фактор зашкаливает». Одним параметром обойтись не получилось, нашлось пять.

В книге об истоках гиперуспеха Outliers: The Story of Success Малколм Глэдуэлл упомянул пятимерную систему голландского социолога Герта Хофстеде. Чтобы разобраться, как лучше настроить процессы в глобальной компании IBM, он в далёких восьмидесятых на основе данных шестидесятых (116 человек прошли тестирование) предложил совокупность показателей, определяющих культурные характеристики различных народов. По мнению Герта эти характеристики позволяют эффективнее управлять подразделениями компании в разных концах света. За тридцать лет список стран и количество опрошенных многократно увеличилось.

Показатели метрик социолога из Нидерландов очень хорошо легли на моё субъективное восприятие реальностей России и Новой Зеландии. В продолжении поста вы найдёте много текста на эту тему. Повторюсь, всё нижеописанное не плохо, и не хорошо, но лишь показывает насколько здесь другая планета.

Читать далее Пятимерные Россия и Новая Зеландия