World Press Photo 2013 в Окленде

PO1-copy
Фото: NEMANJA PANČIĆ

Здесь в Окленде я каждый год хожу посмотреть на призёров, пожалуй, самого известного мирового конкурса фотожурналистов World Press Photo. Каждый раз у входа на выставку стоит табличка: «Осторожно, экспозиция демонстрирует шокирующие фото, которые могут быть болезненно восприняты». И всякий раз на фотографиях лауреатов конкурса: мясо, трупы, слёзы, уродства, смерть, грязь, ужас, боль, страдания — «чернуха», как многие любят обобщать.

В обсуждении выставки на Facebook всплыл вопрос точно такой же вопрос: «[…] неужто это самое примечательное из того, что случилось в мире? Кровь-кишки и спорт?» Резонный вопрос, попробуем разобраться.

Примитивно, своими словами поясню. Фотожурналистика, как мне кажется, балансирует на грани между искусством и ремеслом. Сфотографировать кишки в лаборатории патологоанатома сможет всякий, у кого хватит смелости и батареек в камере — получатся ужасные снимки, работающие лишь на одном уровне: «какой кошмар!» Строка в сводке происшествий «гражданин М. зарубил друга топором, сварил его голову и съел» — лишь констатация факта: фиксирует событие в убегающей ленте новостей, не оставляет эмоций кроме шокового укола. Работы фотожурналистов рассказывают истории. За сухими цифрами статистики стоят живые люди, которые любят, надеются, страдают, живут и умирают.

Искусство — усилить эффект явления с помощью фотографии (фото). Ремесло — оставаться при этом максимально бесстрастным и объективным (журналистика).

Мы живём в очень большом и сложном мире, который в основном ужасен и жесток, и нет в нём сострадания. Радует, что человечество сравнительно уверенно движется по пути гуманизма и становится всё менее животным и людоедским. Сто лет назад сюжет о неравенстве полов можно было снять в любой стране, в любом городе, в любой деревне. Теперь за радикальными проявлениями приходится ехать в дикую Папуа Новая Гвинею или разбомбленный Афганистан. Почему «приходится»?

В чём-то ситуация схожа — надеюсь, русскому читателю так будет понятней — с однополыми браками: чем больше гей-парадов, тем меньше гей-парадов. Чем больше мы знаем о кошмарах этого мира, тем меньше их становится. В основном людям не хочется страдать, в основном они не хотят бедствовать, в основном им нужны чистая вода, медицина и образование. Без обсуждения неприятных явлений не будет подвижек в обществе. Чем сильнее импульс, тем мощнее волна: усиленные художественным мастерством репортажного фотографа события находят отклик у бóльшего количества зрителей, чем сухая статистика «госкомстата».

Из одной детали художник способен создать картину. В одну деталь он может уместить клубок страстей. Отличным примером послужит снимок сербского фотографа Неманья Панчича, которым я озаглавил этот пост.

Что изображено на этом шумном, чёрно-белом, низкокачественном с точки зрения современных мегапикселей и многобитных цветов снимке: фрагмент лица мальчика, отражение деревьев в движущемся авто. Композиция хорошая, но не идеальная. Чёткость низкая, много шумов. Обычная фотография обычного мальчика через боковое стекло — кто таких не делал, правильно?

Добавим слой. Посмотрите на ту же картинку со знанием того, что мальчику четыре года, и у него не всё ладно в семье.

Дальше больше. Обещаю, что к концу этого поста вы взглянете на снимок совершенно по-другому.

Этот мальчуган сирота.

Глубже. Мальчика зовут Милан, и его родители умерли меньше года назад.

Ещё. Мама и папа покончили жизнь самоубийством.

Дальше. Втроём, вместе с мальчиком, они спрыгнули с шестиэтажного дома. Родители не могли больше платить по счетам. Стечение обстоятельств, и общеевропейский финансовый кризис докатился до Сербии.

Больше. После прыжка Милан, невзирая на полученные травмы, выжил. И вот, три месяца спустя, сироту увозят из госпиталя. В тот холодный февральский день Неманья и сделал обычную фотографию, каких много.

Посмотрите ещё раз на смазанную картинку. Чувствуете что-нибудь? Рафинированное мастерство художника — упаковать столько всего человеческого в один снимок, буквально в одну деталь — один детский взгляд.

Я не могу сказать, что безоговорочно верю в правдивость высказывания «Фотография может изменить мир». Вряд ли люди, которые принимают решения — политики, бизнесмены, генералы — сжалятся над страждущими, посетив выставку World Press Photo. Уверен, у такого типа людей очень толстая кожа. Однако, я склонен полагать, что «массовое сознательное» и тяга политиков к популизму способны медленно, но верно, поворачивать колесо прогресса и двигать телегу вперёд, так сказать, к светлому будущему.

Родителей Милана, конечно, уже не спасти. Но может быть взрослые задумаются о несправедливости, горе, неравенстве, тяготах, лишениях и страданиях. О которых так легко забыть в череде относительно благополучных дней.

World Press Photo 2013 будет идти ещё неделю в Окленде. Вход 10 долларов для взрослых, 5 долларов для студентов. Очень рекомендую посетить.

Напоследок: 2012 и 2011 годы: крохотная частица ужасов огромного мира, в котором мы живём.

World Press Photo 2013 в Окленде: 13 комментариев

  1. Наверное в этом и особенность фотожурналистики: эти фотографии работают только в контексте, тогда как художественные фото самодостаточны.

  2. Сходили вчера на выставку. Со страданиями там и вправду перебор. Если мир можно спасти только показывая ужасы, то что-то с этим миром не так. Какой-то баланс всё же должен быть. А выходит 80/20 в пользу боли и смерти. Если любовь и есть, то обязательно со страданиями. Нахуй так жить?

    Жюри представились страдающими гениями, которые искусство могут увидеть только в негативной стороне жизни. И это печально.

    1. Я не понимаю про «перебор». Такие фотографии прислали, такие выбрали. С этим миром всё так, другого нет.
      Многие решают нахуй так жить и не живут — это так то личный выбор каждого.
      Мне кажется, жюри вообще не нужно никем представляться, им ведь не пять лет.

      Stas Kulesh
      Creative @ Sliday.com

      1. Мы не видели всех фотографий. Поэтому не факт, что прислали одну кишкокровищу, посыпанную неизлечимыми болезнями. А мир у всех разный, пропущенный через призму восприятия. И жалко мне в предыдущем комментарии мир жюри.

        Жюри через фильтр пропустили то, что пропустили. И их картина мира говорит о том, что в мире в основном болезни, страдания, угнетения и спорт. Ну и немного животных в клетках, у которых опять же всё плохо.

        1. А мы кто такие, чтобы видеть все фотографии? Есть жюри. «Популярное» на photosight.ru демократично накликивается, но это ж не WPP.

          У тореадора всё хорошо. Который без глаза. У проститутки всё не очень плохо. У пингвинов замечательно! Честно сказать, я не совсем представляю, как так можно воспринимать жюри, состоящее из взрослых опытных людей, как злодейский механизм. Уверен, им было нелегко выбирать.

          1. Мы те, которые говорят, что » Такие фотографии прислали, такие выбрали.». Т.е. получается, что выбирать было не из чего. А этого мы и не знаем.

            Да! 3 с половиной фотографии и то с оговорками. Всё хорошо только у парня с быками, пингвинов и синей птицы. У остальных как-то не ладится. То глаза нет, то всю жизнь проституткой работают и в 30 с хвостом выглядят на 45.

            Я про жюри начал из-за того, что критериев то нету чётких как отбирать. Это не стометровка, где фотофиниш всё расставляет по своим местам. Поэтому жюри всё это дело как-то по своим представлениям оценивают. И вот их представления выливаются в мрак и ужас. Вот к этим представлениям притензии.

            Наверное хотелось какой-то объективности и баланса. А вышло так, что телевизор пришёл в виде фотокарточек: боль, страдания, а на закуску спорт и немного про животных.

          2. «Мы те, которые говорят, что » Такие фотографии прислали, такие выбрали.». Т.е. получается, что выбирать было не из чего. А этого мы и не знаем.»

            Было из чего выбирать, но выбрали эти снимки. Критерии ведь не мы определяем, а жюри.

            Я абсолютно не понимаю нытья по поводу представленной в виде as is выставки. Демократией там и не пахнет, конкурс судится мастерами, не зрителями.

          3. Никакого нытья. Констатация факта, что впечатления после выставки не ок.

          4. Первый раз ходил. И название плохо прочитал. Там же «Press», а значит чернуха. Новости про хорошее почти не делают. В принципе понятно почему.

          5. Фотография — это не просто снимок, не просто фотокарточка, это отражение того, как и что фотограф видит. Ребенок на снимке — не просто ребенок, это целый сюжет. Это — вещи полностью субъективные, нет смысла искать объективность в фотографии. Вы же не полагаете, я надеюсь, что, например, женская красота, изображенная античным скульптором в статуе Афродиты, объективна?

          6. Да я же не про конкретный снимок. Я про подборку. Если вы зайдёте в храм, а там все античные статуи совокупляются, то вы подумаете, что архитектор как-то криво воспринимает действительность. Это в том случае, если вы надеялись найти объективное отражение мира в этом храме. А если не хотели, то просто вот такой культ совокупление.

            Моя ошибка как раз была в том, что я почему-то полагал, что на всемирной выставке должна быть объективная реальность. Но там оказалось отражение новостного фона в фотографиях, о чём можно было догадаться из названия мероприятия=)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *